реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

ВЛИЯНИЕ СТЕРЕОТИПНОСТИ МЫШЛЕНИЯ НА ВОСПРИЯТИЕ МАТЕРИАЛОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

В психологии пропаганды или, как ее называют на Западе, психологии массовых коммуникаций, особое место занимает понятие "социальная установка". По существу, с психологической точки зрения, все процессы морально-психологического воздействия имеют целью изменение тех или иных социальных установок. Для этого автор материала психологического воздействия использует определенный набор психологических приемов, которые создают логический контекст восприятия, т.е. такой контекст, по которому аудитория (объект воздействия) оценивает утверждения автора с точки зрения их логической обоснованности. Однако на практике оказывается, что несмотря на безупречную логику изложения, люди порой воспринимают материалы не совсем так, как рассчитывал автор. Это дает основание предположить, что существуют какие-то другие факторы, влияющие на восприятие материала аудиторией. Комплекс этих факторов составляет психологический контекст восприятия. Среди этих факторов особое место занимают стереотипы сознания, которые являются разновидностью социальной установки.

Как известно, социальная установка составляет тот основной компонент сознания, который регулирует наше поведение по отношению к чему-либо или кому-либо, т.е. является нашей предрасположенностью определенным образом воспринимать обстоятельства и соответственно реагировать на них. Это то, что обычно принято называть взглядами, убеждениями, позицией и т.д. Любая социальная установка содержит три обязательных элемента: знание о ком-то или о чем-то, эмоционально-оценочное отношение к объекту установки и готовность действовать определенным образом в соответствии с двумя предыдущими элементами1. В силу того, что социальные установки обладают тенденцией к устойчивости, консервативности и сопротивляемости любым изменениям, они часто превращаются в стереотипы, т.е. такие установки, в которых один из элементов - знание - устарел или носит неполный характер и, таким образом, перестал адекватно отражать изменившиеся обстоятельства.

Сам процесс образования стереотипов в определенной степени предопределен естественными механизмами и свойствами человеческого восприятия. Любой индивид постоянно находится под воздействием колоссального количества раздражителей, которые, достигнув мозга, сортируются там по категориям, прежде чем отложиться в памяти. В любой момент раздражители воспринимаются нами соответственно тем категориям образов, которые постепенно устанавливаются после рождения. При этом более простые и привычные сигналы распознаются автоматически. Однако в других случаях, когда информация нова, неполна или неоднозначна, мозг действует путем гипотез, проверяя их одну за другой и принимая ту, которая нам кажется наиболее правдоподобной и приемлемой в соответствии с имеющимся жизненным опытом2. Это свойство восприятия в психологической науке называется константностью, т.е. способностью человека стабильно воспринимать известные ему формы, цвета, размеры независимо от ракурса или освещенности. Кроме этого, мы воспринимаем мир не только как постоянный и неизменный, но и организованный, т.е. как систему определенных относительно стабильных взаимосвязей, организованных так, как мы привыкли их воспринимать.

Так как система социальных установок человека выступает регулятором всей его жизнедеятельности, определяет специфику его потребностей, мотивы и цели поступков, то эти свойства восприятия представляются естественными и необходимыми. Они обеспечивают надежность ориентации человека в жизни, последовательность и целеустремленность его поведения и поступков. Однако, если происходят изменения социальных условий, требующие пересмотра привычных способов видения мира, то эти свойства восприятия и мышления приводят к образованию стереотипов, т.е. застывших форм и образов окружающей действительности.

Знание этих свойств человеческого восприятия, учет стереотипов, выявленных у объекта психологического воздействия, позволяет повысить эффективность информационно-пропагандистских материалов. Остановимся на некоторых практических выводах. Константность восприятия способствует стабильному отношению аудитории к определенным источникам информации, а также формированию стереотипов. Например, у военнослужащих противника присутствует стереотип в отношении источников пропагандистского воздействия, старательно привитый им всей системой военной подготовки и воспитания. В угрожаемый период или в ситуации, когда боевые действия ведутся успешно, противник будет уже изначально относиться предвзято ко всему, что будет сказано "врагом". Учитывая крайнюю устойчивость стереотипов, видимо, имеет смысл использовать в этих условиях в основном методы "черной" пропаганды, либо воздействовать через так называемых референтных лиц, т.е. признанных авторитетов, пользующихся доверием у этой аудитории.

В гештальт-психологии существует так называемое "правило фигуры и фона". Суть его заключается в том, что любой образ или предмет воспринимается на определенном фоне. Это правило в какой-то степени применимо и к информации. При этом обычно говорят о расстановке акцентов, что означает выделение каких-то моментов, к которым автор желает привлечь внимание аудитории. Однако на практике часто оказывается так, что объект воспринимает совсем не ту "фигуру". Это свойство "обратимости" информационно-пропагандистских материалов связано с тем, что социальные установки и стереотипы аудитории определяют направленность ее восприятия. Примером могут служить листовки, издаваемые органами спецпропаганды в начале Великой Отечественной войны. Содержавшиеся в них оскорбления в адрес руководителей Германии и лидеров нацистской партии входили в противоречия со сформировавшимися в сознании немецких военнослужащих стереотипами, т.е. становились "фигурой", а все остальное содержание листовки уже воспринималось как "фон".

