реклама
ОНЛАЙН АПТЕКА НИЗКИХ ЦЕН
цены ниже розничных точек. доставка по украине

    Проектирование и Согласование любых объектов в Киеве    
Антилопа

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Полиграф как специальное техническое средство для негласного получения информации

Проверка на полиграфе (в научной и юридической литературе используется также наименование специальное психофизиологическое исследование (СПФИ) с применением полиграфа или опрос с применением полиграфа) - процедура добровольная и осуществляется, естественно, гласно и с ведома проверяемого лица. Оператор полиграфа инструктирует конкретного человека, как следует себя вести в ходе этой процедуры, укрепляет на его теле датчики, задает определенным образом сформулированные и сгруппированные вопросы и на основе зарегистрированных полиграфом реакций на эти вопросы приходит к суждению о сокрытии (или отсутствии сокрытия) информации проверяемым, его причастности или непричастности к интересующим событиям*. СПФИ с применением полиграфа появились в нашей стране достаточно давно, хотя в средствах массовой информации об этом не сообщалось.

Впервые информация о проверках на полиграфе появилась в печати зимой 1991 г., когда по инициативе Генеральной прокуратуры этот прибор был применен в деле об убийстве Александра Меня. Проверка показала, что подследственный не совершал убийства, и позднее он был оправдан. В последующие годы проверки на полиграфе, являясь весьма эффективным методом оперативно-розыскной деятельности, все активнее применяются различными правоохранительными органами и спецслужбами страны.

С начала 90-х годов отечественные коммерческие фирмы начинают производить первые компьютерные полиграфы. Постепенно проверки на полиграфе внедряются в сферу частного предпринимательства. Расширение использования полиграфа на территории России государственными органами, коммерческими банками, частными корпорациями и т.п. - процесс закономерный и неизбежный. Федеральные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (например, МВД, ФСБ и др.), используют полиграф на основе ведомственных подзаконных актов, регламентирующих сферу и порядок проверок с помощью этого прибора.

В то же время в сфере частного предпринимательства производство, сбыт полиграфов и оказание услуг с помощью этих приборов происходят практически в полном правовом вакууме. Такое положение едва ли можно считать нормальным, и проблема правового регулирования различных аспектов создания и, особенно, использования полиграфов является весьма актуальной. В процессе проводимой с помощью прибора проверки оператор полиграфа, являясь получателем вероятностной информации о возможной причастности проверяемого лица к устанавливаемому событию, либо к тому или иному "фактору риска", не является конечным пользователем добытой информации. Оператор полиграфа лишь выполняет социальный заказ инициатора проводимой проверки и реального пользователя полученной информации - федерального ведомства (при выполнении оперативно-розыскных действий) либо юридического или физического лица (при выполнении проверок работающего или нанимаемого на работу в частную фирму персонала). Регистрируя физиологические реакции человека в ходе СПФИ открыто и гласно, оператор полиграфа приходит к суждению о наличии (отсутствии) скрываемой информации у проверяемого, но не уведомляет последнего об этом. Что именно, когда и в каком объеме сообщать проверяемому лицу о результатах выполненного СПФИ - решает конечный пользователь - инициатор проверки.

Так, действующая в МВД "Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан" (п. 5.2) указывает, что проверенный в ходе СПФИ человек "...может быть ознакомлен с результатами проведенного опроса. Ознакомление осуществляет Инициатор". Налоговая полиция России в аналогичной ведомственной инструкции (п. 5.11) устанавливает, что "вопрос о возможности ознакомления опрошенного лица с результатами целевого СПФИ определяется представителем Инициатора в каждом конкретном случае индивидуально и по согласованию" с оператором полиграфа. Подобная правовая норма закреплена также в соответствующей ведомственной инструкции ФСБ, одобренной Министерством юстиции России.

Из сказанного становится ясно, что, будучи гласным по форме, опрос с применением полиграфа ведет к негласному получению информации от конкретного лица. Поэтому, в силу указанных выше путей использования результатов проверок с помощью этого прибора, специализированные полиграфы, предназначенные для осуществления психофизиологического метода "детекции лжи", отнесены к СТСдля негласного получения информации.

Вместе с тем, учитывая специфическую "гласно-негласную" особенность метода проверок на полиграфе, с одной стороны, и растущее его применение в сфере частного предпринимательства, с другой, бесспорно следует признать, что и этот метод, и специализированные приборы, с помощью которых он реализуется, относятся к классу так называемых "технологий двойного назначения". Прикладное применение проверок на полиграфе - особенно в сфере частного предпринимательства - требует надежной правовой основы: отсутствие правового регулирования или его несовершенство, как показывает опыт США, неизбежно ведет к нарушению прав человека.

Уроки зарубежного опыта

Крупнейшим пользователем полиграфа в коммерческих целях являются США. К середине 80-х годов в стране в интересах бизнеса осуществлялось уже более 1,5 миллионов различного рода проверок с помощью полиграфа.

Однако, наряду с массовым использованием полиграфа в интересах коммерческой безопасности, общественные и профсоюзные организации объявляли использование этого метода "нарушением прав человека". Следует признать, что подобные заявления имели под собой основания. В ряде штатов (например, в штате Нью-Йорк) не существовало никаких законов, регламентирующих применение полиграфа. Это приводило к тому, что некоторые "лихие умельцы" проводили по несколько десятков 10-15-минутных сеансов ежедневно, полностью профанируя процедуру проверки. Такие скоропалительные "исследования", с одной стороны, и желание предпринимателей сэкономить деньги на всесторонней кадровой работе, подменив ее проверками на полиграфе, с другой, вели к тому, что большое число людей, прошедших через полиграф, получило необоснованный отказ в работе и жаловалось в суды на работодателей.

Американская ассоциация операторов полиграфа (ААОП) была озабочена тем, что некоторые операторы, равно как и работодатели, подрывают репутацию метода и злоупотребляют испытаниями на полиграфе, задавая вопросы, не связанные с сутью проверки, что справедливо расценивается, как вмешательство в частную жизнь. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению президента ААОП Л.Мэрси, могло быть принятие единого федерального закона, в котором оговорены правила использования полиграфа и строгий контроль за его соблюдением.

Первым шагом на пути решения этой проблемы явилось принятие в 1985 г. закона, предоставившего министерству обороны США широкие полномочия на применение полиграфа для проверки более четырех миллионов военных и гражданских служащих этого ведомства, имеющих доступ к секретной информации. Вторым шагом стало принятие в 1988 г. "Закона о защите служащих от полиграфа" (The Employee Polygraph Protection Act" - EPPA), который положил конец многолетним дебатам в конгрессе по вопросу применения полиграфа во внегосударственной сфере. Закон EPPA внес существенные ограничения на использование полиграфа в сфере бизнеса, четко определив отрасли частного предпринимательства и перечень ситуаций, где такие проверки разрешены. Опыт США в области проверок на полиграфе наглядно демонстрирует роль и необходимость надежной правовой основы прикладного применения данного метода. В настоящее время эта проблема становится актуальной и для России.

Специальные технические средства для негласного получения информации: начало легитимного использования

Основы правового регулирования СТС для негласного получения информации заложил Федеральный закон "06 оперативно-розыскной деятельности". Согласно закону (ст.6, ч.6), "запрещается... использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами". Законом установлено (ст.6, ч.7), что "разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи, ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежит лицензированию в порядке, установленном Правительством Российской Федерации".

Хорошо известно, что правовая норма начинает "работать" только тогда, когда она учитывает требования реальной жизни и опирается на механизм ее исполнения. К сожалению, упомянутая выше статья закона, вступив в действие, сразу же "забуксовала": несмотря на запрет "всем не уполномоченным", десятки фирм по всей территории России практически бесконтрольно торговали аппаратурой для негласного получения информации отечественного и зарубежного производства, спрос на которую - в силу криминализации отечественного предпринимательства - постоянно возрастал. Проблема СТС для негласного получения информации носит комплексный характер и затрагивает вопросы их производства (или ввоза), сбыта (или вывоза) и использования. Усиливая ограничительную функцию ст. 6, ч.7 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности", законодатель с 1 января 1997 г. установил уголовную ответственность за "незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации" (УК РФ, ст. 138, ч.3).

Выполняя постановление Правительства РФ № 770, ФСБ России разработала "Инструкцию по организации и проведению специальной экспертизы при лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности" и "Порядок регистрации и учета специальных технических средств" рассматриваемой категории. Оба эти документа вступили в силу и будут опубликованы в прессе. В соответствии с "Инструкцией..." (п.1.4) "лицензии на указанные в Положении о лицензировании виды деятельности выдаются на основании результатов специальной экспертизы", которая (п. 1.5) "включает в себя проведение комплекса проверочных мероприятий в отношении неуполномоченных лиц, деятельность которых связана или будет связана со специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, на наличие условий, которые могут служить основанием для выдачи или отказа в выдаче лицензии".

Специальная экспертиза представляет собой обширный комплекс взаимосвязанных мероприятий. Согласно "Инструкции ...", в него, среди прочего, входит проверка (п.2.2, 4.1): "...б) сведений о профессиональной подготовке специалистов, которые осуществляют или будут осуществлять заявленные виды деятельности, связанной со специальными техническими средствами...: в) характеристик заявляемых специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации...". При проведении специальной экспертизы (п.2.1) "органы лицензирования могут привлекать квалифицированных специалистов, деятельность которых связана по роду работы со специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации", либо (п.2.2, ч.2) "могут подвергать дополнительной (научно-технической) экспертизе (сертификации) на базе экспертных лабораторий специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, несанкционированное использование которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации или ее гражданам". Очевидно, что СТС для негласного получения информации должны строго учитываться.

Вместе с тем, "организации с учетом специфики своей деятельности могут разрабатывать отдельный порядок регистрации и учета СТС при условии согласования его с органами лицензирования" ("Порядок регистрации...", п.26), а "органы лицензирования имеют право осуществлять периодическую проверку фактического наличия" СТС у неуполномоченных лиц ("Инструкция...", п.4.2). Оставим на время в стороне проблему СТС для негласного получения информации в целом и обратим внимание лишь на частный ее аспект - проверки на полиграфе. Что же несут Закон "Об оперативно-розыскной деятельности", постановление Правительства РФ №770 и другие упомянутые выше документы отечественным и зарубежным производителям и продавцам полиграфов, а также пользователям психофизиологического метода детекции лжи?

Полиграф в России: правила "игры" для квалифицированных "игроков"

Из перечисленных документов следует, что, во-первых, покупателями и пользователями полиграфов в России на настоящий момент могут быть только федеральные ведомства - субъекты оперативно-розыскной деятельности: МВД, ФСНП, ФСБ, СВР и др. Во-вторых, коммерческие фирмы, связанные с производством, ввозом в страну, продажей (перепродажей) или вывозом за ее пределы полиграфов, обязаны иметь лицензию Федерального центра ФСБ России по лицензированию и защите государственной тайны или соответствующего территориального органа безопасности.

Означает ли это, что использование полиграфа в интересах коммерческой безопасности прекращено ? По-видимому, нет.

По нашему мнению, внедрение полиграфа в сферу обеспечения безопасности частного предпринимательства - явление нормальное и закономерное. Крупные банки, корпорации, посреднические агентства по найму персонала реально нуждаются в его использовании, и этот процесс едва ли можно остановить. Введение жесткого запрета на применение полиграфа в интересах бизнеса (как, впрочем, и ряда других СТС для негласного получения информации) не даст ничего кроме того, что этот вид услуг уйдет в подполье со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. С другой стороны, исключение полиграфа из перечня СТС, подпадающих под Закон "Об оперативно-розыскной деятельности", неизбежно приведет к волюнтаризму в использовании этого прибора и нарушению прав человека, на исправление которых, как показал опыт конгресса США, могут уйти десятилетия.

При создании правового государства, в отличие от постройки многоэтажного дома, к сожалению, не удается использовать "крупнопанельное строительство": процесс идет медленно, и не каждый из "кирпичей" поступает вовремя и нужного качества. Это в полной мере относится к проблеме полиграфа, где появление правовых актов отстает от требований времени: Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" и другие правовые акты, создав условия для жесткого контроля за производством, ввозом и продажей этих приборов, оставили без какой-либо регламентации два важнейших аспекта - использование проверок на полиграфе лицами, уже владеющими этими приборами, и установление квалификационного статуса специалистов, осуществляющих такие проверки.

Единственный выход из создавшегося положения - скорейшая разработка соответствующих правовых норм, устанавливающих четкие критерии и перечень СТС "двойного назначения", а также принципы их использования вне сферы оперативно-розыскной деятельности. Пока перечисленные выше вопросы находятся в стадии разработки и согласования, Федеральный центр ФСБ России по лицензированию и защите государственной тайны в соответствии с требованиями Указа Президента Российской Федерации от 9 января 1996 г. (См. Системы безопасности, 1996 г., №1) будет осуществлять учет находящихся в настоящее время на территории России полиграфов и их квалифицированного применения для целей "детекции лжи". Такая мера, по нашему мнению, не только положит начало формированию правового пространства для прикладного применения полиграфа в сфере частного предпринимательства, но и создаст "квалификационный барьер" перед самозванными "специалистами" по проверкам на полиграфе, число которых в России неуклонно растет.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2017, security2001@mail.ru