реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Глобальное сверхобщество и Россия (А.А. Зиновьев)

Глава Первая.

РУССКАЯ ТРАГЕДИЯ.

Нет надобности в очередной раз напоминать, в каком состоянии оказалась Россия и русский народ в результате того перелома в их истории, который произошел после 1985 года. Это теперь общеизвестно во всем мире. Но до сих пор остается в тени, игнорируется и даже отвергается тот факт, что это состояние не просто сложилось в результате стечения исторических обстоятельств, а было заранее спланировано определенными силами Запада и искусственно навязано России и русскому народу, - что оно есть проявление величайшей в истории человечества социальной трагедии. Я здесь хочу рассмотреть это состояние именно в его трагедийном аспекте. Я хочу сделать это вовсе не потому, что рассчитываю остановить ход русской истории к трагическому финалу, - такой ход истории не остановишь словами, тут нужны огромные усилия миллионов людей, жестокая борьба, самопожертвование. Я говорю об этом по долгу русского человека, который видит трагический исход русской истории и считает преступным для себя молчать об этом.


ПЛАНИРУЕМАЯ И УПРАВЛЯЕМАЯ ИСТОРИЯ.

Конкретные исторические процессы всегда суть смесь двух типов процессов: 1) стихийного, т.е. непланируемого и неуправляемого; 2) сознательно-волевого, т.е. планируемого и управляемого. Их пропорции и роли колеблются в определенных пределах. Доминирование второго типа ведет к тому, что процесс в целом становится по преимуществу планируемым (проектируемым) и управляемым, хотя какие-то его компоненты остаются непланируемыми и неуправляемыми.

При научном описании упомянутых типов процессов требуются различные системы понятий и утверждений методологии науки. Стихийные (естественноисторические) процессы описываются в понятиях и утверждениях диалектики. Для научного описания сознательно-волевых процессов требуется другой методологический аппарат. Тут требуется знать, что такое социальные планы (проекты), как и почему они возникают, как реализуются, что такое социальное управление людьми, какими средства и по каким правилам оно осуществляется. Это не отрицает диалектику, это есть другая ориентация внимания при исследовании социальных объектов.

Все известные теории социальной эволюции исходили из явного или неявного взгляда на эволюцию человечества как на стихийный, непланируемый, неподконтрольный воле и сознанию людей, естественноисторический процесс. Этот взгляд сложился тогда, когда люди слишком мало знали о закономерностях своей собственной жизни и имели слишком мало средств оказывать заметное влияние на ее эволюцию и тем более контролировать ее. Силы человечества были еще не настолько велики, чтобы допустить самую мысль о возможности сознательного управления ходом истории. Человечество было раздроблено на огромное число враждующих объединений, и мысль о мировом единстве выглядела неосуществимой утопией. Существовали регионы с высокой степенью автономности эволюции и даже эволюционно независимые регионы.

Но во второй половине нашего века ситуация на планете изменилась настолько радикально, что взгляд на эволюцию человечества как на стихийный (естественноисторический) процесс стал выглядеть как анахронизм. Человечество вступило в эпоху, когда эволюция его стала происходить в значительной степени не по своему капризу, не стихийно. Сознательный, планомерный и преднамеренный элемент в ней приобрел такую силу, что стал доминирующим во всем комплексе факторов эволюции. Теперь в эволюционный процесс стали вовлекаться такие гигантские массы людей и ресурсы, что субъективные факторы эволюции человечества приобрели качественно новое значение сравнительно с недавним прошлым. Неизмеримо возросла степень запланированности, изученности и осознанности социальных явлений и поведения людей, возросла степень контроля за ходом процессов и степень следования планам. Неимоверно усилились средства манипулирования массами людей, средства коммуникации и средства решения проблем большого масштаба. Возникли бесчисленные проблемы, которые в принципе не могут быть решены без участия огромных интеллектуальных сил и материальных средств. Степень непредвиденности и неожиданности исторических событий резко сократилась сравнительно со степенью предсказуемости и запланированности. Все это в совокупности породило новое качество в самом характере (в типе) эволюции человечества.

Исторический процесс, определивший судьбу России и русского народа в конце двадцатого столетия, содержал в себе черты процесса естественноисторического (стихийного, незапланированного и неуправляемого), но был по преимуществу процессом сознательно-волевым, проектируемым и управляемым. К числу понятий, характеризующих этот процесс, относится понятие социальной трагедии.


СОЦИАЛЬНАЯ ТРАГЕДИЯ.

Слово "трагедия", как и вся прочая терминология сферы социальных объектов, является многосмысленным и плохо обработанным в качестве научного понятия. В общеразговорном языке оно употребляется обычно для обозначения событий, в которых происходит гибель людей и их объединений. Но не любую гибель такого рода называют трагедией. Если, например, в сражении в войне погибают солдаты, слово "трагедия" тут выглядит неуместным. Чтобы оценить ту или иную гибель людей как трагедию, требуется еще указать переживание ими или какими-то другими людьми этой гибели именно как трагедии. И переживание это должно быть настолько сильным, чтобы перед ним поблекли прочие переживания.

В античном словоупотреблении слово "трагедия" имело более узкий и даже несколько смещенный сравнительно с интуитивным употреблением смысл. В частности оно предполагало предопределенность гибели тех или иных людей. Предопределяли эту гибель некие высшие силы - боги или неопределенная судьба. Они избирали жертву трагедии, заранее выносили ей смертный приговор, мотивируя его некоей виной избранной жертвы. Трагедия в этом смысле считалась предсказуемой. Предсказывали ее оракулы, пророки и боги. А порою это было ясно самим жертвам с самого начала, и они поступали как обреченные на гибель.

Я здесь буду употреблять слово "трагедия" как социологическое понятие, осуществив экспликацию (уточнение и выявление) некоторого интуитивного его употребления. Оно будет близко к античному смыслу, но будет совпадать с ним полностью. Такая экспликация совершенно необходима, если мы хотим понять по существу, что произошло с нашей страной и нашим народом к концу 20 века и что их ожидает в наступающем веке.

Трагедия в социологическом смысле (скажем - социальная трагедия) включает в себя следующие основные компоненты: 1) жертву; 2) судью; 3) палача. Все эти компоненты суть люди как социальные существа или объединения людей, рассматриваемые как целое, - все они суть социальные субъекты. Возможно совпадение каких-то двух и даже всех трех компонентов в одном субъекте, - субъект осуждает сам себя или даже наказывает сам себя. Это - логически вырожденные случаи. Но и в них происходит удвоение и даже утроение одного субъекта, - он выступает в различных ролях, так что все три компонента так или иначе присутствуют.

Судья социальной трагедии не есть причина исторических событий, являющихся компонентом данной ситуации как трагедии. Он есть именно судья. Его историческая роль состоит в том, чтобы выбрать определенный социальный субъект в качестве жертвы трагедии, оценить какие-то поступки избранной жертвы как преступные (с точки зрения судьи!), т.е. установить вину жертвы, вынести приговор и найти исполнителя, т.е. палача.

Понятие вины я здесь употребляю также как социологическое, а не моральное и юридическое (хотя оценка упомянутых поступков с моральной и юридической точки зрения не исключается). Оценка поступков социального субъекта как вины предполагает, помимо судьи, также того, в отношении кого жертва трагедии осуждается как виновная. Если при этом два или все три субъекта (виновный, судья и только что упомянутый третий субъект) совмещаются в одном, имеет место удвоение и утроение одного субъекта того же типа, как и упомянутое выше. В социальной трагедии, повторяю, судья выносит приговор жертве. Палач приводит в исполнение приговор судьи. Судья считает свой приговор оправданным теми или иными соображениями, - моральными, юридическими, гуманности, справедливости и т.п. Палач в оправдании не нуждается. Признание жертвой вины не требуется, - ее не спрашивают об этом. Если жертва сама кается, она выступает лишь в роли помощника судьи и палача, - и такое случается в конкретной истории.

В трагедийной ситуации судья располагает силами, превосходящими силы жертвы. Он рассчитывает на то, что уцелеет в борьбе с жертвой, отделается ничтожными потерями, не пострадает совсем или даже выгадает. Если задуманная расправа с жертвой не удается, ситуация не становится трагедией.

Классическим примером трагедийной ситуации в рассматриваемом смысле может служить ситуация с Сербией, которую мы можем наблюдать сейчас. Жертва трагедии - Сербия и сербы как народ. Судья - хозяева западного мира, точнее говоря - глобальное сверхобщество, сложившееся как своего рода "надстройка" над национальными государствами Запада. Этот судья усмотрел вину Сербии в некоем преступлении против албанцев в Косово. Палачом в операции по наказанию Сербии являются вооруженные силы США и НАТО. Наказание было спланировано заранее. Мировое общественное мнение обрабатывалось с помощью грандиозных средств массовой дезинформации, чтобы оправдать нападение на Сербию. Агрессия в отношении Сербии имеет целью ликвидацию Сербии как суверенного общества и разрушение сербского народа в качестве суверенного человеческого объединения, лишение его именно качеств народа, т.е. убийство его. Еще грандиознее трагедия России и русского народа.


РУССКАЯ ТРАГЕДИЯ.

Жертвой русской трагедии является Россия и русский народ как целостные социальные объединения. Подчеркиваю: именно как нечто единое целое. Гибель армии не есть гибель каждого солдата по отдельности. Гибель народа не есть гибель каждого человека, принадлежащего к народу. Народ как целое может быть разрушен даже без больших потерь в численности. Гибель страны не обязательно есть уничтожение всего того, что было на ее территории.

Говоря о русском народе, я имею в виду этнически русских и всех тех людей, которые сами идентифицируют себя как русских и разделяют судьбу русского народа. Слово "судьба" употребляется в широком смысле, как слово общеразговорного языка, и в узком смысле, как социологическое понятие. Во втором смысле оно относится не к любому событию в жизни социального субъекта, а к его жизни в целом, которая завершается определенным концом. В этом смысле мы говорим о судьбе Римской империи, династии Романовых, советского коммунизма. Советского Союза, Наполеона, Сталина, Гитлера и т.п. Те, кто разделяет судьбу русского народа, переживает ее как свою.

То, что стало происходить в России начиная с 1985 года, есть растянувшаяся во времени гибель России как целостного социального организма и гибель русского народа, проявившаяся в его деградации и вымирании. Не все люди на планете переживают эту гибель как трагедию. Для большинства людей это просто событие где-то в чужой стране, для многих это желанное и радостное явление, в особенности для тех, кто заранее планировал эту гибель и активно участвовал в осуществлении этого плана, а также для тех, кто так или иначе выгадал от краха Советского Союз и советского коммунизма и от гибели русского народа. Лишь некоторая часть людей искренне переживает это как трагедию. К их числу принадлежат те русские люди, которые испытали на себе, наблюдали в своем окружении и осознали тот факт, что происходит именно гибель народа, к которому они принадлежат и судьбу которого переживают как личную гибель. Далеко не все русские таковы. Не исключено, что такие вообще в меньшинстве, а прочие либо рады этому, либо вообще не переживают это событие в том аспекте, в каком некоторые переживают его как трагедию.

Русская трагедия обладает чертами трагедии в античном смысле. Фактор предопределенности ее необычайно силен. О неизбежности ее предупреждали отдельные провидцы. Чувство неотвратимости гибели русского народа уже овладело многими его представителями. Утверждения, будто этого можно было избежать, логически недоказуемы, а эмпирически ложны. Они скорее служат запоздалым раскаянием, самооправданием и самоутешением. Утверждения, будто Россия и не такое видала, будто Россия была и в худшем положении, да выжила, будто Россия возродится и вновь станет великой державой, относятся к той же категории, а чаще - к ничему не обязывающей демагогии. Они не имеют действенной силы. Неумолимая и жестокая истина состоит в том, что ничего подобного в истории русского народа не было. Народ гибнет только один раз в своей исторической жизни, как и рождается лишь один раз.

Хотя все народы бывшего Советского Союза оказались в тяжелом положении в результате переворота, произхошедшего после 1985 года, но лишь для русского народа это положение оказалось социальной трагедией. Почему именно для него? Чтобы ответить на этот вопрос, надо установить, кто является судьей в русской трагедии и в чем, с точки зрения этого судьи заключается вина России и русского народа.


СУДЬЯ В РУССКОЙ ТРАГЕДИИ.

Роль судьи в русской трагедии играют хозяева западного мира, организационно объединившиеся в Глобальное Сверхобщество. Я уже упоминал о нем. Поясню конкретнее, что это такое.

Современный Запад не есть всего лишь сумма стран США, Англии, Германии, Франции и других им подобных западных "национальных государств". Это есть социальное образование более сложное и более высокого уровня организации. Оно включает в себя в качестве основы и структурных компонентов "национальные государства" западного мира, но не сводятся к ним. Оно является молодым с исторической точки зрения и начало складываться после Второй Мировой войны и еще находится в стадии формирования. Оно не есть нечто идиллически гармоничное целое. Формирование его происходит в острой борьбе. Внутри его имеют место конфликты и дезинтеграционные тенденции. Но это - обычное явление в любых больших объединениях людей. Существенно тут то, что интеграционный процесс доминирует, и "национальные государства" все более и более утрачивают автономию и суверенитет.

Процесс интеграции западных стран, единое социальное объединение происходит как "вертикальное" структурирование самих этих стран и всего западного мира в целом. Заключается это структурирование в том, что возникают бесчисленные и разнообразные организации, учреждения и предприятия общезападного (наднационального) характера. Их уже сейчас: насчитываются десятки (если не сотни) тысяч. Они не принадлежат ни к какой отдельной стране. Они возвышаются над ними, в их деятельность уже сейчас вовлечены многие миллионы людей. Они организуются и функционируют по социальным законам (правилам), отличным от тех, по каким организуются и функционируют компоненты привычных (традиционных) "национальных государств" Запада. Из них уже сложилось своего рода общество второго уровня, или сверхобщество, возвышающееся как "надстройка" над обычными обществами и фактически подчиняющая последние в основных аспектах их жизнедеятельности. Это сверхобщество, используя средства западных обществ ("национальных государств"), фактически контролирует более пятидесяти процентов всех мировых ресурсов (по некоторым данным - более семидесяти процентов). Оно опутало своими щупальцами всю планету. Так что в отношении него вполне уместно выражение "Глобальное сверхобщество".

Это глобальное сверхобщество фактически правит человечеством в наше время, а не какая-то небольшая кучка богатеев. Это сверхобщество включает в себя, конечно, денежный механизм западного мира, использует его как средство управления Западом и прочим человечеством. Но для управления одним Западом, в котором живет до миллиарда человек, этого мало. А для удержания под своим контролем около пяти миллиардов прочего человечества - тем более. Нужны мощные вооруженые силы, политический аппарат, секретные службы, средства массовой информации. Нужно иметь возможность распоряжаться ресурсами "национальных государств" Запада, принуждая к этому систему власти и управления их.

В этом аспекте все западные страны, включая США являются ареной деятельности этого глобального монстра. Верхушка его находится в США. Последние суть главная резиденция этого "мирового правительства", поставщик мировых вооруженных полицейских сил, место расположения "штабов" для управления различными рычагами мировой власти, кузница командных, карательных и идеологических кадров и исполнителей воли хозяев планеты.

Глобальное Сверхобщество уже включает в себя многие десятки миллионов людей. Оно имеет сложную структуру, которая еще не оформилась достаточно отчетливо и еще не изучена научно. Оно не подчиняется правителям отдельных стран Запада. Наоборот, последние так или иначе зависят от него. Оно распоряжается такими огромными ресурсами, какими не располагает все прочее человечество. Правители этого Глобального Сверхобщества, формирование которого началось после Второй Мировой войны и стали историческим судьей России и русского народа, - присвоили себе роль судьи в русской трагедии. Поскольку они вовлекли в свою деятельность десятки и даже сотни миллионов людей западного мира, одобривших и поддержавших их в намерении наказать русских за приписанную ими русским некую вину перед человечеством, то их тоже можно включать в объединение западных людей. Которое мы называем судьей в русской трагедии.


ИСТОРИЧЕСКАЯ ВИНА РУССКИХ.

В чем заключается вина России и русского народа и перед кем, разумеется, - вина, с точки зрения судьи русской трагедии? Она заключается в той роли, которую Россия и русский народ сыграли в истории человечества в результате Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года, причем - в этой роли, поскольку она коснулась интересов западного мира. Хотя эту роль сыграл Советский Союз и множество населявших его народов, весь мир ассоциировал ее именно с Россией и русскими, поскольку Россия была основной частью советского Союза, а русские - основной частью советского населения. Именно благодаря им социалистическая (коммунистическая) революция оказалась успешной, а социалистьический (коммунистический) социальный строй продержался 70 лет.

Рассматриваемая историческая роль России и русского анрода воспринималась и переживалась западным миром и его хозяевами во многих аспектах. Назову основные их них. Во-первых, Россия осуществила прорыв в мировом эволюционном процессе, открыв новое направление социальной эволюции, качественно отличное от западного. На этом пути Россия добилась колоссальных успехов. Она нашла решение самых фундаментальных социальных проблем, в принципе неразрешимых в рамках западного пути. Она стала реальным коммунистическим конкурентом западному варианту эволюции человечества. Во-вторых, опыт коммунистической России стал заразительным образцом для многочисленных народов планеты. А в результате победы над Германией в войне 1941-1945 годов Советский Союз навязал свой социальный строй странам Восточной Европы и колоссально усилил свое влияние в мире. Коммунизм стал стремительно распространяться по планете. Соответственно стали сокращаться возможности Запада в отношении колонизации планеты в своих интересах. Над Западом вообще нависла угроза быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели. В-третьих, Советский Союз стал превращаться во вторую Сверхдержаву планеты с огромным и все растущим военным потенциалом. Угроза военного разгрома Запада и победы мирового коммунизма стала выглядеть вполне реально. Западные люди не один десяток лет жили в страхе перед Советским Союзом (перед "русскими"!). В-четвертых, в самих странах западного мира под влиянием советского ("русского") коммунизма усиливалась тенденция к усвоению целого ряда черт коммунизма. Отмечу, наконец, тот факт, что Советский Союз (Россия в первую очередь) за поразительно короткое с исторической точки зрения время развил колоссальный интеллектуальный и творческий потенциал, который напугал Запад не меньше, чем потенциал военный. Именно под угрозой крепнувшего советского (русского) коммунизма происходила консолидация западного мира и формирование Глобального Сверхобщества в рассмотренном выше смысле. Это происходило в ходе Холодной войны западного мира, возглавлявшегося США, против советского блока, возглавлявшегося Советским Союзом. Западная идеология и пропаганда в течение почти полувека создавали и вбивали в головы западных людей образ Советского Союза как "империи зла", советского периода русской истории как "черного провала", советского (коммунистического) социального строя как преступного. Идея преступности коммунизма вообще (и русского коммунизма в первую очередь) и необходимости разрушения его во имя спасения западного мира и западных ценностей стала основной идеей западной идеологии и пропаганды, а также руководящей идеей всех мировых сил, организованных хозяевами западного мира (в конечном счете - Глобальным Сверхобществом) на борьбу против якобы преступного, якобы виновного во всех грехах против человечества русского коммунизма, т.е. против России и русского народа как носителей этой "заразы". Были разработаны дальнейшие планы разрушения именно России и русского народа. Как судья русской трагедии, так и палач, приводивший его приговор в исполнение, фактически не отделяли социальный строй России от его носителя. Ведь и бомбы, разрушающие Сербию и на словах направленные против Милошевича и его режима, разрушают Сербию как суверенную страну вместе с сербским народом.

Судьба России и русского народа была спроектирована деятелями Глобального Сверхобщества после Второй Мировой войны. Назову этот проект антирусским.


АНТИРУССКИЙ ПРОЕКТ.

Антирусский проект был выработан не сразу. Он конкретизировался и коррегировался по мере хода Холодной войны. Сначала он включал только проблему будущего (для тех лет) Советского Союза. Решение ее осуществилось в три этапа. Первый этап - сдерживать активность и влияние Советского Союза в мире, ограничивать его глобальные претензии. Второй этап - дезинтегрировать советский блок и изолировать Советский Союз. И третий этап - дезинтегрировать Советский Союз. Затем проект охватил социальный строй стран советской зоны влияния - коммунизм. И тут можно было видеть такие этапы. Первый - ликвидировать коммунизм в странах бывшего советского блока. Второй - ликвидировать коммунизм в странах бывшего Советского Союза. Наконец, произошло выделение проблем России в особый проект. Тут были намечены три этапа. Первый - разрушив коммунизм в России, навязать ей социальный строй западного образца. Второй - атомизировать Россию.

Cуть атомизации в том, чтобы, сохраняя Россию пока (подчеркиваю: пока это целесообразно!) как формально единую страну, осуществить дезинтеграцию российского общества в различных измерениях, а именно - способствовать автономии регионов и усиления сепаратистских тенденций в них, раскалывать население на различные этнические группы, слои, классы и т.д., создавать многочисленные враждебные друг другу партии и общественные организации, газеты, журналы и т.п., способствовать связям регионов со странами вне России, минуя центральную власть. Эти и другие явления суть формы распада социального организма.

И третий этап - разделить проблемы России и проблемы русского народа. В чем тут дело? До сих пор речь шла о территории России, населенной каким-то населением. Теперь же речь пошла о судьбе этнически русского населения. При этом русские рассматриваются фактически как прирожденные (биологические, генетические) носители коммунистической "заразы". В этом отношении хозяева Глобального Сверхобщества являются продолжателями дела Гитлера, но на более мощной основе современной науки и в замаскированной под демократию форме. Впрочем, наступившую эпоху можно считать не только посткоммунистической, но и постдемократической. А что касается достижений науки - на их основе уже процветает мракобесие, пред которым бледнеет мракобесие средневековья.

В антирусском проекте, в свою очередь, можно выделить три этапа. Первый - низвести русских на уровень народов третьестепенных, отсталых, неспособных на самостоятельное существование в качестве суверенного народа. Второй этап - направить русский народ на путь биологической деградации и вымирания, вплоть до исчезновения его в качестве этнически значимого явления. Планируется его сокращения до пятидесяти и даже тридцати миллионов, а затем - и того менее. Разработан богатый арсенал средств для этого. Разрушение даже примитивной системы гигиены и медицинского обслуживания. Сокращение рождаемости. Стимулирование детских заболеваний, алкоголизма, наркомании, проституции, гомосексуализма, сектантства, преступности . Планируется "сжатие" русских в сравнительно небольшом пространстве европейской России. Возможно даже введение закона пропорционального распределения территорий в зависимости от числа людей. Тогда на "законных" основаниях русских просто сгонят в резервации, как индейцев в Северной Америке. Идея таких планов - довести русских до такого состояния, чтобы они не смогли удерживать занимаемую ими территорию, которая стала величайшим соблазном для западного мира. Планируется также замещение русских примитивными (с точки зрения планирующих) народами, способными жить в климатически трудных условиях и имеющими заниженные жизненные претензии сравнительно с русскими, а также растворение русских в среде других народов. Планируется заселение русских городов представителями нерусских народов, противопоставление одних национальностей русских другим, выделение и денационализация русской элиты, колонизация русских районов представителями западных народов. Предполагается использование русских в будущей войне с Китаем, при этом предполагается пожертвовать как минимум тридцатью миллионами русских.

Когда говоришь обо всем этом, часто приходится слышать в порядке возражения, будто все это - вздор, так как западные люди - цивилизованные. Вспоминаю, как в начале войны с Германией многие советские люди думали, что немцы - цивилизованные люди, и что бояться их якобы не нужно. А эти "цивилизованные" западные люди побили все рекорды бесчеловечности. Современные западные люди способны на еще большую бесчеловечность. Они доказали это во Вьетнаме, Ираке и Сербии.

О третьем этапе антирусского проекта я скажу ниже.


ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРА.

Антирусский проект не остался лишь замыслом и желанием. Он осуществлялся, - приговор России и русскому народу приводился в исполнение. Причем, по мере осуществления проекта, происходило его усиление, - аппетит, как говорится, приходит во время еды. Основную часть проекта можно считать существенной: разрушен советский блок, разрушен Советский Союз, разрушен советский коммунизм, России навязан социальный строй, какой хотели хозяева западного мира, Россия направлена на путь деградации и превращения в зону колонизации для Запада.

Кто приводил и приводит (ибо процесс гибели жертвы русской трагедии еще не завершился) в исполнение смертный приговор России и русским? Во-первых, все те люди, учреждения и организации Запада, которые так или иначе были вовлечены в Холодную войну. Во-вторых, "пятая колонна" Запада в Советском Союзе, включавшая агентов западных шпионских организаций, советских людей, ставших агентами западных секретных служб, диссидентов, националистов, эмигрантов и т.п. В-третьих, предателей из высшего партийного и государственного аппарата, морально разложившихся представителей власти и привилегированных слоев общества. В-четвертых, фрондирующую интеллигенцию. В-пятых, разросшуюся и сросшуюся с властью и привилегированными слоями криминальную часть населения страны. В-шестых, массы советских людей, оболваненных западной антисоветской и антикоммунистической пропагандой и ставших оплотом и ударной силой контрреволюционного переворота. Западная армия "холодной войны" умело организовывала все эти категории советских людей на разгром советского социального строя и, как следствие, распад всех основ жизни России и русского народа. Тут мы видим случай, о котором я в общей форме говорил выше, - когда сама жертва трагедии становится помощником и исполнителем воли своего палача. И исторический процесс принимает форму социального самоубийства народа, спланированного и спровоцированного внешним убийцей.

Отмечу, наконец, десятки и даже сотни тысяч людей западного мира и подвластных ему регионов планеты, занятых делом фальсификации русской истории и вычеркиванием русских из памяти человечества.

Исполнение исторического приговора в отношении России и русского народа растянулось на много лет. Оно еще на завершилось. А решающим событием этого исторического процесса явился контрреволюционный переворот начала 90-х годов двадцатого столетия, - русская контрреволюция.


ЗАВЕРШЕНИЕ РУССКОЙ ТРАГЕДИИ.

Она еще не завершилась. Успешно осуществляется второй этап антирусского проекта. Впереди предстоит третий этап, пожалуй, самый страшный: он касается присутствия русских в истории человечества. Сущность этой части проекта - постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов исключить из памяти человечества все следы пребывания их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на земле не было. Это вычеркивание русских из истории уже практически делается. Причем, делается педантично, планомерно, со стопроцентной уверенностью в том, что это делается на благо человечества. Такая фальсификация истории не раз делалась в прошлом. А с современными средствами это - заурядная проблема.

Надо различать два типа фальсификации истории. Первый - непроизвольная, рутинная и подетальная фальсификация, обусловленная самими средствами познания и описания исторических событий, т.е. средствами исторической памяти человечества. Второй - преднамеренная, экстраординарная и комплексная фальсификация, обусловленная причинами сугубо социального порядка.

Рассмотрим сначала первую. Оставим в стороне дописьменный (дознаковый) период. Тогда средства памяти были мизерными, потому были мизерными и средства фальсификации того, что помнилось. Обратимся к письменному периоду. Вы все прекрасно знаете, что мы фиксируем события истории в языке. А слово изреченное есть ложь, как гласит старинная мудрость. Нельзя объять необъятное. Мы вынуждены извлекать из необъятной истории мизерные крохи и привносить что-то от себя, чтобы организовать их в целое, - сочинять связные тексты.

Современная информационно-интеллектуальная техника принципиально не меняет положение. Введем некие исторические "атомы" - минимальные исторические события, нерасчленяемые на более мелкие события. Можно подсчитать, что на описание в языке одного года реальной истории такой, какой она была на самом деле, т.е. со всем множеством событий, вплоть до минимальных, потребовалось бы использовать все компьютеры планеты, превратив всех людей в компьютерных операторов, и работать днем и ночью непрерывно миллиард лет. Фактически современная интеллектуально-информационная техника служит могучим средством фальсификации истории. Она позволяет утопить в океане фактов научный подход к историческим явлениям.

Кроме того, описанием истории занимаются люди, а не боги. Люди воспитаны и образованы определенным образом, занимают определенное положение в обществе, имеют определенные эгоистические цели. Все это влияет на характер обработки информации. Проходит время. Подавляющее большинство событий бесследно исчезает в прошлое, будучи незафиксированным и даже вообще неосознанным. Меняется отношение людей к событиям прошлого. Они начинают рассматриваться и интерпретироваться в ином историческом контексте.

В эволюционном процессе имеют место два рода событий - допороговые и сверхпороговые. Первые не оказывают никакого влияния на характер эволюции, вторые оказывают. Но люди, включая специалистов, не различают их. Более того, они обычно преувеличивают роль допороговых событий и преуменьшают или совсем игнорируют сверхпороговые. Вы сами знаете, как много внимания уделялось и уделяется незначительным личностям (королям, президентам и т.п.) и событиям, а самым важным - почти никакого. И в описании истории это выражается очень сильно, настолько сильно, что нарушается всякая мера, если даже допустить, что все описывающие исторические события люди стремятся к истине, результатом их общих усилий является не описание истории такой, какой она была на самом деле, а такой, какой она им представлялась и представляется по прошествии времени. Причем, в течение веков по бесчисленным каналам стекается воедино грандиозный поток непроизвольной фальсификации истории. В него вливается к тому же мутный поток умышленного искажения и вранья бесчисленного множества лжецов и мошенников.

Сфальсифицированная картина истории до поры до времени выполняет свою функцию. Но наступает период жизни человечества, когда эта картина оказывается неадекватной этой функции. И тогда люди должны стремиться к некоей "истине". Но есть истина абстрактно-научная. И есть истина конкретно-историческая. Вернее, то, что люди считают или будут считать истиной. Тут слово "истина" путает. Лучше говорить об адекватности представлений о прошлом тех новых потребностей человечества, которые сложились в результате исторического процесса. Эти представления оказываются неадекватными новым потребностям. Возникает потребность привести представления о прошлом в соответствие с настоящим. И эту потребность должно удовлетворить сознательное "исправление" истории. Причем оно должно произойти как грандиозный перелом, более того - как организованная грандиозная операция, как эпохальная фальсификация всей истории человечества. Тут речь идет уже не о фальсификации наблюдаемых исторических событий по отдельности, а о переработке совокупности зафиксированных сведений об исторических событиях, которые уже исчезли в небытие и в принципе не могут наблюдаться. Тут речь идет не об изменении понимания все тех же явлений бытия, а о приспособлении совокупности знаков, которые когда-то сопоставлялись с явлениями бытия, к потребностям людей жить уже в другой среде. Тут нужны специально обученные люди. Они должны быть организованы так, чтобы совместно создавать согласованную картину прошлого. Они должны фактически придумать прошлое, какое требуется для настоящего, используя наличный материал.

Такая фальсификация не раз производилась ранее. Например, с утверждением христианства в Европе, с приходом к власти в России династии Романовых, в Советском Союзе, в Соединенных Штатах. И теперь такая фальсификация запланирована, причем в отношении русских особенно тщательно. Подчеркиваю: вполне сознательно запланировано полное вычеркивание русских как особого великого народа из истории. Вся история человечества будет сфальсифицирована так, чтобы от нас и следа не осталось. Этот процесс уже начался. С нами считались, пока мы были сверхдержавой, когда мы конкурировали с Западом и угрожали ему, когда могли следить за тем, как нас изображали, когда сами могли фальсифицировать их историю в наших целях. А как только рухнул Советский Союз и советский коммунизм, как только начался всеобъемлющий крах России, отношение к нам резко изменилось. Нас стали преподносить в самом ужасающем виде, как дураков, уродов, воров, холуев, бездарностей, преступников и т.д. Из культуры стали упоминать только то, что является охвостьем западной псевдокультуры. Достижения прошлого, еще не так давно потрясавшие мир, стали сознательно замалчиваться и разворовываться. Вступило в силу сознательно и детально разработанная установка низвести нас на уровень самых примитивных народов планеты.

Конечно, трудно поверить, что намерение совсем исключить нас из исторической памяти человечества осуществимо. Ведь искажения истории так или иначе разоблачаются. Разоблачаются, но не любые. Можно разоблачить отдельную ложь, но когда их миллионы и миллиарды, когда происходит их отбор и комбинирование, когда это делается из года в год, из десятилетия в десятилетие, когда в деле фальсификации заняты миллионы професионально подготовленных людей, используется баснословная техника и специально разработанные приемы фальсификации, когда миллиарды людей идеологически оболваниваются из поколения в поколение, никаких шансов для преодоления этого мирового потока лжи и восстановления истины не остается.

Не исключено, что через несколько столетий какая-то крупица истины будет открыта. Лишь крупица. И какая? В ней наша история вообще может не отразиться или отразиться в таком виде, что будет неузнаваема. Увы, наиболее вероятный вариант - нас, русских, вообще вычеркнут из истории. Будет так, как будто нас вообще не было. Все, сделанное нами, разворуют, присвоят, припишут другим, исказят до неузнаваемости. Какие-то следы от нас останутся. И с помощью логических или математических методов, используя интеллектуально-информационную технику, в принципе будет возможно произвести исторические "раскопки" и вычислить, что в 20 веке существовал какой-то (именно какой-то!) великий народ, занимавший такую-то территорию и сыгравший огромную историческую роль. Но будет ли сделано специальное признание, что это были русские?


Глава вторая.

РУССКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ.

В период между избранием Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС в 1985 году и расстрелом "Белого дома" по приказу Ельцина в 1993 году произошла совокупность событий, в результате которых был разгромлен коммунистический социальный строй, сложившийся в Советском Союзе благодаря Великой Октябрьской революции 1917 года. Поэтому я считаю себя вправе называть эти события словами "советская (или русская) контрреволюция".

В западной идеологии и пропаганде советская контрреволюция изображается обычно так, будто советский социальный строй (коммунизм) рухнул в силу своей внутренней несостоятельности, будто он изжил себя сам по себе, будто советские люди сами (на своем жизненном опыте) пришли к мысли о необходимости отказа от коммунизма и перехода к капитализму. В России эта концепция принята как нечто само собой разумеющееся. И это не просто по недомыслию (хотя и недомыслие тут имеет место). Разгром советского коммунизма еще не завершился полностью. У западных организаторов и российских исполнителей советской контрреволюции еще нет стопроцентной уверенности в том, что с коммунизмом в России покончено навсегда... Сокрытие истины относительно сущности советской контрреволюции еще остается важнейшей задачей ее идеологов и апологетов. А советским (и затем российским) исполнителям контрреволюции к тому же хочется выглядеть благородными освободителями советских людей и прочего человечества от гнета и ужасов некоего коммунистического зла, а не послушными марионетками западных хозяев и не добровольными предателями великих исторических завоеваний, достигнутых их соотечественниками и предшественниками ценой колоссальных усилий и жертв.

Детальное научное исследование советской контрреволюции есть задача для ученых будущего, когда остынут страсти, и кому-то будет позволено приоткрыть завесу идеологической лжи, скрывающую социальную сущность этого исторического явления. Я здесь ограничусь лишь некоторыми соображениями относительно того направления, по какому должна (с моей точки зрения) двигаться стремящаяся к истине мысль.


СУЩНОСТЬ И ВРЕМЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ.

Чтобы установить, в чем конкретно заключалась социальная сущность советской (русской) контрреволюции, надо указать множество образующих ее действий людей и установить, что именно связало эти действия в единое целое, в одно сложное совместное действие множества различных людей. Общим для всех этих действий было то, что они так или иначе разрушали социальный строй страны, - разрушали реальный советский коммунизм. И именно эта их антикоммунистическая направленность объединяла их в огромное единое историческое действие, имевшее результатом разгром советского коммунизма. А для этого надо знать, в чем именно заключалась коммунистическая социальная организация (социальный строй) советского общества. Знать научно объективно, а не в том виде, как его изображали и изображают в идеологии и пропаганде (как в советской, так и в антисоветской). У тех людей, которые разрушали советский коммунизм, не было, конечно, научного его понимания. Но для разрушения это и не требовалось, было вполне достаточно идеологических представлений. Научный подход нужен для того, чтобы понять социальную сущность того, что сотворили эти люди совместными усилиями, мотивируемые и манипулируемые отнюдь не интересами научного познания.

Основу советского общества составляла организация системы власти и управления (а не экономика!) и ее положение в социальной организации общества в целом. Эта система пронизывала все общество во всех жизненно важных измерениях и на всех уровнях социальной иерархии, начиная с ее вершины и кончая первичными деловыми коллективами. Можно сказать, что коммунистическое общество в Советском Союзе было государственно организованное человеческое объединение. Более того, тут следует говорить даже не просто о государственности, а о свехгосударственности. А основу, ядро, стержень, скелет и голову этой сверхгосударственности образовал социальный феномен, который называли словом "партия", но который на самом деле не был партией в смысле привычных политических партий Запада. Он лишь имел подобие партии, имел какие-то генетические источники в партии. Но фактически он был явлением качественно иного рода. Партийный аппарат был частью системы государственности, причем - частью особой. Во-первых, он был стержнем, остовом всей системы власти. Во-вторых, он был такой частью власти, которая управляла всей остальной властью, т.е. властью над самой властью, властью второго уровня. Вся система власти и управления обществом находилась под контролем партийного аппарата, являлась фактически продолжением и разветвлением его. В обратном направлении она так или иначе сходилась в партийном аппарате и отражалась в нем.

Если исходить из реальной, а не из воображаемой коммунистической социальной организации советского общества, если исходить из научного понимания ее, а не из идеологических ложных догм, то начало советской контрреволюции следует отнести к тому моменту советской истории, когда начали сознательно разрушать советскую систему власти и управления, и еще точнее говоря - когда начали разрушать аппарат КПСС. И началось это вскоре после избрания Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС. Началось по инициативе Горбачева и было поддержано высшим партийным руководством и его идеологическими холуями. Началось с вершины власти. Началось изнутри системы власти, т.е. из самых глубин базиса коммунистической социальной организации. А завершение советской контрреволюции произошло уже при Ельцине, когда была ликвидирована КПСС и по приказу Ельцина были расстреляны жалкие остатки советской государственности. Советская контрреволюция хронологически и по составу образующих ее событий заключена в эти рамки. Относить ее начало в более отдаленное прошлое (а ее относят даже к временам Хрущева), а окончание - в годы после расстрела "Белого дома", значит, растворять ее в более обширном историческом потоке и искажать тем самым ее социальную сущность. События, предшествовавшие началу деятельности Горбачева по разрушению КПСС и так или иначе связанные с этим, сыграли роль условий и предпосылок контрреволюции, а все события, произошедшие после прихода Ельцина к высшей власти в России и расстрела "Белого дома", явились неизбежными следствиями уже совершившейся контрреволюции. Здание советского общества как общества коммунистического рухнуло как следствие того, что был разрушен его социальный фундамент.


УСЛОВИЯ И ПРИЧИНЫ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ.

Советская (русская) контрреволюция была порождена комплексом многочисленных факторов. Этот комплекс является многомерным. В одном из этих измерений (аспектов) различаются факторы внутренние и внешние. К внутренним относится все то в рамках Советского Союза, что так или иначе способствовало контрреволюции. К внешним относится все то за пределами Советского Союза, что так или иначе было связано с подготовкой и осуществлением контрреволюции в Советском Союзе. В другом измерении различаются факторы объективные и субъективные. К субъективным относится идеологическое, моральное, психологическое и интеллектуальное состояние людей, которые как-то были вовлечены в подготовку и осуществление контрреволюции и от которых зависел ее успех. К объективным факторам относятся такие, которые были объективно даны людям в качестве условий их жизнедеятельности и которые были неподвластны их сознанию и воле при подготовке и осуществлении контрреволюции. Эти факторы были тесно связаны между собой. Их роль и взаимоотношения менялись со временем.

Советская контрреволюция есть явление внутренней жизни советского общества, а после распада Советского Союза - российского. Естественно, она имела на то основания в самом советском обществе. Но эти основания сами по себе не вели ни к какому социального переворота в нашей стране. Они сыграли роль условий этого переворота лишь в сочетании с факторами внешними, исходящими из западного мира. Ниже я рассмотрю с этой точки зрения три основных (на мой взгляд) внутренних фактора русской контрреволюции - социальное расслоение населения, назревание кризиса и перелом в состоянии менталитета советских людей.


СОЦИАЛЬНОЕ РАССЛОЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ.

Вопреки марксистскому учению о бесклассовости коммунистического общества, в реальном советском обществе с самого начала наметилось расслоение населения на социальные классы, занимающие различное положение в структуре общества и, соответственно, обладающие различными возможностями в распределении жизненных благ. Неравенство в этом отношении было не каким-то уклонением от неких "правильных" норм, предписанных классиками марксизма, а проявлением объективных законов социального бытия. К концу брежневского периода классовое расслоение советского общества достигло высокого уровня. Стала очевидной тенденция к снижению вертикальной динамики населения, т.е. сокращались возможности перехода из одних слоев в слои более высокого уровня. Представители высших слоев редко стали опускаться в низшие слои. Они имели разнообразные привилегии по сравнению с низшими слоями и возможности приобретать жизненные блага благодаря своему положению в обществе. Они были хозяевами общества. Ничто не угрожало их привилегированному положению. Они имели такие гарантии своего положения, каким могли завидовать привилегированные слои западных стран. Они имели блага без риска потери, без особых усилий и забот.

А между тем произошло нечто такое, что находится в явном несоответствии с социальными законами и даже со здравым смыслом. Те же советские люди, которые стали активными идеологами и деятелями контрреволюции, как правило, были выходцами из высших слоев общества, принадлежали к его привилегированной части, занимали в нем высокие посты (достаточно назвать самих Горбачева и Ельцина), принадлежали к идеологической и культурной элите. Они поднялись в высшие слои за счет советской системы, в ней добились успехов, сделали карьеру. Согласно социальным законам, они по своему положению в обществе должны были быть опорой этого общества, его апологетами и защитниками. А они ринулись разрушать его, превзойдя на этом пути диссидентов, критиков режима, самых отъявленных антикоммунистов Запада. Они начали с остервенением рубить сук, на котором сидели. Почему?! Никаких объективных факторов в социальной организации советского общества не было. Очевидно, вступили в силу факторы, действовавшие извне советского общества, причем - действовавшие как факторы, породившие в нем определенное идейное, моральное и психологическое состояние населения, т.е. как факторы субъективные.

Не следует забывать о том, что сразу после окончания Второй Мировой войны началась Холодная война западного мира, возглавляемого США, против советского блока, возглавляемого Советским Союзом. Теперь общеизвестно, что основным оружием в ней были средства воздействия на идейное, моральное и психическое состояние советских людей. И надо признать, что это воздействие было весьма эффективным. Особенно сильным оно было в отношении самой социально активной части высших и средних слоев советского общества, включая правящую и идеологическую элиту. Холодная война длилась сорок лет до начала советской контрреволюции - срок более чем достаточный для того, чтобы эта часть советского населения, которой предстояло сыграть основной силой и опорой контрреволюции, подверглась моральному и идейному разложению. Она стала прозападно настроенной и возжаждала иметь для себя западные жизненные блага, сохраняя то, что уже имела. Этот фактор послужил одним из важнейших условий успеха контрреволюции. Но сам по себе он не порождал никаких намерений и планов осуществить контрреволюцию на деле. Для этого не было других условий. Чтобы это условие вступило в силу, контрреволюция должна была быть развязанной каким-то образом, причем - безопасным для этой категории граждан. Каким - об этом еще не знал никто вплоть до того момента, когда контрреволюция уже достигла стадии очевидности, - когда было дано разрешение на нее с вершины власти. И даже более того, последовал призыв к ней и поданы примеры не только ненаказуемого антикоммунистического поведения, но даже поощряемого.


НАЗРЕВАНИЕ КРИЗИСА.

К концу шестидесятых годов в советской экономике сложилась ситуация, получившее название "застой". В сравнении с процветающей в те годы экономикой западных стран этот фактор вносил свой вклад в умонастроения советских людей, подогреваемые западной пропагандой. Советские люди, разуверившиеся в скором приходе коммунистического изобилия (по потребности), стали видеть земной коммунистический рай на Западе. Этот фактор стал одним из условий успеха будущей (для тех лет) контрреволюции. Коммунистическое общество считалось бескризисным не только лидерами и идеологами коммунистических стран, но и лидерами и идеологами стран западных, т.е. и антикоммунистами и антисоветчиками. И это убеждение было бы верным, если бы никаких других кризисов, кроме кризисов капиталистических, в природе не происходило. Советское общество было бескризисным в том смысле, что в нем были исключены капиталистические экономические кризисы, ибо оно было обществом не капиталистическим, а иного типа. Но это не избавляло его от кризисов иного рода. Всякое общество так или иначе переживает кризисные ситуации, соответствующие его природе. В советском обществе назревал кризис, но кризис специфически коммунистический, - первый в истории кризис такого рода. В силу того, что отсутствовало, и даже фактически было запрещено научное понимание советского общества, согласно которому складывавшееся положение можно было бы оценить как предкризисное, приближение кризиса просто проглядели, не заметили и не захотели замечать. Это положение стали рассматривать как показатель несостоятельности коммунистической экономики. Процветание же экономики на Западе стали приписывать исключительно капитализму. Причем, такое понимание возникло вовсе не спонтанно, а было навязано извне советского общества, западной идеологией и пропагандой. Последняя имела в Советском Союзе колоссальный успех, поскольку начисто отсутствовало научное понимание не только своего, советского социального строя, включая экономику, но и западного социального строя (западнизма, по моей терминологии), а также поскольку к этому времени западнистская система ценностей почти полностью вытеснила систему коммунистических ценностей в массах советского населения, в особенности и в первую очередь в его высших и близких к высшим слоях.

Что на самом деле имело место в Советском Союзе в эти годы? Советский Союз превратился во вторую сверхдержаву планеты отнюдь не за счет экономической несостоятельности коммунизма и застоя, а, наоборот, за счет необычайно интенсивного развития. Только одни проглядели его вследствие самоослепления, а другие умышленно сфальсифицировали, изобразив как провал. В послевоенные годы население Советского Союза выросло на сто миллионов человек! Повысился жизненный уровень. Выросли потребности людей. Теперь речь шла не просто о хлебе и какой-то крыше над головой, а о комнатах, квартирах, телевизорах, холодильниках, мотоциклах, автомашинах и т.д. И страна так или иначе делала колоссально много, чтобы жить на достаточно высоком уровне.

В послевоенные годы (в особенности - в "застойные"!) буквально в десятки раз увеличилось число предприятий, учреждений, организаций, - произошло усложнение общества в таких масштабах и с такой скоростью, какой никогда до этого не было в истории человечества для объединения таких огромных размеров, каким был Советский Союз. Усложнились все аспекты жизни общества, образование, культура, коммуникации, международные отношения и т.д. Естественно, назрели проблемы и возникли трудности, с которыми уже нельзя было должным образом справляться прежними средствами. В стране стала назревать кризисная ситуация. Но какой именно кризис назревал? И как осознавалась эта угроза советскими лидерами и идеологами?

Сущность надвигавшегося кризиса заключалась в том, что сложившаяся и нормально функционировавшая до этого система власти и управления советского общества стала неадекватна новым условиям. И по мере прогресса общества степень неадекватности все более возрастала. Этот процесс можно было остановить, т.е. предотвратить кризисный взрыв или смягчить его. Его можно было преодолеть теми средствами, какими советское общество располагало, т.е. средствами коммунистическими. При этом не требовалась никакая перестройка социальной системы. Наоборот, необходимо и достаточно было усовершенствование именно коммунистической социальной организации. Необходимо было увеличить аппарат власти и управления особенно - партийный аппарат. Он был уже слишком мал для возросшего числа объектов, подлежащих управлению, и усложнившейся структуре общества, а также усложнившимся условиям управления. Необходимо было усилить систему планирования и ввести более строгий контроль за выполнением планов. Необходимо было повысить квалификацию работников системы власти и управления именно как работников коммунистической системы, разрабатывать экономическую теорию именно для этой системы, усилить централизацию экономики и управления ею и т.д. Короче говоря, надо было идти по пути усиления и усовершенствования всего того, что в западной идеологии и пропаганде подвергалось критике и осмеянию именно потому, что это фактически работало и могло позволить Советскому Союзу преодолеть трудности.

Но советские руководители и их идеологические холуи поступили как раз наоборот. Они ринулись в "перестройку", гибельность которой была очевидна заранее. "Перестройка" развязала кризис, который стал всеобъемлющим, охватив и сферу экономики. К чему это привело, известно. Нет надобности еще раз говорить об этом.

Почему высшее советское руководство во главе с Горбачевым поступило так? Можно ли это объяснить только глупостью, тем, что не ведали, что творили, руководствуясь добрыми намерениями? Думаю, что нет. Объяснить этот феномен, игнорируя внешние факторы, невозможно. При всех недостатках того состояния советского общества накануне контрреволюции, в нем самом по себе не назрела никакая потребность в ослаблении и разрушении государственности, в разрушении экономической системы и прочих жизненно важных сфер общества. И идеи такого рода не владели умами и чувствами достаточно значительных и влиятельных слоев общества. Все это пришло и охватило страну, как внезапная эпидемия или природная катастрофа, линь на основе свершившейся контрреволюции, как ее следствия.


ПЕРЕЛОМ В ИДЕЙНОМ СОСТОЯНИИ НАСЕЛЕНИЯ.

Ослабление "железного занавеса", расширение связей с Западом, усиление западной пропаганды и другие факторы способствовали перелому во взглядах советских людей на западное общество, в брежневские годы Запад по многочисленным каналам ворвался во внутреннюю жизнь советского общества. Западная пропаганда нанесла сильнейший удар по фундаментальным принципам советской идеологии насчет преимуществ советского общественного строя и образа жизни перед западным. Под влиянием Запада произошло смещение интересов людей в сторону чисто материальных интересов и соблазнов. Негативные явления советского коммунизма стали объектом грандиозной антикоммунистической пропаганды на самом Западе и в Советском Союзе со стороны Запада. Капитализм не сошел со сцены истории, как предрекали Маркс и Ленин, а укрепился и вроде бы (в обывательском представлении и пропаганде) выиграл соревнование с коммунизмом именно в экономическом отношении. В Советском Союзе наметилась тенденция к экономическому спаду, тогда как на капиталистическом Западе наступило неслыханное процветание. Советские люди стали видеть обещанный коммунистами земной рай на Западе, идеализируя ситуацию на Западе и сверх всякой меры преувеличивая в своем воображении западное изобилие.

Хочу обратить внимание еще на два фактора, сыгравших важную роль в описанном переломе во взглядах советских людей на Запад. Первый из них - убожество профессиональной информации о Западе и неспособность советского идеологического аппарата противопоставить западной пропаганде достаточно эффективную контрпропаганду. Советский Союз имел на Западе десятки тысяч своих профессионально подготовленных представителей в лице дипломатов, журналистов, шпионов, ученых и т.п. В самом Советском Союзе были бесчисленные учреждения и организации, занятые изучением Запада. Но эта гигантская армия "специалистов", за редким исключением, оказалась сбродом халтурщиков, паразитов, невежд и хапуг. А гигантский идеологический аппарат, занятый пережевыванием потерявших даже идеологический смысл марксистских догм, не смог даже в ничтожной мере использовать в контрпропаганде материалы, которыми изобиловали средства массовой информации самого Запада и которые буквально вопили о преимуществах советской экономики перед западной.

Второй из упомянутых выше факторов заключается в том, что советские люди, допущенные властями до непосредственного знакомства с Западом, отбирались как представители привилегированных слоев и оказывались на Западе в исключительных условиях. Им не надо было добывать средства существования на Западе, искать работу, конкурировать с западными специалистами, приобретать жилье, платить налоги, беспокоиться о медицинском обслуживании, думать об образовании и будущем детей, трудиться в условиях западных предприятий, испытывать негативные следствия общения с соседями и коллегами по работе и т.д., т.е. они фактически не погружались в реальную жизнь западного общества со всеми его реальными кошмарами, о которых писали тысячи честных западных писателей и которые показывались в тысячах более или менее реалистичных фильмов, которые советские люди просто не могли и даже не хотели замечать. У этих советских людей было гарантированное положение у себя дома (жилье, зарплата, медицинское обслуживание и т.д.). Они имели какие-то деньги от своего государства, а также в виде подачек от западных учреждений. Они эти деньги могли тратить, не думая о том, что на них надо жить в будущем. А если они тратили свои деньги, они их с лихвой окупали, приобретая в западных магазинах вещи, дефицитные в Советском Союзе. Они на Западе были в положении гостей и зевак, паразитов и спекулянтов. Для них пребывание на Западе было привилегией как для людей советских. Они видели тут то, что могли, что им позволяли видеть и что они хотели видеть в том качестве, о котором я только что сказал, а именно - изобилие вещей в магазинах, комфорт, прекрасное обслуживание и т.п., т.е. витрину, рекламу и поверхностные проявления западной экономики, а не ее основы, глубины, скрытую сущность. Они все это сравнивали с тем состоянием, в каком с этой точки зрения находились их соотечественники в Советском Союзе. И все (почти без исключения!) делали вывод, будто рай земной, обещанный марксистами, на самом деле построен на Западе, а в Советском Союзе имел место "черный провал". Поразительно то, что такой вывод делали не какие-то плохо образованные представители низших слоев населения, а образованные профессора, академики, дипломаты и даже лица из партийно-государственной номенклатуры.

Этот процесс захватил прежде всего высшие слои советского общества, высшее руководство и интеллектуально-идеологическую элиту. Кризис советского общества начал созревать на высотах идеологии и власти, а не в сфере экономики. И в числе его симптомов следует упомянуть потерю чувства и сознания гражданской ответственности перед своей страной и своим народом, а также потерю способности объективного понимания как советской, так и западной экономики даже на уровне обыкновенного здравого смысла, не говоря уж о высотах науки. Эти слои (а не низшие!) оказались прозападно настроенными. Они возжаждали иметь для себя западные блага, надеясь сохранить и то, что имели в советском обществе. И каким бы ни было недовольство населения.

Несмотря на то, о чем я говорил выше, внутренние объективные факторы доминировали. И каким бы ни было недовольство населения отдельными явлениями советской жизни (нет такого общества, в котором все и всегда довольны всем!), даже мысли не возникало о ликвидации советской социальной организации. Ее достоинства еще ощущались старшими поколениями на своем опыте, а молодежь не имела источников для другой идеологии, чтобы можно было говорить о внутреннем переломе. Даже диссиденты и критики советского строя не выдвигали лозунгов свержения коммунизма. И организации, способные возбудить массы на это, были немыслимы, - всякие намеки на это искоренялись, и поддержки в массах не могло быть никакой. Умонастроения высших слоев и интеллигенции сами по себе он не порождали никаких намерений и планов осуществить контрреволюцию на деле. Для этого не было других условий. Чтобы это условие вступило в силу, контрреволюция должна была быть развязанной каким-то образом, причем - безопасным для этой категории граждан. Каким - об этом еще не знал никто вплоть до того момента, когда контрреволюция уже достигла стадии очевидности, - когда было дано разрешение на нее с вершины власти. И даже более того, последовал призыв к ней и поданы примеры не только ненаказуемого антикоммунистического поведения, но даже поощряемого.


ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ.

Советская контрреволюция не может быть научно объяснена, если не принимать во внимание внешние факторы, ибо она была задумана и спланирована на Западе и навязана советским людям со стороны Запада. Ее совершили советские люди. Но их побудили на это силы Запада. Ими манипулировали силы Запада. Это была эпохального и глобального масштаба операция, лишь принявшая форму локально-советского социального переворота. Разумеется, это произошло не сразу. С начала ставилась задача лишь ограничивать Советский Союз, сдерживать его мировые претензии, всячески дискредитировать и ослаблять. В ходе ее были испробованы самые разнообразные средства. Убедившись в том, что идеологически-пропагандистское воздействие на советское население не имеет желаемого результата, стратеги Холодной войны использовали подходящий случай и осуществили диверсионную операцию, принявшую форму контрреволюции.

Советская контрреволюция явилась завершающей операцией Запада в Холодной войне против Советского Союза. Именно эта сознательная и заранее запланированная операция объединила различные факторы воедино и направила их совокупное действие в одну "точку".

Я выше упомянул о случае, сыгравшем переломную роль в ходе Холодной войны. Что это за случай? Имя ему - Горбачев. Горбачев просто как конкретная личность, а как символ начала запланированной диверсионной операции, закончившейся разгромом основы советского общества - советской государственности. Деятели Холодной войны с самого начала изучали советскую систему власти и управления, особенно - высшее руководство, обозначаемое словом "Кремль". В составе советологии возникла особая ее отрасль - кремленология. Она самым педантичным образом изучала структуру советской государственности, партийный аппарат, центральный партийный аппарат, ЦК КПСС, Политбюро и лично работников аппарата власти. Изучали, не брезгуя даже анализом мочи и кала высших руководителей власти. Но основное внимание в течение длительного времени (пожалуй, до конца семидесятых годов) было направлено на идеологическую и психологическую обработку широких слоев населения и создание прозападно ориентированной массы советских граждан, фактически игравших роль пятой колонны Запада и занимавшихся (вольно или невольно) идейно-моральным разложением советского населения (не говоря уж о прочих функциях). Так было создано диссидентское движение. Одним словом, основная работа велась по линии разрушения советского общества "снизу". Тут были достигнуты серьезные успехи, ставшие одним из факторов будущей контрреволюции. Но они были не настолько значительными, чтобы привести советское общество к краху.

К концу семидесятых годов западные деятели Холодной войны поняли это. И поняли, что основу советского коммунизма образует его система власти, а в ней - партийный аппарат. Изучив досконально структуру партийного аппарата, характер отношений сотрудников в нем, их психологию и квалификацию, способ отбора и прочие его черты, деятели Холодной войны пришли к выводу, что разрушить советское общество можно только сверху, разрушив его государственность, а для разрушения последней необходимо и достаточно разрушить партийный аппарат, начав это разрушение с самого высшего уровня. Такая возможность представилась, когда начался кризис высшего уровня власти в связи с запредельным постарением (можно сказать, одряхлением) Политбюро ЦК КПСС (последние годы Брежнева, годы Андропова и Черненко). В это время командование западных сил Холодной войны выработало совершенно определенный план завершения войны: захватить высшую власть Советского Союза в свои руки, проведя на пост Генерального секретаря ЦК КПСС "своего" человека, вынудить его разрушить аппарат КПСС и осуществить преобразования, которые должны породить цепную реакцию распада всего советского общества. Такой план стал реальным лишь постольку, поскольку такой "свой" человек на эту роль уже имелся: Горбачев. Проведение Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС было фактически первой операцией в составе грандиозной операции по осуществлению советской контрреволюции. Горбачев вполне оправдал расчеты своих западных манипуляторов. И даже превзошел их.

Если припомнить все, что конкретно делал Горбачев, то без особых усилий станет очевидно, что вся его деятельность была планомерным и преднамеренным разрушением партийного аппарата КПСС. В те годы шутили по этому поводу: в Советском Союзе осуществляется разгром КПСС под руководством... КПСС. И это было на самом деле так. Но это было не шуточное развлечение, а великая историческая трагедия. Эту деятельность высшего руководства КПСС по разрушению основы советского общества советские люди завершили уже под руководством Ельцина, который просто запретил КПСС. А глава партии Горбачев покорно подписал бумагу о самоликвидации ЦК партии, хотя по всем законам поведения обязан был призвать партию к сопротивлению. После этого процесс разрушения всей системы советской государственности пошел с поразительной быстротой. И молниеносно рухнуло все общество, - первичные коллективы, экономика, идеология, культура и т.д. Такое никак не могло случиться неким естественным путем. Такое стало возможно лишь постольку, поскольку разгром советской государственности был осуществлен самими ее руководителями под диктовку западных манипуляторов.

У советского коммунизма не оказалось серьезных защитников. Он был разрушен почти без всякого сопротивления со стороны широких слоев населения, членов партии (а их было около 20 миллионов!) и партийных функционеров. Имели место два открытых выступления - так называемый "путч" в августе 1991 года и "бунт" депутатов Верховного Совета в октябре 1993 года. Но и они имели место не как попытки защитить коммунизм, а совсем иное оформление. Большинство вождей и участников "бунта" 1993 года были люди, участвовавшие в разгроме КПСС и в ликвидации "путча" 1991 года, а "путчисты" были сами участниками горбачевского переворота в партии и системе власти в целом. Некоторые западные авторы называли советскую контрреволюцию бархатной. В западной и российской прозападной пропаганде "объясняли" (и до сих пор "объясняют") этот феномен отсутствия у советского коммунизма массовых и серьезных защитников некой ненавистью советских людей к коммунизму, якобы страдавших под игом этого чудовищного тоталитаризма, стремлением к освобождению от этого гнета и т.п. Это "объяснение" не имеет ничего общего с реальностью. Чтобы дать научное объяснение этого феномена, необходимо научное понимание сущности коммунистической организации советского общества и характера самой контрреволюции как военной (в смысле Холодной войны) операции.

Если даже допустить, что Горбачев был ранее как-то вовлечен в деятельность западных секретных служб, занимавшихся подрывной деятельностью в Советском Союзе, и что какие-то лица из советского руководства и идеологической элиты были агентурой этих служб, советское политическое и идеологическое руководство просто не отдавало себе отчета в том, на какой путь оно направляло страну и к каким последствиям должна была привести их деятельность. Многие были уверены в незыблемости социального строя страны. Даже сам Горбачев сначала публично заявлял лишь об усовершенствовании этого строя (о "социализме с человеческим лицом"). Многие активные участники процесса сделали карьеру вместе с горбачевским руководством и благодаря участию в его политическом курсе. Они воспринимали горбачевскую "перестройку" просто как условие своего личного успеха, наплевав на всякую гражданскую ответственность за это, - по самим условиям образования, воспитания, отбора в систему власти и функционирования в ней, они поступали как обычные карьеристы. Прочая масса чиновников всех сортов осуществляла разрушение коммунизма как исполнение своих рутинных функций, внося в свою работу корректив в духе новых установок. Контрреволюция не сразу обнаружила свою социальную натуру. Каждое мероприятие по отдельности не выглядело как контрреволюция, а их связь не обнаруживала себя очевидным образом. Контрреволюция сначала происходила как совокупность сравнительно мелких преобразований внутри партийного аппарата, причем - на высшем уровне. Если при этом и имела место какая-то борьба, она не выходила за рамки партийного аппарата. Мероприятия, в совокупности осуществлявшие контрреволюцию, постепенно сверху спускались в партийный аппарат низших инстанций и постепенно охватывали всю систему власти.

Инициаторы и активные деятели контрреволюции не сразу открыто заявили о своих намерениях. Сначала они еще клялись в верности коммунизму, обещая лишь улучшения. Потом заговорили о "перестройке" социально-политической системы, наконец - о решительном отказе от коммунизма. Добавим к этому фактор западного идеологического давления. Что касается масс населения, они по своему положению в обществе воспринимали действия своей власти как новый курс, не ведущий к краху общества. Когда до этого процесс дошел, и массы стали что-то осознавать, контрреволюция уже совершилась. Они ее просто проглядели. И опять-таки не надо забывать о том, что почти полвека шла мощнейшая антикоммунистическая пропаганда со стороны Запада, подхваченная и усиленная внутренними силами контрреволюции. В течение многих лет осуществлялось идеологическое оглупление советского населения и преднамеренное моральное разложение всех слоев общества путем навязывания западной системы ценностей, органически чуждой советскому обществу как обществу коммунистическому. Широкие слои населения были деморализованы, впали в состояние идейной и психологической растерянности и стали в высшей степени подверженными современным средствам манипулирование ими.

Разгром советской экономики, идеологии, культуры, системы образования и прочих сфер советского общества явился следствием контрреволюции. И осуществила его антикоммунистическая власть под диктовку западных хозяев.

О том, что советская контрреволюция была спланирована на Западе и осуществлена силами самих советских правителей и их идеологических слуг как диверсионная операция Холодной войны, свидетельствует и то, какой социальный строй установился в стране вследствие ее. Если даже допустить, будто коммунистический социальный строй в Советском Союзе рухнул в силу своей внутренней несостоятельности (что, повторяю, есть идеологическая ложь!), из этого никак не следует, что в результате его краха на его место должен был прийти социальный строй западного образца. Последний стал навязываться советскому населению сверху и искусственно, причем - вопреки интересам народа и с очевидными катастрофическими последствиями для страны.


КАК "ОБУСТРОИЛАСЬ" РОССИЯ.

В начале контрреволюции была опубликована статья Солженицына "Как обустроить Россию?". Она произвела много шума. Потом Солженицын возмущался, что в России вместо рая, который думал учредить своей программой, получился ад. Тут мы имеем еще одно подтверждение тому, что дорога в ад вымощена благими намерениями. Проблема "как обустроить Россию после коммунизма" была задолго до бредовой статьи Солженицына решена в учреждениях и организациях США, занятых в Холодной войне.

Оставим этот эпизод российской трагедии. Обратимся к сути проблемы. Проблема не в том, как нужно или желательно "обустроить" Россию. На этот счет можно выдумывать самые различные проекты. Тем более тут неизбежен субъективизм. Интересы различных категорий людей различны, порою - противоположны. Желательно - для кого?! Нужно - кому?! Реальная проблема заключается в том, как на самом деле уже "обустраивается" Россия и как она будет с необходимостью "обустраиваться" в ближайшие десятилетия (если не столетия!) в силу объективных исторических условий, наличных сил и объективных социальных законов организации больших человеческих объединений. При решении этой проблемы должен быть исключен всякий субъективизм, всякое стремление выдать желаемое за действительное или реально возможное. Нужна истина, вся истина и только истина, какой бы неприглядной она не была. Исторический поток нельзя уговорить течь в желательном направлении ни прекрасными обещаниями, ни страшными угрозами, ни предписаниями политиков и идеологов. С ним надо считаться как с реальностью.

Социальная организация человеческого объединения создается сознательно, волевой деятельностью самой активной части членов общества. Но для этого они должны иметь какие-то идеи, теории, концепции, планы! Что получилось у нас после краха коммунистической социальной организации? Марксистская концепция, претендовавшая на самое высшее научное объяснение законов формирования социальной организации, была просто отброшена без какой бы то ни было научной аргументации. В ход пошли социологические концепции западных идеологов, ранее громившиеся как псевдонаучные, а ныне превозносимые как вершины науки.

В результате вместо научно обдуманной теории и научно обоснованного проекта практические исполнители намерения преобразовать социальную организацию России взяли готовые образцы на Западе, причем - в идеологически препарированном виде, предназначенном для одурачивания незападных народов, особенно - их правящей элиты и т.д. При этом советские и российские реформаторы полностью игнорировали азбучную (банальную) истину социологии, что западные образцы формировались веками, в конкретных условиях западного мира, в ожесточенной социальной борьбе, в опустошительных войнах, путем огромных усилий, ценой жертв и потерь. Они не являются универсальными, пригодными в одинаковой мере для всех эпох и народов. Одни и те же образцы в различных условиях дают различные результаты, порою - прямо противоположные. Даже в тех случаях, когда они в какой-то мере применимы в незападных странах, их нельзя переносить в эти страны без учета всей совокупности конкретных условий этих стран. Такой бездумный перенос неизбежно ведет к разрушительным, порою - к катастрофическим последствиям в западнизируемых странах. Примеров тому история дает в изобилии. Не случайно западнизация стран незападного мира стала мощнейшим орудием Запада в борьбе за мировое господство.

Российские реформаторы навязали России не реальную социальную организацию западных стран, а ее идеологический образ. Различия тут подобно различию между реальным советским коммунизмом и его описанием советской (марксистской) идеологией. Например, раздувается поверхностный демократический аспект власти, а основная недемократическая часть власти обходится молчанием. И демократия идеализируется, приукрашивается. В описании экономики раздувается и приукрашивается "свободный" рынок и частное предпринимательство. А денежный тоталитаризм, командно-диктаторский аспект, некапиталистические явления и т.п. замалчиваются. В идеологии проповедуется некая свобода от идеологии, а факт тотального идеологического оболванивания, неизмеримо превосходящее все советское, опять-таки замалчивается.

И плюс к тому - российские условия. Воображаемый западный образец насаждается не в западных, а в российских условиях. Советские и российские реформаторы полностью игнорировали этот фактор. Они действовали по принципу: а почему бы и нам не жить, как на Западе?! Вспоминаю попытку идиота Хрущева построить полный коммунизм в Советском Союзе уже к восьмидесятым годам с помощью американской кукурузы. Кукуруза в российских условиях не росла совсем или не достигала зрелости. Так и теперь: западная социальная система не прививается в российских условиях совсем или не достигает степени зрелости.

Плюс к тому, вступил в силу закон социально-исторической преемственности: если разрушается социальная организация человеческого объединения, но при этом сохраняется человеческий материал, основы его материальной культуры и другие необходимые факторы выживания, то из обломков разрушенной социальной организации образуется новое, по многим важным признакам близкое к прежней. Грубо говоря, из обломков сарая не построишь небоскреб. Построишь лишь сарай хуже прежнего. Нынешняя социальная организация во многом напоминает советскую. Большое число людей живет так, будто никакой контрреволюции не было. Только хуже, чем в советские годы.

Одним словом, сложился социальный урод, по одним чертам похожий на западный образец, по другим - на советский. Своего рода социальная дворняжка. Возьмем основные компоненты социальной организации. Реальная западная система власти и управления имеет мощный недемократический остов. В Советском Союзе такой была вся система власти. Постсоветская власть имитирует западную демократию, допустив многопартийность и парламентские спектакли, а по закону социальной преемственности стремится к советскому диктаторскому образцу. Западная власть обладает огромными финансовыми средствами. Советская власть распоряжалась всеми финансами страны. А постсоветская власть - нищая. Она распоряжается мизерными средствами, тратя их в основном на себя. Она не способна на серьезные дела в масштабах страны. Она не способна сохранять целостность и суверенитет страны. Она зависит от западных подачек и фактически сохраняется благодаря поддержке со стороны Запада, включая военные силы Запада и потенциальную угрозу пустить их в ход, чтобы не допустить реставрацию коммунизма. И вместе с тем, президентская власть захватила все основные рычаги исполнительной власти: министерства внутренних дел, иностранных дел, обороны, юстиции, службы безопасности, налоговой полиции, охраны, пограничной охраны, связи, информации и другие. Так что российская власть, выполняя функции колониальной администрации, внутри страны во многом воспроизводит власть советскую. Вам всем хорошо известно, что российский парламент (Дума) играет роль второстепенную сравнительно с президентской властью. Такую же роль играл в советской системе Верховный Совет (аналог Думы) по отношению к ЦК КПСС. Считается, что российская власть имитирует американский образец. Это верно лишь отчасти. Она имитирует и советский образец.

То же самое с экономикой и другими сферами. Задачи экономики страны западно-социального типа - обеспечить население всем необходимым для сохранения жизни. Постсоветская экономика на это не способна. Россия почти полностью зависит от Запада. Положение в России в этом отношении, а также в прочих сферах, всем хорошо известно.

Советская контрреволюция завершилась, успешно определив судьбу России и русского народа на много поколений вперед. Теперь о ней стараются не вспоминать как о чем-то давно минувшем и утратившем актуальность. Повседневная суета сует посткоммунистической (постконтрреволюционной) России овладела умами и чувствами россиян. Много говорится и пишется о спасении и возрождении России. Но при этом почти полностью игнорируется или фальсифицируется главная причина того, почему и как Россия оказалась в положении, в котором встала проблема ее спасения и возрождения. А без объективно беспощадного понимания сущности советской контрреволюции ни о каком спасении и возрождении России и речи быть не может.


Глава третья.

ФАКТОР ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Одним из важнейших факторов, обусловивших крах советского (русского) коммунизма, был фактор предательства. Пожалуй, впервые в истории человечества этот фактор не только принимался во внимание теми, кто руководил разрушением русского коммунизма, но заранее планировался и создавался в огромных масштабах как фактор эволюционного процесса. Так что он заслуживает внимания как одна из характеристик проецируемой и управляемой истории.

ПОНЯТИЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Что такое предательство, вроде бы очевидно. Но именно вроде бы. И лишь в простейших и привычных случаях. Стал человек шпионом другой страны - предатель. Перешел на сторону врагов в войне - предатель. Но даже в таких случаях критерии оценки либо неопределенны, либо зачастую нарушаются. Например, предателя генерала Власова превращают в героя, в идейного борца против сталинизма. А явные представители "пятой колонны" Запада в Советском Союзе и в России безнаказанно живут на русской земле и даже процветают, - входят в высшие слои российского общества и в его высшую власть. И уж никакой очевидности нет, когда речь заходит о группах людей, о больших человеческих объединениях и целых народах, а также когда имеет место поведение людей, состоящее из большого числа поступков в сложных и изменчивых условиях. К тому же характер поступков людей и критерии их оценки меняются со временем. Человечество в отношении эволюции предательства прошло путь от немногих примитивных и очевидных форм индивидуального предательства до массовых, изощренных и скрытых форм. И все это нужно принимать во внимание при определении научного понятия этого явления.

Надо различать морально-юридический и социологический подход к проблеме предательства. Первый достаточен в отношении индивидуальных поступков людей в простых ситуациях. Второй необходим для научного понимания поведения больших множеств, масс и объединений людей в сложных исторических процессах. Именно такой случай имел место в годы подготовки, осуществления и закрепления результатов контрреволюционного переворота в Советском Союзе.

Простейший случай предательства есть отношение между двумя людьми. В этом отношении судьба одного человека существенным образом зависит от другого. Первый доверяет второму, уверен в том, что второй выполнит свои обязательства по отношению к нему. Второй имеет определенные обязательства по отношению к первому, осознает эти обязательства, знает, что первый доверяет ему, надеется на него. Это отношение может быть закреплено словом, обещанием, клятвой, традицией, привычкой, общественным мнением, правилами морали, юридическими законами. Если второй человек не выполняет своих обязанностей по отношению к первому в этом их отношении, то это называется словом "предательство", - второй предает первого.

Более сложные случаи предательства - когда партнеры отношения, о котором я говорил, суть один человек и группа людей, группы людей с обеих сторон, объединения многих людей, большие массы людей, целые народы и страны. Например - отношение между правительством и подвластным населением страны, между лидерами партии и прочими членами партии, между партией и представляемым ею классом и т.д. Вырожденный случай - когда человек, группа людей или вообще человеческое объединение предает самого себя. Но и в этом случае происходит удвоение - человек или объединение людей фигурирует в разных аспектах или берется в разное время. Например, человек может предать свои жизненные принципы ради каких-то других целей или невольно совершить поступки, которые играют предательскую роль по отношению к нему самому (в другое время или в другом отношении). Аналогично возможно самопредательство человеческих объединений.

В другом аспекте усложнения ситуации предательство происходит за счет того, что принимается во внимание третий компонент - враг (человек, группа, большое объединение), в пользу которого совершается предательство, который провоцирует предательство, способствует ему, использует его. Классический образец этого - две враждующие страны, граждане одной из них предают свою страну в пользу враждебной.

В третьем аспекте усложнение идет за счет усложнения участников отношения предательства, увеличение числа действия, образующих в совокупности предательское поведение, разнообразие этих действий, растянутость во времени и т.д. Образец этого - руководство одной страны проводит предательскую в отношении своей страны политику в пользу другой страны, враждебной ей. Среди действий этого предательского руководства могут быть такие, которые по отдельности не являются предательскими, но совокупность которых образует предательство.

Кто несет ответственность за предательство? В простейших случаях индивидуальных предательств это очевидно: сам человек, совершивший предательство. Тут применение моральных и юридических критериев трудности не представляет. Ну а если участники некоторой ситуации - большие человеческие объединения? Например, целая армия капитулирует, как это случалось в войне 1941 - 1945 годов, если командование приказывает сложить оружие, солдаты это приказание выполняют, кто они - предатели или нет? А как оценить поведение командования, которое решает, что борьба бесполезна? Возникают ситуации, когда люди оказываются не в состоянии сдержать клятву. Тут возникают трудности с оценкой поведения людей. А в случае с целой страной и ее руководством положение неизмеримо усложняется. Тут каких-то всеобщих критериев оценки поведения нет. Моральные и юридические нормы здесь фактически теряют смысл. Во всяком случае, общепризнанный и узаконенный кодекс норм для таких случаев отсутствует. Действует общественное мнение, политические соображения, традиции.

Бывает предательство осознанное и неосознанное, преднамеренное и непреднамеренное. Во всяком сложном и значительном предательстве, в котором участвуют многие люди и которое состоит из многих поступков в растянутом временном интервале, можно заметить как осознанность и преднамеренность, так и неосознанность и непроизвольность, причем в различной степени и различных комбинациях. Это затрудняет оценку явления в целом, в особенности, если отсутствуют достаточно строгие критерии на этот счет и желание понять явление объективно. Большинство предательств относится к явлениям такого рода. Они, как правило, не оцениваются как предательства, не наказываются или наказываются слабо, не мучают совесть предателей. Дело тут не в некоем падении нравственности (хотя и это имеет место), а в возникновении жизненных ситуаций, которым неприменимы нормы морали и юридические нормы.

Для оценки поведения людей как предательства нужны какие-то люди, стоящие над ними или независимые от них в определенном отношении. Для наказания одних людей за предательства нужны другие, имеющие силу осуществить это, как, впрочем, и для оправдания. Если таковых судей и карателей нет, предательство остается не разоблаченным публично и ненаказуемым. Предательство высших и сильнейших людей зачастую не оценивается и не наказывается как таковое.

ВЕЛИЧАЙШЕЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО В ИСТОРИИ.

Предательство есть широко распространенное явление как в личной жизни людей, так и в исторических процессах. Оно является постоянно действующим фактором человеческого бытия. Прогресс человечества противоречив. В той сфере, к которой относится предательство, он оказался явно не в пользу преданности, верности и надежности, а в пользу предательства, неверности и ненадежности. И вершиной прогресса человечества в этом отношении стало то предательство, которое произошло в Советском Союзе и России с приходом к высшей власти Горбачева и завершилось контрреволюцией 1991-1993 годов, олицетворяемой Ельциным.
Напоминаю, что я употребляю слово "предательство" в социологическом смысле, как научное понятие. Спрашивается, почему бы тут не употребить другое слово, поскольку слово "предательство" несет на себе нагрузку морально-юридического смысла? Я настаиваю, однако, именно на этом слове, поскольку научное понятие в данном случае является экспликацией (проявлением и уточнением) интуитивного словоупотребления. Оно содержит в основе своей морально-юридическую смысловую нагрузку.

Достаточно припомнить поведение высшего партийного и государственного руководства страной, возглавлявшегося Горбачевым и Ельциным, работников партийного аппарата и миллионов членов партии, дававших клятвы верности партии, стране, идеалам коммунизма и т.п., но нарушавших эти клятвы и разрушавших советский социальный строй, советскую систему власти, партию, идеалы коммунизма и т.п. по указке и под аплодисменты врагов. И никакими словесными ухищрениями не оправдаешь это предательское поведение, причем предательское как в моральном, так и в значительной части и в юридическом смысле.
Предательство, о котором идет речь, является чрезвычайно сложным сплетением огромного числа разнообразных поступков, огромного числа людей. Причем, оно вплетено в сложный исторический процесс жизни страны, составляющий часть жизни человечества. Оно имеет сложную структуру во многих измерениях. В частности, оно имеет "вертикальную", иерархическую структуру: горбачевская клика предает прочую часть высшего партийного руководства, последняя предает весь партийный аппарат. Партийный аппарат предает всю систему власти, все они предают подвластное население, Советский Союз предает союзников по социалистическому блоку, социалистический блок предает ту часть человечества, которая рассчитывала на его поддержку. Аналогично в других измерениях имеет место сложная структура. Очевидно, распространять на эту социальную эпидемию интуитивное словоупотребление нельзя. Требуются специальные познавательные средства. Чтобы мысленно выделить это грандиозное социальное явление и осуществить его анализ. Для этого нужно осуществить профессиональное социологическое исследование.

То, что я предлагаю здесь, есть лишь первый, ориентировочный шаг в этом направлении.
Рассматриваемое предательство никак не следовало из социальных законов советского социального строя (реального коммунизма), не было закономерным и неизбежным. Его могло и не быть. Оно явилось результатом уникального стечения обстоятельств. Но оно не было случайным в том смысле, что было подготовлено всем ходом советской истории и намерением хозяев западного мира склонить определенную часть советского народа на предательство. Это намерение нашло тут благодатную почву.

Ниже мы рассмотрим некоторые (далеко не все) компоненты и вехи процесса подготовки этого рокового предательства в советский период русской истории.

СТАЛИНСКИЙ ПЕРИОД.

Начнем с оргии доносов, начавшейся в тридцатые годы. Донос сам по себе не есть предательство. Но в определенных условиях становится школой и формой (средством) предательства. Донос есть явление общечеловеческое, а не специфически советское и коммунистическое. Он процветал и в дореволюционной России, наполеоновской Франции и гитлеровской Германии. На Западе он возник как социальное явление вместе с христианством (вспомните Иуду!). В многовековой истории христианства он сыграл роль не менее значительную, чем в кратковременной истории русского коммунизма (вспомните инквизицию и использование исповеди!). В советской истории доносы сыграли роль огромную, а тридцатые и сороковые годы были годами буйства доносов. Они стали одним из важных средств управления страной.

Отношение к доносам было двойственное. С одной стороны, они считались явлением аморальным. Поскольку они касались близких людей (родственников, друзей, коллег, соратников), они расценивались как предательство. С другой стороны, они насаждались искусственно сверху в массовых масштабах и поощрялись. Доносчикам внушали, что они выполняли священный долг перед страной, народом, партией, идеалами коммунизма. И хотели этого власти или нет, система массового доносительства стала государственно организованной школой предательства для миллионов людей. Предательство было изъято из сферы морально-юридических норм.

Хочу обратить внимание читателей на то, что главным в рассматриваемой форме доносов были не тайные штатные осведомители органов государственной безопасности (их было не так уж много), а добровольные энтузиасты, сочинявшие бесчисленные доносы в органы власти и учреждения средств массовой информации, а также открытые доносы в виде выступлений на всякого рода собраниях и в виде публикаций (книги, статьи), - публичные доносы. Вся страна превратилась в арену доносительства. При этом предательство в отношение друзей, родственников, сослуживцев, коллег стала обычным элементом доносов.

Доносительство, о котором говорилось выше, было массовым явлением, но осуществлялось каждым человеком индивидуально. Эта эпидемия индивидуальных предательств происходила одновременно с предательствами коллективными. Жизнь советских людей была насыщена всякого рода собраниями. А это - критика и самокритика, разоблачения и осуждения недостатков и их виновников, принятие решений, осуждающих членов коллективов и т.д. Что творилось в этом отношении в органах власти и управления, в творческих организациях, учебных заведениях и т.п., сейчас трудно себе вообразить. Коллективные погромы коллег снимали ответственность с каждого члена коллектива по отдельности. Верность слову и дружбе, честь, надежность и прочие качества порядочного человека стали явлениями исключительными, невыгодными и даже опасными для человека. В случае коллективного предательства члены коллектива по отдельности не выглядели и не ощущали себя предателями. Ответственность ложилась на тех, кто возглавлял коллектив. А с них она снимались тем, что они выполняли распоряжения свыше.

В свете того, что произошло в России после 1985 года, надо, на мой взгляд, пересмотреть оценку сталинских репрессий сталинских годов. Конечно, в них были перегибы, пострадали многие невиновные, на этом грели руки всякие негодяи. Но они имели основания в самой реальности. Строительство нового социального строя происходило в борьбе различных сил. Эта борьба порождала расколы людей на враждебные лагеря. Противники сталинской политики самой логикой борьбы выталкивались в лагерь врагов, становились на путь предательства.
Но сталинские репрессии, пресекая деятельность актуальных и потенциальных предателей, создавали предпосылки для будущих предателей. И вообще, вся деятельность советской власти по созданию и укреплению нового социального строя одновременно ковала будущих предателей этого строя. Причем, в большом количестве. Не забывайте, что высшие советские предатели (Горбачев, Яковлев, Ельцин и многие другие) прошли начальную школу предательства в комсомоле и партии сталинского периода.

В начале войны 1941-1945 годов в плен сдавались боеспособные воинские части и даже целые армии. В чем же дело? Антисоветчики и антикоммунисты "объясняли" это ненавистью к советскому социальному строю (к коммунизму). Конечно, отчасти это имело место, но лишь для ничтожной части людей. Я пытался объяснять это тем, что солдаты в массе не имели возможности для индивидуальной борьбы с врагами. И отчасти это было верно. Но лишь отчасти. Я сам был свидетелем случаев, когда можно было сражаться с немцами, а целые части добровольно сдавались и без приказов высшего начальства сложили оружие. Так что введение Сталиным особых заградительных отрядов в тылу у ненадежных частей было абсолютно правильной защитной мерой. И советские солдаты стали мужественно и самоотверженно сражаться, будучи поставлены в условия, когда отказ от сражения стал угрожать им гибелью. Так в чем же дело? Думаю, что сыграло роль качество человеческого материала. Различные народы имеют разную склонность к предательству. У нас, у русских, эта склонность довольно сильная. Русское холуйство, угодничество, покорность перед силой, хамелеонство и т.д. естественно переходило в соответствующих условиях в предательство.

А героизм?! А Матросов, панфиловцы, оборона Бреста?!.. Одно другого не исключает. На одного Матросова приходились тысячи трусов, шкурников, паразитов. Мы победили в войне. Но главным фактором победы, на мой взгляд, был советский социальный строй и сталинское руководство. Благодаря им тот же самый человеческий материал стал важнейшим фактором победы. Сталинское руководство осталось верным стране и идеалам коммунизма. Оно объявило самую беспощадную войну всяким явлениям предательства. Как вы думаете, что случилось бы, если бы сталинское руководство дрогнуло и встало на путь предательства? Очевидно, мы были бы разгромлены уже в 1941 году.

Этот пример красноречиво говорит о том, что для научного объяснения таких грандиозных социальных явлений, как рассматриваемое предательство, необходимо принимать во внимание совокупность факторов и их взаимодействие, а не эти факторы сами по себе и с какой-то одной точки зрения. Склонность советских людей к предательству была замечена организаторами "Холодной войны" в самом начале (1946 год). Но они уже тогда решили (что было верно!), что русских нельзя победить в "горячей войне". И ставку на предательство как на важнейший фактор "Холодной войны" они сделали, когда для этого сложились подходящие условия, думаю - в начале 80-х годов.

ХРУЩЕВИЗМ.

Сталинская эпоха завершилась хрущевской десталинизацией. Коснусь лишь одного ее аспекта в связи с нашей темой, на который почти никто не обратил внимания: миллионы сталинистов во главе с самим Хрущевым (а он был сталинским холуем!) молниеносно предали своего вождя Сталина и превратились в активных антисталинистов. Я не помню ни одного случая в те годы, чтобы кто-то публично выразил преданность Сталину и сталинизму. Вся десталинизация в целом прошла как массовой предательство, инициатива которого исходила с высот власти и в которое было вовлечено почти все активное советское население. Она явилась своего рода репетицией к тому роковому всеобщему предательству, которое через тридцать лет будет совершено по инициативе горбачевского и затем ельцинского руководства.

Хрущевское предательство затронуло лишь некоторые аспекты советского общества, оставив без изменения его социальный строй. И потому оно не стало роковым. К тому же зарвавшегося Хрущева остановили и отстранили от власти. Но его деятельность обнаружила уязвимость идейно-морального состояния советского общества и разрушительную мощь советской системы власти, когда ею распоряжаются дураки и авантюристы. Эпидемия предательства по отношению к сталинизму разразилась по команде с вершин власти и молниеносно стала массовой и всеобъемлющей. Массы населения проявили особую покорность власти, когда власть ослабляла требования к массам, необходимые для сохранения их социальной организации, т.е. на пути снижения напряженности исторической битвы за коммунизм. Все это было замечено западными организаторами "Холодной войны" и принято в расчет.

БРЕЖНЕВСКИЕ ГОДЫ.

В брежневские годы порожденная Хрущевым эпидемия предательства была приостановлена и заглушена. Но вирусы этой болезни не были убиты совсем. Они стали быстро размножаться и заражать советский социальный организм по множеству других каналов. Главный из этих каналов - либеральная интеллигентская фронда, диссидентское движение, "самиздат", "тамиздат", эмигрантская волна.

Надо всегда помнить о том, что у нашей страны был могучий враг - западный мир, что шла Холодная война. Наши внутренние предатели формировались этим врагом, поддерживались им, подкупались им. Они ориентировались на этого врага. Не будь его или будь он слабее и менее активным, такой эпидемии предательства не было бы. Ее сумели бы предотвратить.

Западные службы, занятые в Холодной войне, сознательно рассчитывали на предательство. В них работали квалифицированные и осведомленные люди. Они знали о предательствах сталинских лет. Они знали о капитуляции миллионов советских солдат в начале войны 1941-1945 годов. Они знали о десталинизации именно с точки зрения массового предательства. Западные службы прямо ставили своей задачей создание в Советском Союзе "пятой колонны". У них была разработана технология этой работы.

Одним из приемов их работы, например, было выделение особых личностей, особенно - в сфере науки, культуры, идеологии. Эти личности противопоставлялись прочей массе их коллег и сослуживцев. Их превозносили в средствах массовой информации на Западе, а прочих унижали, превращали в объект издевательств. Их печатали на Западе, устраивали их выставки, приглашали к себе, платили большие деньги. В силу логики внутренних взаимоотношений первые превращались в вольных или невольных предателей, заражая прочих завистью и духом предательства. Я думаю, что жажда отнять у диссидентов и критиков режима мировую славу, зависть к ним сыграла важную роль в превращении Горбачева в эпохального предателя.

Диссиденты получали паблисити на Западе и в пропаганде на Советский Союз кампании в их защиту, материальные средства. Имела место даже политическое и экономическое давление на советские власти. Для эмигрантов заранее готовились места работы, давались хорошие подачки. Раздувался и национализм. Создавались особые националистические центры и организации. Намечались лидеры диссидентского и националистического движений. Одним словом, шла многолетняя и терпеливая работа по заражению советского общества вирусами антисоветизма и антикоммунизма, по созданию массовой готовности советского населения на предательство эпохального масштаба.

АПОГЕЙ ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Вся эволюция предательства, о которой мы говорили, сконцентрировалась в горбачевско-ельцинском предательстве. Новое здесь присоединилось то, что предательство осуществилось как компонент диверсионной операции Запада, завершившей Холодную войну. Горбачев как глава партии и государства снял запрет на предательство, и подготовленная лавина предательства сокрушила страну.

На ком лежит ответственность за это? Очевидным образом на высшей власти страны во главе с Горбачевым. Каковы критерии такой оценки? Чтобы оценить поведение высшей советской власти как предательское или отвергнуть такую оценку, надо, во-первых, исходить из долга власти по отношению к подвластному населению. Этот долг состоит в том, чтобы сохранять и укреплять сложившийся социальный строй, охранять территориальную целостность страны, укреплять и защищать суверенитет страны во всех аспектах ее социальной организации (власти, права, экономики, идеологии, культуры), обеспечивать личную безопасность граждан, охранять систему воспитания и образования, социальные и гражданские права, короче говоря - все то, что было достигнуто за советские годы и что стало привычным образом жизни населения. Власть знала об этом. Население было уверено в том, что власть будет выполнять свой долг, и доверяло власти. Выполнила власть этот долг или нет? Если нет - почему? Во-вторых, надо выяснить, действовала советская власть самостоятельно или манипулировалась извне, планировалось ее поведение кем-то вне страны или нет, действовала власть в интересах этой внешней силы или нет?

Реальность советской истории после 1985 года такова, что оценка поведения советской власти как предательства по отношению к подвластному населению не вызывает никакого сомнения у объективного наблюдателя. Тут мы имеем классически явный образец предательского поведения. Эта оценка не была высказана какими-то авторитетными силами потому, что таких сил просто не было и нет. Внешние силы, манипулировавшие советской властью, умышленно поощряли предательство, изображая его в пропаганде в ложной форме добра, а внутри страны не оказалось сил, способных дать оценку власти как предательства и действовать но отношению к власти так, как положено поступать с предателями.

Предательство осталось незамеченным и ненаказанным, потому что руководители (организаторы) предательства вовлекли в ситуацию предательства многие миллионы советских людей, "утопив" свое личное предательство в предательстве массовом и сняв с себя тем самым ответственность за него.

Население стало сообщником и орудием предательства, либо осталось пассивным (равнодушным) к нему. Большинство вообще не поняло происходящего. А когда начали что-то понимать, предательство уже совершилось. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что советский народ в течение семидесяти лет нес на себе тяжелый груз исторической миссии. Он устал от него. Он воспринял контрреволюционный переворот как освобождение от этого исторического груза и поддержал переворот или, по крайней мере, не стал ему препятствовать, не задумываясь над тем, к каким последствиям приведет это освобождение. Никому в голову тогда не приходила мысль, что советский народ, сбрасывая с себя груз исторической миссии, тем самым капитулировал перед врагом без боя, - совершал предательство в отношении самого себя.

Само собой разумеется, в поведении населения сыграл роль и социальный строй нашей страны. Система власти была организована так, что массы подвластного населения были полностью лишены социально-политической инициативы. Последняя была монополией власти. А в рамках самой власти она сосредоточивалась в ее верхах, лишь в ничтожной мере распределяясь по ее иерархическим ступеням. Население было приучено полностью доверять власти. А внутри власти это доверие фокусировалось на ее верхушку. Людям в голову не приходила мысль, что верхи могут встать на путь предательства. Так что когда процесс предательства начался, население восприняло его как мероприятие власти, и аспект предательства остался незамеченным.

Внесла свою лепту в подготовку предательства идеология. Как известно, одним из принципов советской идеологии был интернационализм. Он, с одной стороны, перерастал в космополитизм для значительной части населения, в основном - образованного, зажиточного и нерусского. Попытки Сталина борьбы против космополитизма потерпели неудачу. С другой стороны, интернационализм способствовал тому, что этнически русские в массе своей оказались в Советском Союзе в самом жалком положении. Национальная политика власти фактически оказалась антирусской, осуществлялась в значительной мере за счет русских. Это привело к разрушению и, по крайней мере, к занижению национального самосознания русских, - к русской денационализации. А это, в свою очередь привело к тому, что русский народ оказался равнодушным к предательству диссидентов, эмигрантов, высших руководителей, деятелей культуры (в основном нерусских) и других категорий граждан, настроенных космополитично.
Сыграло ли это предательство решающую роль в крахе советской социальной системы и страны в целом? Если понимать слово "решающая" в том смысле, что не будь этого предательства, то социальный строй Советского Союза и сам Советский Союз уцелели бы, и страна избежала бы катастрофы, то скорее всего на поставленный вопрос можно ответить утвердительно.

Вероятность такого исхода Холодной войны усиливалась тем обстоятельством, что на последнем этапе войны западная стратегия почти на сто процентов строилась именно в расчете на это предательство. Советская (русская) контрреволюция произошла в конкретно-исторической форме именно предательства, - предательства, навязанного врагами извне, организованного правящей и идеологической элитой страны, поддержанного социально активной частью населения и без боя капитулировавшей прочей массой пассивного населения.

Горбачевско-ельцинское предательство является величайшим предательством в истории человечества по всем его основным параметрам, - по составу вовлеченных в него людей, по массовости, по степени сознательности и преднамеренности, по конкретно-историческому содержанию, по социальному уровню, по последствиям для многих стран и народов, по роли в эволюции всего человечества. Так что если у нас, у русских, украли право на роль первооткрывателей нового, коммунистического пути социальной эволюции человечества, то, казалось бы, нас должны признать чемпионами в сфере предательства, но я боюсь, что и в этом отношении нас сбросят на уровень марионеток в глобальных операциях западного мира (глобального сверхсообщества), а вождей нашего беспрецедентного эпохального предательства - Горбачева и Ельцина - впишут в историю как интеллектуальных кретинов и моральных подонков, как они того и заслуживают. Ужас нашей русской трагедии удваивается от того, что она произошла не в героической, возвышенной и жертвенной, а ублюдочной, трусливой, шкурнической, унизительной и подлой форме. Мы уходим с исторической арены в Небытие не в яростном сражении за жизнь и достоинство великого народа, как это положено в античной трагедии, а целуя ноги топчащего нас и руки поощряющего нас в нашем холуйстве и бросающего нам жалкие подачки бездушного врага. Наша трагедия беспрецедентна и в ее позорности.


Заключение.

ВЕЛИКИЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕЛОМ.


Во второй половине нашего (двадцатого) столетия произошел великий перелом в социальной эволюции человечества. Сущность этого перелома заключается в том, что начался переход от эпохи обществ к эпохе сверхобществ. Этот переход явился результатом стечения многочисленных исторических факторов. Логически систематизированное и достаточно полное научное описание этих факторов пока еще отсутствует, насколько мне известно. Тем не менее, они широко известны и по отдельности и в каких-то частичных комбинациях стали привычными объектами внимания в сфере социальных исследований. В этой краткой статье я их не рассматриваю, ограничиваясь лишь самим понятием сверхобщества. Более детальное изложение моих соображений на этот счет читатель может найти в моих работах "Коммунизм как реальность", "Кризис коммунизма", "Запад", "Глобальный человейник", "Русский эксперимент", "Новая утопия" "На пути к сверхобществу", а также в ряде статей и газетных интервью.

Чтобы определить, что такое сверхобщество, необходимо предварительно определить, что такое собственно общество. Слово же "общество" является многосмысленным. Чтобы стать научным понятием, оно нуждается в обработке, которая в логике называется экспликацией понятий. Я считаю целесообразным ввести для такой экспликации более общее понятие "человейник", определив затем общество как особый эволюционный тип человейника, имеющий свои эволюционные (качественные) границы.

Человейником я называю объединение людей, обладающее следующим комплексом признаков. Члены человейника живут совместно исторической жизнью, т.е. из поколения в поколение, воспроизводя себе подобных людей. Они живут как целое, вступая в регулярные связи с другими членами человейника. Между ними имеет место разделение функций, они занимают в человейнике различные позиции. Причем эти различия лишь отчасти наследуются биологически (различие полов и возрастов), а главным образом они приобретаются в результате условий человейника. Члены человейника совместными усилиями обеспечивают самосохранение человейника. Человейник занимает и использует определенное пространство (территорию), обладает относительной автономией в своей внутренней жизни, производит или добывает средства существования, защищает себя от внешних явлений, угрожающих его существованию. Он обладает внутренней идентификацией, т.е. его члены осознают себя в качестве таковых, а другие его члены признают их в качестве своих. Он обладает также внешней идентификацией, т.е. люди, не принадлежащие к нему, но как-то сталкивающиеся с ним, признают его в качестве объединения, к которому они не принадлежат, а члены человейника осознают их как чужих.

Эволюционными предшественниками человейников являются известные стада и стаи животных, а также объединения вроде муравейников. Слово "человейник" я ввел по аналогии со словом "муравейник". Предшественниками не в том смысле, будто человейники произошли от этих объединений живых существ, а в смысле эволюционной классификации: если расположить такие объединения в некоторый вертикальный ряд по степени развитости, то человейники будут возвышаться над ними.

От объединений насекомых и животных человейники отличаются материалом (веществом, материей) и его организацией. Материал человейника образуют люди и все то, что создается используется ими в их жизни, - орудия труда, жилища, одежда, средства транспорта и связи, технические сооружения, домашние животные, культурные растения и прочие материальные явления (предметы). Назовем это материальной культурой.

Человейник есть организованное объединение людей. В его организации принимают участие самые разнообразные факторы. Все эти факторы практически учесть невозможно. Да в этом и нет надобности. Наука изобрела способы, как сводить к минимуму число факторов, которые необходимо и достаточно принимать во внимание в таких случаях. Мы здесь выделим из числа всевозможных факторов такие, которые играют роль организаторов всей совокупности организующих факторов. Будем называть их факторами или средствами социальной организации человейника, а тот вклад, который они вносят в суммарную организацию человейника, назовем социальной организацией.

Факторы социальной организации общеизвестны: это - деловые клеточки, власть и управление, сфера хозяйства, сфера религии и идеологии, а также другие сферы, являющиеся результатом развития упомянутых основных.

В истории человечества были и существуют в наше время многочисленные индивиды (экземпляры) и виды человейников. Они различаются по размерам, по продолжительности жизни, по степени сложности структуры, по человеческому материалу и многим другим признакам. Достаточно сравнить примитивные человейники из нескольких сот человек, еще уцелевшие каким-то чудом на планете, и современные западные страны, достигшие высочайшего уровня развития и состоящие из десятков миллионов человек, чтобы увидеть, какой грандиозный эволюционный процесс тут произошел и происходит на наших глазах.

Много миллионов лет назад в рамках животного мира появились люди и человейники. Сначала это были одноклеточные человейники.Они размножались, увеличивались в размерах, совершенствовались, распространялись по планете. Возникали многоклеточные и сложные человейники. Одни распадались, другие появлялись. Вступали в контакты, враждовали, влияли друг на друга. Это происходило в рамках более или менее обширных миров. Прошли миллионы лет. Люди и человейники достигли высокого уровня развития. Стали возникать новые виды человейников, которые мы будем называть обществами. Общества оказались жизнеспособными, сравнительно быстро прогрессировали, успешно конкурировали с другими человейниками. Постепенно человейники типа обществ стали играть доминирующую роль в каких-то мирах и в массе человечества. История человечества стала по преимуществу историей возникновения, существования, эволюции, прогресса, борьбы, гибели обществ, - эпохой обществ. Высшим достижением этой эпохи явились страны западного мира. Человейники более низкого уровня организации, чем общества, я буду называть предобществами.

Отношение общества и предобщества характеризуется понятиями диалектики. В частности, возникновение общества, будучи диалектическим отрицанием предобщества, не означает полное исчезновение явлений предобщества. Многие из этих явлений сохраняются и воспроизводятся в обществе в качестве его явлений. Но сохраняются в "снятом" виде. Явления предобщества в составе явлений общества "очищаются" от их исторических форм, трансформируются применительно к условиям общества, становятся подчиненными законам общества. Они не характеризуют общество специфически и не образуют его основания.

То, чем общество в самой своей основе (при возникновении) отличается от предобщества, что делает его качественно новым образованием более высокого уровня социальной организации сравнительно с предобществом, образует его "нижнюю" эволюционную границу.

Общества возникают в скоплениях человейников (назовем их мирами человейников) при определенных условиях и отличаются от предобществ более высоким уровнем социальной организации. Из условий упомяну следующие. Общество образуется тогда, когда в каком-то ограниченном пространстве скапливается достаточно большое число людей и вынуждается на постоянную совместную жизнь в течение многих поколений не в силу родственных отношений (хотя они не исключаются), как это имеет место в предобществах, а по каким-то другим причинам. Например, это может быть скопление в одном регионе множества разноплеменных людей для защиты от врагов или в силу природных условий. Эти люди, по крайней мере, в значительной части являются чужими друг другу, а то и вообще враждебными, как это имеет место, например, при завоевании одних человейников другими. Среди людей в рассматриваемом скоплении могут быть и связанные родственными узами, что очевидно, поскольку тут имеются и образуются семьи. Но в данных условиях чуждость людей друг другу приобретает решающее значение. Для общества необходим некоторый минимум людей, не связанных родственными отношениями, хотя бы для того, чтобы родственные связи утратили прежнее значение. Конечно, эти связи не исчезают совсем. Но для человека как члена общества число родственно близких людей невелико в сравнении с числом тех чужих людей, с которыми ему приходится иметь дело, не говоря уж о численности прочих членов скопления людей, с которыми ему вообще не приходится сталкиваться.

Скопление людей, образующих общество, состоит не непосредственно из отдельных людей. Это - не толпа. Оно состоит из множества устойчивых групп. Эти группы сравнительно невелики по размерам. Если даже какие-то из них состоят из родственников (небольшая семья, например), основу их образуют не родственные связи, а интересы какого-то общего (совместного) дела. Они до известной степени автономны в своей жизнедеятельности. Каждая из них имеет свои частные интересы. Последние могут совпадать для некоторых из них, могут различаться для других и даже быть противоположными, могут совпадать в одних отношениях и различаться в других. Но всем им свойственно одно общее: эти частные интересы различных групп могут быть удовлетворены только в составе объединения этих групп в единое целое. Общество возникает как общее для разнородных людей и их групп с различными интересами условие удовлетворения их частных интересов.

Общество отличается от предобщества прежде всего по своему социальному качеству, т.е. по уровню социальной организации. Основные компоненты социальной организации общества суть те же самые, что и всякого достаточно развитого человейника: система власти и управления, организация первичных деловых клеточек, сфера хозяйства, менталитетная сфера. Но специфика их по отдельности и как единого целого состоит в том, что они изобретаются искусственно, являются результатом сознательной деятельности людей. Сознательными не просто в том смысле, что создаются с участием сознания (таковы вообще все социальные поступки людей), а в том смысле, что роль социальной организации осознается, и она создается для исполнения именно этой роли преднамеренно. Социальная организация общества есть организация рациональная. С этой точки зрения общества суть человейники исключительные в истории человечества. Предобщества еще не являются организованными рационально. Сверхобщества, возникающие в наше время, суть человейники сверхрациональные. Они поглощают в себе рационализм обществ, но доминирующими в их социальной организации являются социальные законы, отличные от законов рациональности.

Компонентами социальной организации общества являются общеизвестные феномены, для обозначения которых мы будем употреблять выражения "сфера государственности" ("государственность", "государство "сфера экономики" ("экономика") и "сфера идеологии" ("идеосфера", "идеология"). Эти феномены общеизвестны, но это не означает, что они всеми понимаются однозначно и научно. И обозначающие их языковые выражения многосмысленны, даваемые им описания и определения как правило не удовлетворяют критериям научного подхода к социальным явлениям. Чтобы достаточно точно определить понятие "общество", необходимо описать упомянутые компоненты социальной организации общества (по крайней мере, их) в соответствии с требованиями логики и методологии науки. Без этого условия определить специфику человейников, которые я называю сверхобществами, в принципе невозможно. Сделать это в данной статье немыслимо, и я отсылаю заинтересованного читателя к моим упомянутым работам. Здесь же замечу лишь следующее.