Как показывают исследования, человек в потоке самой различной и противоречивой информации вовсе не выбирает именно ту информацию, которая могла бы привести его к рациональному или оптимальному решению проблем. Напротив, в данной ситуации он старается усвоить в первую очередь ту информацию, которая подтверждает его привычные представления и изначальные установки и стереотипы. Если же его привычные стереотипы сознания и поведения и прежние установки входят в противоречие с поступившей информацией, то в сознании человека возникает так называемый когнитивный диссонанс3. В подобной ситуации психологического дискомфорта каждый старается уменьшить это нарушение гармонии, чтобы избавиться от связанного с ним состояния напряженности. С этой целью объект воздействия либо игнорирует информацию, сеющую сомнения, либо преграждает ей доступ, например, отдавая предпочтение информации противоположного толка, но не идущей вразрез с сформировавшимися установками и стереотипами.

Все эти причины лишают практического эффекта "диссонирующую" пропаганду, вызывающую внутренний конфликт в сознании объекта воздействия: ее не будут воспринимать, ей не будут доверять, ее будут избегать, она будет отброшена. Поэтому в этих условиях необходимо действовать ненавязчиво, стараясь воздействовать на аудиторию через признанных лидеров мнений и избегая прямого столкновения с установками и стереотипами объекта. При этом успех такого воздействия будет обеспечен при наличии следующих благоприятных факторов: источник информации, вызывающей диссонанс в сознании объекта психологического воздействия, внушает ему доверие; у объекта воздействия возникло чувство страха и предчувствие риска, что резко снижает критичность мышления и повышает внушаемость; диссонанс возник в благоприятное время, т.е. незадолго до или немного после момента принятия объектом решения, что позволяет задействовать механизм стихийного поведения.

Как уже отмечалось выше, человек привыкает видеть мир в системе нерушимых взаимосвязей. Если сложная система действительности оказывается нарушенной, как это имеет место на войне, человек теряет привычные ориентиры, и его деятельность может быть частично или даже полностью нарушена. В психологической науке часто используется понятие фрустрации, т.е. психологического состояния, которое возникает вследствие реальной или воображаемой помехи, препятствующей достижению цели4. Фрустрация проявляется в ощущении гнетущего напряжения, тревоги, отчаяния, гнева. Наиболее частыми защитными реакциями при фрустрации являются: уход от трудных и тем более неразрешимых ситуаций, изменение отношения к поставленной цели, ее обесценивание, пассивность, чувство апатии и безразличия, фиксация бездумных, стереотипных форм поведения. Поэтому вся система военной подготовки, особенно в подразделениях сил специального назначения, которые предназначены для действий в экстремальных условиях, направлена на формирование у военнослужащих автоматизма в поведении и определенных стереотипных реакций на внешние раздражители.

Все это требует учета в ходе подготовки материалов психологического воздействия и организации психологических операций. С одной стороны, целесообразно усиливать чувство отчаяния находящихся в состоянии фрустрации военнослужащих противника. С другой стороны, - усиливать действие, тех установок и стереотипов поведения, которые соответствовали бы цели психологического воздействия и способствовали бы дальнейшему обесцениванию старой цели. Например, решение боевой задачи военнослужащими противника связано с возросшим риском гибели. При этом определенная часть военнослужащих находится в состоянии фрустрации. Поэтому материалы психологического воздействия должны стимулировать действие инстинкта самосохранения, используя имеющиеся у объекта стереотипы и установки: необходимость вернуться домой живыми, здоровыми и дееспособными; право на неповиновение преступному приказу; возможность сдачи в плен как единственный способ избежать бессмысленной смерти после выполнения до конца солдатского долга и т.п.

Благодатной почвой для формирования стереотипов и предрассудков являются представления людей о чертах национального характера разных народов. Исследованию этой проблемы уделял большое внимание американский социолог Л.Снайдер, который считал, что "стереотипы - это очень преувеличенные варианты того, в чем может быть зерно истины"5. В качестве примера он приводил следующие национально-психологические стереотипы: "все турки - послушны", "все немцы - воинственны", "все французы - пылки и прагматичны, все англичане - вежливы, все испанцы - горды и имеют чувство собственного достоинства" и т.д. Особый интерес представляет знание подобных стереотипов сознания объекта психологического воздействия с точки зрения их прикладного использования в информационно-пропагандистских материалах.

Например, у немцев сохраняются стереотипные представления-предрассудки в отношении представителей отдельных этнических общностей на территории Германии. В частности, как проживающие на юге земли Баден-Вюртемберг швабы, так и жители северо-западной части земли Нижняя Саксония фризы часто становятся объектами насмешек, персонажами анекдотов. Их считают тугодумами, глуповатыми и зловредными людьми. У немцев существует много стереотипов и предрассудков и в отношении других народов. Так, полякам они приписывают вороватость и отсутствие всякой способности к организации труда, что нашло отражение в таких пословицах и выражениях как "Kaum gestohlen, schon Polen". ("Если украли, значит - поляки"), или "польское хозяйство" как характеристика полной неразберихи и неорганизованности6.

Подобные стереотипы, характерные для многих народов, обычно небезуспешно используются в материалах морально-психологического воздействия на противостоящую коалицию войск противника.

В психологии пропаганды иногда говорят о "первичной" и "вторичной" реальности. Под первой подразумевают те знания, представления и стереотипы людей, которые они получают из собственного жизненного опыта. "Вторичная реальность" формируется из сведений, получаемых из средств массовой информации и других источников. Когда дело касается явлений, событий, происходящих далеко от места, где они находятся и, таким образом, не имеют возможности с ними сталкиваться, "вторичная реальность" оказывается для людей единственной. Так, в частности, формируются национально-психологические стереотипы и предрассудки. Но наступает момент, когда люди имеют возможность сравнить "первичную" и "вторичную" реальности. Например, в ходе боевых действий.

Выше уже шла речь о так называемом когнитивном диссонансе. Столкнувшись с несоответствием его прежних установок и стереотипов реальному положению дел, человек обычно старается утвердиться в своих старых взглядах и представлениях. Однако, в это же время начинает действовать и такой важнейший механизм человеческого восприятия как активность. Он находит проявление в том, что человек склонен самостоятельно приходить к выводам на основе анализа имеющихся в его распоряжении фактов, а не пассивно принимать уже готовые истины (безусловно, в данном случае речь идет, в первую очередь, о людях с определенным уровнем интеллектуального развития, образования и культуры). Поэтому в ходе психологического воздействия на поле боя нередко используются обстоятельства когнитивного диссонанса, т.е. воздействия на объект материалами, не содержащими готовые выводы и призывы, а подводящими к необходимым заключениям определенной компоновкой фактов и аргументов и аккуратной расстановкой акцентов. Для успеха воздействия в условиях когнитивного диссонанса требуется наличие ряда благоприятных факторов (авторитетного источника, ощущения страха у объекта воздействия, оптимального выбора объекта воздействия).

Наряду со стереотипами сознания и поведения, существуют и неразрывно связанные с ними языковые стереотипы. Язык не только является средством выражения мысли, но и сам оказывает влияние на мышление и сознание. То есть можно предположить, что стереотипизация языка может способствовать стереопизации мысли. Поэтому очень важно чувствовать границы оправданного применения стереотипов языка - стандартов и клише. Есть стандартные формулы языка, например, удачные и точные выражения, ставшие метафорическими, которые облегчают процесс общения, не теряя при этом своего смыслового значения. Однако, неумеренное по количеству и частоте и не связанное с контекстом материала использование определенных языковых формул превращает их в нейтральные штампы. В частности, исследования подтвердили, что языковые штампы порождают негативную реакцию к информации в целом. Более того, был выявлен еще один аспект негативной роли штампов. Оказалось, что их наличие в одном из материалов в серии сообщений, например в радиопрограмме, создает негативную установку на восприятие всего потока информации от данного источника7. Интерес вызывает и тот факт, что и после перевода штампов на другие языки, который осуществляется обычно в форме "калькирования", они не только сохраняют свое отрицательное влияние на восприятие информации, но и в ряде случаев превращаются в бессмыслицу.

Таким образом, стереотипы являются неотъемлемым компонентом сознания и отражают естественные механизмы человеческого восприятия и мышления. В то же время, формирование стереотипов зачастую происходит на подсознательном уровне, особенно, если речь идет об относительно простых знаниях и незыблемо установленных истинах. При этом они являются своеобразным способом "экономии мышления". Однако, в ходе восприятия и понимания сложных процессов и явлений стереотипы начинают играть отрицательную роль и становятся своеобразным "фильтром" воспринимаемой информации. Поэтому изучение стереотипов сознания объекта психологического воздействия и механизмов влияния стереотипного мышления на восприятие информационно-пропагандистских материалов является одним из важнейших элементов повышения их эффективности и достижения целей самого воздействия.

 

УКАЗАТЕЛЬ ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Рощин С. Психология и журналистика. - М., 1989. -С. 14.
  2. Сабуров А. Психология: Курс лекций. - Киев, 1996. -С. 56.
  3. Дейян А. Реклама. - М., 1993. - С. 24.
  4. Краткий психологический словарь. - М., 1985. - С. 381.
  5. Гнатенко П. Национальный характер: мифы и реальность. - Киев, 1984. - С. 37.
  6. Polen und Deutsche: Perspektiven einer Nachbarschaft. - Ein Forum des Schleswig Holsteinischen Landtages. - Lubeck, 1994. - S.49.
  7. Рощин С. Психология и журналистика. - М., 1989. -С. 41.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru