реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
уход за растениями - озеленение - фитодизайн
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard  iptv
рекламодателям  фирмы/add  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Сектанство в россии: проблема актуальна, ее решение сложно (Профессор ГНЦ социальной и судебной психиатрии им.В.П. Сербского Ф.Кондратьев)

Проникновение на российское культурно-религиозное поле чужеродных, а нередко авантюрно-мафиозных структур, действующих под камуфляжем религиозных образований, уже покалечило судьбы многих тысяч наших сограждан. Этим вызваны попытки на государственном уровне найти способы, препятствующие такому проникновению, и способы оказания помощи попавшим в беду.
Не останавливаясь здесь на причинах быстрого распространения неорелигиозных образований в нашей стране и конкретно наносимом ими вреде (это, по существу, другая тема) необходимо посоветоваться с общественностью относительно тех мер, которые мы предлагаем в качестве неотложных для решения неожиданно возникшей актуальной социальной проблемы, а именно проблемы реабилитации (т.е. восстановления психологических сил и способностей приспособиться к нормальной жизни) у сограждан, попавших под влияние тоталитарных религиозных сект и подвергшихся глубокой психологической обработке.
Проблема реабилитация лиц, попавших под влияние тоталитарных религиозных сект и подвергшихся глубокой психологической обработкой, является актуальной не только для Российской Федерации, но и ряда Западных стран, Японии и Южной Кореи, где она проявилась на несколько лет раньше. В этих странах существуют специальные реабилитационные центры, проводятся межрегиональные семинары по обмену опытом. В РФ такой систематизированной и организационной работы, несмотря на ее актуальность, не проводится.
Отдельные выступления психиатров (в том числе и наши) на международных конференциях, на страницах научных изданий и в широкой печати (в частности, в газете "Сегодня") относительно причин распространения и характера деятельности в России тоталитарных сект не может восполнить информационный дефицит. Личная инициатива отдельных врачей и психологов по существу остается личной и не имеет организационной структуры, методической основы работы и какой-либо материальной поддержки.
Для эффективной реадаптационной работы прежде всего необходима предварительная дифференцирование контингента лиц, оказавшихся под влиянием тоталитарных сект и других неорелигиозных образований. Анализ показал, что этот контингент должен быть подразделен на три группы, требующие разного подхода, разного правового обеспечения и разных средств воздействия.
Первую (наименьшую) группу составляют лица, сумевшие самостоятельно или с помощью родственников выйти из секты. Как правило, это люди с глубоко травмированной в результате пребывания в секте психикой (с психопатологией, по меньшей мере, невротического уровня), которые, с одной стороны, осознают пагубное влияние секты, но с другой - не могут полностью преодолеть ее влияние и приспособиться к жизни в прежней социальной среде. Последнее обстоятельство, особенно при активности сектантов вернуть "блудного сына" в свое лоно, содержит большой риск этого возвращения и требует безотлагательных психокоррекционных и реабилитационных мер.
Вторую группу (по некоторым данным исчисляемой сотнями тысяч человек) представляют лица, полностью находящиеся под влиянием сект, порвавшие прежние социальные связи, изменившие место жительства и крайне отрицательно относящиеся к попыткам вернуть их к прежнему образу жизни. При этом такие попытки со стороны родственников или общественности крайне агрессивно встречаются активистами сект.
Третья группа - группа риска быть завербованным в тоталитарные секты (именно из нее вербовались оказавшиеся во второй группе). Эту группу охватывают лица декомпенсированные изменением стереотипа социальной жизни, не нашедшие в ней своего удовлетворяющего места, одинокие и надломленные индивидуальными психотравмирующими обстоятельствами, некоторые типы психопатических личностей, а также перенесшие социально-стрессовые травмы (в первую очередь бывшие участники афганской войны и других локальных боевых действий, беженцы). Значительную часть составляет молодежь, внутренне протестующая против меркантилизации современного общества и при этом не имеющая сформировавшихся ценностно-смысловых ориентиров своей жизни.
Первая из отмеченных групп нуждается в оказании психотерапевтической (нередко и медикаментозной), а также реадаптационной помощи. Для этого должна быть широко распространена информация о том, что такая помощь возможна. Должны быть известны адреса, куда можно и следует обращаться за помощью, должна быть обеспечена возможность получить совет, консультацию, разрядить в срочных случаях психологический стресс, что возможно осуществлять с помощью системы типа "телефона доверия" . Но главное, для этого должны быть созданы соответствующие (вне стен психиатрических учреждений) Центры психолого-психиатрической помощи с деликатно подобранным названием, желательно с религиозным оттенком. В этих центрах должен быть специально подготовленный персонал, ознакомленный как с позитивным, так и с негативным (во избежание многих уже имевшихся ошибок) опытом аналогичных зарубежных учреждений. Ряд специфических причин быстрого распространения тоталитарных сект в России, психологических особенностей постсоветского человека, своеобразия общественного менталитета и конкретных условий внутрироссийской жизни требуют специальной аналитической работы для выработки более адекватных возможностей оказания как оперативной, так и пролонгированной помощи. Необходимы разработки и издания соответствующих руководств для такой работы в таких центрах, а также брошюры-памятки для родственников бывших сектантов. Желательно проводить реадаптационную работу в контакте с официально зарегистрированными конфессиями, но не под их эгидой, учитывая отрицательное отношение к ним, сформировавшемся за время пребывания в секте. Целесообразна организация сообщества бывших сектантов для взаимной поддержки, снятия психотравмирующего чувства одиночества и никому ненужности, поскольку (как представляется по аналогии с групповой работой с бывшими алкоголиками и наркоманами) это повысит эффективность реадаптации.
Вторая из выделенных групп более сложна для оказания необходимой помощи. Здесь могут быть юридические коллизии между правом отдельного человека на свободу совести (утвержденным "Всеобщей деклараций прав человека" и исходящими от нее нормативами) и аргументами запрета деятельности секты, если таковые имеются.
Как показывает знакомство с некоторыми официально зарегистрированными сектами, они по своей сущности эзотеричны - истинная суть секты, цели и характер ее деятельности, скрываются полностью или камуфлируются под "религиозное" таинство от "простых смертных" или только что вовлеченных в секту.
Так, все новые "конфессиональные" образования первоначально декларируют общечеловеческие позитивные ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Уже одни названия тоталитарных сект носят завлекающий характер, например: "Международный фонд помощи и дружбы", "Христиане мира за единство и социальные действия", "Международный фонд образования", "Фонд Новой Святой Руси" и т.п. Уставы новых "конфессий" также выглядят благопристойно. Например, "Богородичный Центр" основными своими задачами определил "возрождение лучших традиций благочестия, основанных на Священном писании и свидетельствах о явлениях Божьей Матери в 20 веке, благотворительная и просветительская, в том числе издательская деятельность". Пока выясняется истинная сущность сект люди в них идут именно в надежде получить предлагаемую им перспективу обрести смысл жизни, познать истину, уйти от одиночества, получить другие необходимые им духовные ценности. Эта перспектива обеспечивает податливость психологической обработки со стороны сектантов и уходу под их полное влияние.
Вместе с тем, имеющиеся данные показывают, что декларируемые цели и практическая деятельность сект имеют явные расхождения, что, кстати, является причиной нередких изменений в названиях сект, когда начинает проглядывать их подлинная сущность.
В связи с этим необходима поэтапная и индивидуальная работа по изучению конкретной деятельности каждой отдельной секты путем непосредственного инспектирования. Данная работа не может быть осуществлена без соответствующего правового (законодательного) обеспечения.
Возможность инициирования и проведения такой инспекционной работы должна быть закреплена в "Законе о свободе вероисповеданий". Выявление подлинной сущности и деятельности сект должно осуществляться специальными юридически правомочными комплексными комиссиями во главе с представителем соответствующего государственного ведомства и с участием юристов, социологов, педагогов, психологов, психиатров, врачей других профилей. В случаях выявления фактов противоправной деятельности у конкретно проверенной тоталитарной секты, она должна быть снята с регистрации.
В реальной деятельности тоталитарных сект могут быть найдены факты нанесения вреда здоровью людей (поэтому в качестве экспертов могут привлекаться врачи психиатры и врачи других специальностей), факты вовлечения в секты детей и подростков несовершеннолетнего возраста, действия, направленные на нарушение общественной безопасности, порядка и морали, нарушений основных прав и свободы других лиц, а также навязывающие нетерпимость к иным религиозным учениям и т.д.
Основанием отнесения перечисленного к противоправным действиям могут быть положения "Всеобщей декларации прав человека", "Международного пакта о гражданских и политических правах", "Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений" "Закона о свободе вероисповеданий", "Декларации прав ребенка", "Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод", УК РСФСР (ст. 143'), Конституции РФ, а также ряда пунктов других документов о правах человека.
Среди перечисленных пунктов члены инспекционной комиссии могут выявлять нарушения, соответствующие их профессиональной квалификации. Так, психиатры в ряде случаев у завербованных в секты могут установить как факты нанесения вреда здоровью развитие невротических состояний, психогенных декомпенсаций и таких новых психических качеств, которые в Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10) квалифицированы как "Зависимое расстройство личности".
Обосновать последнее положение можно по аналогии с формированием наркомании. Если исходно вербуемый не знал, не предполагал, что он станет "зависимой личностью", а вербующие это знали и этого добивались, то, видимо, можно говорить о заведомом причинении вреда здоровью в виде формирования "зависимого расстройства личности". Схожесть механизма образования такой зависимости с наркотической в том, что в последних случаях до появления наркотической зависимости приобщение к наркотику также исходит из "доброжелательных" целей, и лишь затем представитель наркобизнеса меркантильно эксплуатирует эту развившуюся зависимость.
Создание упомянутых инспекционных комиссий, конкретизация прав и порядка их работы должно найти отражение в федеральном Законе "О свободе вероисповеданий". В этом же Законе должны быть предусмотрены активные меры по пресечению официально незарегистрированных новых "конфессиональных" образований, если в их деятельности имеются перечисленные противоправные действия. Важно при этом отметить возможность и необходимость дифференцирования действительно религиозных по своей сути движений (что должно анализироваться в рамках Закона о свободе вероисповеданий) и тех образований, которые преследуют свои экономические и другие нерелигиозные цели, маскируясь под новую конфессию. В связи с этим должны быть разработаны и утверждены соответствующие критерии, отвечающие международным стандартам.
Таким образом, должны быть четко отработаны показания, по которым возможно юридическое ограничение или даже запрещение тоталитарных сект, а также "технология" этого запрета, которая должна заканчиваться в спорных случаях через решение суда, как это имело место в отношении "Аум Синрике".
В случаях юридического запрета той или иной секты встает не менее сложный вопрос о судьбе их членов. Должен проводиться учет бывших членов с тем, чтобы после закрытия секты они не оказались вне активной помощи, не ушли в подполье, не стали искать новых путей возвращения в сектантство. На этом этапе такая работа перекликается с подходами к лицам из первой выделенной группы, однако она должна быть более углубленной и настойчивой с целью формирования критического отношения к своему уходу в секту и преодоления отрицательной позиции к ее закрытию.
Выделенная группа риска нуждается в самых широких профилактических мероприятиях, начиная с социально-политических и кончая духовно-педагогических. Эти мероприятия должны проводиться на макро- и микросоциальном уровне.
Без формирования национальной идеи, объединяющей российское сообщество, без заполнения духовной опустошенности позитивным содержанием, без обеспечения человека смыслом своего человеческого существования, без преодоления чувства одиночества и никому ненужности будут оставаться питательные корни старых и новых квазирелигиозных образований. Ликвидация этих корней - дело государственной политики, которая может использовать традиционные национальные, культурные, религиозные духовные ценности и приостановить активное проникновение всего чуждого этой традиционности. Такой работе должны активно содействовать все, кто формирует общественный менталитет и, в первую очередь, средства массовой информации. Медики, в частности, психиатры, могут дать фактический материал, показывающий пагубные последствия психологической обработки в тоталитарных сектах.
Наряду с общеидеологическими мероприятиями должно быть уделено особое внимание организации межличностных отношений конкретных групп сограждан. Необходимо активно культивировать разнообразные формы микросоциальных сообщества - "групп общения". Без непосредственного общения на основе любых просоциальных интересов и форм деятельности, включая и общины официальных конфессий, межличностная разобщенность, невозможность быть выслушанным и найти взаимопонимание образует тот духовный вакуум, который с готовностью заполнят любые квазирелигиозные образования.
Изложенное свидетельствует, что рассматриваемая проблема носит комплексный характер и требует скоординированных действий разных специалистов (включая психиатров и психологов). На уровне государственных властных структур требуется координация деятельности законодательных, правоохранительных и судебных органов, а также органов исполнительной власти с привлечением таких федеральных ведомств как Минюст, Миннац, МВД, МИД, Минздравмедпром, Минобразования и др. Более конкретные формы взаимодействия специалистов и государственных властных структур в рамках каждого из трех выделенных выше направлений могут быть выработаны только после того, как будут получены и обобщены предложения соответствующих государственных органов.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2020, security2001@mail.ru