Рассмотрев все логически возможные варианты взаимоотношений компонентов социальной организации общества, которые можно наблюдать в наиболее развитых экземплярах обществ (а это - эмпирические, т.е. доступные для наблюдения явления), я пришел к выводу, что для научного (удовлетворяющего правилам логики и методологии науки) описания социальной организации общества исходным должно стать признание достаточно четкой дифференциации основных сфер общества и оформления сферы власти и управления в качестве особой сферы - сферы государственности. Определение прочих компонентов социальной организации как специфичных обществу предполагает государство. Оно не может быть логически корректным без ссылки на него, тогда как государство может быть определено без ссылки на них. Например, экономикой я называю сферу хозяйства человейника в том ее виде, какой она принимает при наличии государства и благодаря деятельности государства. Именно государство организует хозяйство человейника в особую стандартизированную сферу, которая "кормит" не только себя, но и весь прочий человейник. Организует, узаконивая хозяйственные клеточки и вводя правовые нормы, в рамках которых должна протекать жизнь хозяйственной сферы. Благодаря государству образуется внутренне связанное в некоторое целое общечеловейниковое хозяйство с единой денежной системой, обменом, разделением функций и т.д.

Из признаков государства как специфичной для общества системы власти и управления упомяну такие, как узаконенность (легитимность) государственной власти, ее суверенность, т.е. отсутствие какой-либо негосударственной власти, стоящей над ней, а также тот факт, что государство функционирует в рамках юридических законов, устанавливает такие законы, управляет обществом посредством законодательства. Оно использует и другие средства управления, но на основе законодательства и в рамках законов.

Существует не только нижняя эволюционная граница общества, не достигнув которую человейник не приобретает качество общества, но и верхняя граница, перейдя которую человейник утрачивает это качества. Развитие общества, как и любого эмпирического объекта, не безгранично. Не все, что возникает в процессе эволюции человечества, может быть ассимилировано обществом в качестве его органического элемента. Не все, что порождается самим обществом, может быть удержано в его рамках. В процессе эволюции человечества в эпоху обществ уже возникли, развиваются, накапливаются и набирают силу явления, которые не укладываются в рамки такого социального качества, называемого обществом. Само общество порождает отрицающие его явления.

Наличие верхней границы общества не означает, будто невозможна социальная организация иного типа, на основе которой может происходить дальнейшая эволюция человейников. Наоборот, я утверждаю, что возможен качественно новый, более высокий уровень социальной организации человейников сравнительно с обществом, - уровень сверхобщества. Более того, он не просто возможен, он является реальностью.

Верхняя граница общества не есть нижняя граница сверхобщества. Последняя есть то, чем сверхобщество отличается от общества, в чем именно первое возвышается над вторым как более высокий "этаж" эволюционной иерархии. Трудность в установлении нижней границы сверхобщества состоит в том, что явления общества и сверхобщества в реальности могут быть перемешаны, явления сверхобщества еще рядятся в одежды явлений общества и выглядят как продолжение и разновидности их, разбросаны, погружены в совокупность конкретных исторических событий.

Между эпохой обществ и эпохой сверхобществ нет абсолютно строгой границы. Они как бы накладываются друг на друга. Одна еще продолжается, а другая в тоже время и в том же социальном пространстве начинается. Должно пройти историческое время, прежде чем для многих станет очевидно, что новая эпоха уже наступила.

Сейчас уже можно констатировать как эмпирический факт существование сверхобществ двух типов - коммунистического и западнистского. Классическим образцом первого был Советский Союз. Он просуществовал более семидесяти лет, но так и сошел с исторической арены, будучи непонятым в качестве сверхобщества. А между тем именно он был новатором в сфере социальной эволюции человечества, впервые в истории построив в огромных масштабах человейник более высокого уровня социальной организации, чем доминировавшие на планете общества западного (я предпочитаю термин "западнистского") типа (США, Франция, Англия, Италия, Германия и другие). В ходе "холодной" войны западного мира против Советского Союза начался процесс формирования сверхобществ в замках западной цивилизации. Этот процесс усилился и ускорился после разгрома Советского Союза и советского коммунизма.

В Советском Союзе можно было очевидным образом наблюдать явления, выходящие за рамки социальной организации общества, возвышавшиеся над нею и подчинявшие ее себе. Это, во-первых, разделение системы власти и управления на государственную (советы), хозяйственную (система органов управления различными деловыми сферами , на вершине которой были министерства и совет министров) и партийную (партийный аппарат, на вершине которого был ЦК КПСС), причем - партийная власть выступала как сверхвласть по отношению к власти хозяйственной и государственной, не будучи легитимной (она осуществляла власть над человейником, распоряжаясь легитимной властью советов). Это, во-вторых, образование в сфере хозяйства явлений, вполне удовлетворяющих понятию экономики, и явлений, возвышающихся над ними и подчиняющих их себе, - явлений сверхэкономики (тотальное планирование, командные методы, политика ценообразования и т.д.). Это, в-третьих, образование механизма сверхидеологии, осуществлявшего тотальный контроль за всеми явлениями менталитетного аспекта человейника.

В странах западного мира после Второй Мировой войны стремительно стало формироваться сверхобщественная социальная организация другого типа (не коммунистического, а западнистского). Стали формироваться явления сверхгосударственности, сверхэкономики и сверхидеологии. Они описаны мною в книгах "Запад" и "На пути к сверхобществу", а также в других работах. Причем, каждому компоненту социальной организации коммунистической системы можно найти соответствующий компонент западнистской системы. Так что разгромив советское сверхобщество, западные страны сами устремились по пути эволюции в том же направлении.

В структуре современных западных стран, взятых по отдельности, можно выделить два уровня: 1) первый уровень, соответствующий структуре общества; 2) второй уровень, представляющий собою своего рода надстройку над социальной организацией общества. Понятие "сверхобщество" может употребляться как обозначение этой "надстройки" над обществом, а также как обозначение всего человеческого объединения, в котором возникает такая "надстройка", и она определяет социальный тип объединения в целом.

Сферой деятельности западных сверхобществ в обоих смыслах становится весь западный мир, и даже вся планета. Западные сверхобщества образуют сложные объединения, в которых тоже образуется разделение на два уровня. Причем, сверхобщество в первом смысле образуется как взаимодействие и объединение "надстроечных" частей западных стран. Эти объединения функционируют как явления общезападные. Их сфера деятельности выходит за рамки западного мира.

Процесс формирования сверхобществ в странах западного мира совпал с процессами интеграции западных стран в единое гигантское сверхобщество (в сверхцивилизацию), образования глобального сверхобщества (или общества второго уровня) как надстройки над странами западного мира и установления нового мирового порядка под его управлением. Тенденция к интеграции западного мира имела место всегда. Она принимала самые различные формы (вплоть до кровавых мировых войн). Что нового внесло в эту тенденцию наше время? Это новое связано с формированием сворхобществ и с их объединением на этой основе, т.е. с "вертикальным" структурированием человечества. Последнее заключается в том, что возникают бесчисленные и разнообразные организации, учреждения и предприятия общезападного (наднационального) характера. Их уже сейчас насчитываются десятки (если не сотни) тысяч. Они не принадлежат ни к какой отдельной стране. Они возвышаются над ними. В их деятельность уже сейчас вовлечены многие миллионы людей. Они организуются и функционируют по социальным законам (правилам), отличным от тех, по каким организуются и функционируют компоненты привычных (традиционных) "национальных государств" Запада. Они служат основой для образования своего рода "общества второго уровня", которое возвышается как "надстройка" над обычными обществами и подчиняет себе последние в основных аспектах их жизнедеятельности. Это объединение, используя средства западных обществ ("национальных государств"), фактически контролирует более пятидесяти процентов всех мировых ресурсов (по некоторым данным - более семидесяти процентов). Оно опутало своими щупальцами всю планету. Так что в отношении него вполне уместно выражение "Глобальное сверхобщество".

Глобальное сверхобщество складывается не по типу обществ западнистского типа, а по типу сверхобществ. Его компонентами становятся формирующиеся западнистские сверхобщества. Их объединяет в единое целое упомянутое "общество второго уровня". Оно правит миром в наше время, а не какая-то небольшая кучка богатеев. Оно включает в себя, конечно, денежный механизм западного мира и использует его как средство управления Западом и прочим человечеством Но для управления одним Западом, в котором живет до миллиарда человек, этого мало. А для удержания под своим контролем около пяти миллиардов прочего человечества - тем более. Нужны мощные вооруженные силы, политический аппарат, секретные службы, средства массовой информации. Нужно иметь возможность распоряжаться ресурсами "национальных государств" Запада, принуждая к этому систему власти и управления их.

Западный мир раздваивается так, что США становятся своего рода воплощением "надстроечной" части, общезападного сверхобщества в первом смысле. Здесь располагаются основные компоненты его. США стали главной резиденцией этого "мирового правительства", поставщиком мировых вооруженных полицейских сил, мест расположения "штабов" для управления различными рычагами мировой власти, кузницей командных, карательных и идеологических кадров и исполнителей воли хозяев планеты.

Происходит срастание компонентов сверхобщества США как отдельного сверхобщества и как общезападного сверхобщества.

Срастание это настолько сильное, что США выступают как реальное воплощение сверхобщественной части западного мира в целом. Будучи сами зоной деятельности общезападного сверхобщества, США выступают в целом как сила, возвышающаяся над прочими странами западного мира и управляющая им. Стремление западного мира к глобальному господству выступает как стремление США к такому господству. При этом сами США управляются своим и общезападным сверхобществом.

Происходящий процесс объединения всего человечества в единое целое является в реальности покорением всего человечества западным миром как единым целым. С этой точки зрения он может быть назван процессом западнизации человечества. Поскольку в западном мире доминируют США, поскольку они распоряжаются большинством ресурсов Запада и планеты, этот процесс может быть назван американизацией человечества. Поскольку над США и над всеми западными странами господствуют сверхобщественные явления, объединяющиеся в той или иной мере в общезападном сверхобществе, зоной активности которого становится вся планета, этот процесс может быть назван как глобализация человечества. Можно констатировать как факт важнейшую тенденцию социальной эволюции человечества к объединению его в глобальное сверхобщество, возглавляемое западнистским сверхобществом в рассмотренном выше смысле.

Выражения "глобализация", "западнизация" и "американизация" фиксируют фактически различные аспекты одного и того же процесса эволюции человечества, начавшегося во второй половине 20 века. Этот процесс еще только начался. Им будет заполнена вся история человечества в 21 веке. Похоже на то, что это будет история, которая по своей трагичности намного превзойдет все трагедии прошлого.

Переход к эпохе сверхобществ, сохраняя и приумножая многие достижения эпохи обществ, одновременно означает и утрату многих достижений эпохи обществ. Среди этих потерь следует назвать резкое сокращение числа участников эволюционной конкуренции. В эволюционную борьбу человейники включаются не по одиночке, а в составе миров. А миров, способных сражаться за самостоятельный эволюционный путь, на планете осталось совсем немного. До недавнего времени главными конкурентами в борьбе за мировую эволюцию были коммунизм и эападнизм. После разгрома советского коммунизма инициативу захватил западнистский вариант эволюции. Прочие варианты (мусульманский мир, африканский континент, Южная Америка) суть либо эволюционные тупики, либо подражания западнизму, либо зоны колонизации для Запада. Во всяком случае, что бы ни происходило в этих регионах, изменить направление социальной эволюции уже невозможно в силу закона эволюционной инерции. А изменить направление эволюционного процесса внутри самого западного мира невозможно в силу его внутренней социальной организации. Поражение коммунистического мира в Холодной войне надолго (если не насовсем) похоронило возможность и даже идею социальной революции.

С возникновением глобального сверхобщества произошел перелом в самом типе эволюционного процесса: степень и масштабы сознательности исторических событий достигли такого уровня, что стихийный эволюционный процесс уступил место проектируемой и управляемой эволюции. Это не означает, будто всё в эволюции человечества стало планироваться, и ход эволюции стал управляться в соответствии с планами. Это означает, что целенаправленный, планируемый и управляемый компонент эволюционного процесса стал играть определяющую роль в конкретной истории человечества. Цели при этом не обязательно благородные, они могут быть (и являются таковыми на самом деле) эгоистичными, гнусными, коварными и т.д. Планы не обязательно целесообразные и разумные, они могут быть нелепыми и даже безумными. Управление не обязательно по правилам разумного управления и не обязательно эффективно, оно может быть дилетантским, неэффективным. Но это не влияет на сам тип эволюции, подобно тому, как плохая государственность не меняет тип власти как государственной, плохая экономика не меняет тип хозяйства как экономический.

Принципиально важно здесь то, что в западном мире сложилась социальная структура, в которой имеются компоненты, ставящие цели эволюционного характера и глобального масштаба, вырабатывающие планы достижения этих целей, обладающие способностью и средствами управлять огромными массами людей, принуждая их к деятельности по реализации этих планов, распоряжающиеся колоссальными материальными ресурсами, достаточными для того, чтобы исторические процессы, ранее бывшие стихийными, сделать сознательными.

Конкретные исторические процессы всегда суть смесь двух типов процессов: 1) стихийного, т.е. не планируемого и неуправляемого; 2) сознательно-волевого, т.е. планируемого и управляемого. Их пропорции и роли колеблются в определенных пределах. Доминирование второго типа ведет к тому, что процесс в целом становится по преимуществу планируемым (проектируемым) и управляемым, хотя какие-то его компоненты остаются не планируемыми и неуправляемыми.

При научном описании упомянутых типов процессов требуются различные системы понятий и утверждений методологии науки. Стихийные (естественноисторические) процессы описываются в понятиях и утверждениях диалектики. Для научного описания сознательно-волевых процессов требуется другой методологический аппарат. Тут требуется знать, что такое социальные планы (проекты), как и почему они возникают, как реализуются, что такое социальное управление людьми, какими средствами и по каким правилам оно осуществляется. Это не отрицает диалектику, это есть другая ориентация внимания при исследовании социальных объектов.

Все известные теории социальной эволюции исходили из явного или неявного взгляда на эволюцию человечества как на стихийный, не планируемый, неподконтрольный воле и сознанию людей, естественноисторический процесс. Этот взгляд сложился тогда, когда люди слишком мало знали о закономерностях своей собственной жизни и имели слишком мало средств оказывать заметное влияние на ее эволюцию и тем более контролировать ее. Силы человечества были еще не настолько велики, чтобы допустить самую мысль о возможности сознательного управления ходом истории. Человечество было раздроблено на огромное число враждующих объединений, и мысль о мировом единстве выглядела неосуществимой утопией. Существовали регионы с высокой степенью автономности эволюции и даже эволюционно независимые регионы.

Но во второй половине нашего века ситуация на планете изменилась настолько радикально, что взгляд на эволюцию человечества как на стихийный (естественноисторический) процесс стал выглядеть как анахронизм. Человечество вступило в эпоху, когда эволюция его стала происходить в значительной степени не по своему капризу, не стихийно. Сознательный, планомерный и преднамеренный элемент в ней приобрел такую силу, что стал доминирующим во всем комплексе факторов эволюции. Теперь в эволюционный процесс стали вовлекаться такие гигантские массы людей и ресурсы, что субъективные факторы эволюции человечества приобрели качественно новое значение сравнительно с недавним прошлым. Неизмеримо возросла степень запланированности, изученности и осознанности социальных явлений и поведения людей, возросла степень контроля за ходом процессов и степень следования планам. Неимоверно усилились средства манипулирования массами людей, средства коммуникации и средства решения проблем большого масштаба. Возникли бесчисленные проблемы, которые в принципе не могут быть решены без участия огромных интеллектуальных сил и материальных средств. Степень непредвиденности и неожиданности исторических событий резко сократилась сравнительно со степенью предсказуемости и запланированности. Все это в совокупности породило новое качество в самом характере (в типе) эволюции человечества.

06.12.2002

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru