реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Наброски о русской ментальности

Отняв льготы, терпеливых россиян настолько задели за "живое", что, наконец, сподвигли на хоть и вялое, но действие. Показательно, что за "живое" не задевали, когда, например, народ в Чечне погибал тысячами. Никто под машины не бросался и трассы не перекрывал. Про то, что обманули, дескать, народ и говорить смешно. Уж столько раз обманывали и ничего, хавали, как миленькие. Явно и не в деньгах дело, ведь когда при дефолте полстраны потеряли суммы куда более значимые - такого протеста не наблюдалось.

Дело и не может быть в деньгах. Деньги, как рыночный феномен, российский народ упорно и в тихую продолжает презирать. Ради денег и за деньги россияне на баррикады не пойдут, да и, как показывает опыт российского бизнеса, деньги для россиянина вообще не мотивация. Презирают, конечно, не сами деньги (их очень даже любят, хоть и стыдятся этого), а определенный способ зарабатывания, и деньги, как базу социальных отношений, в лице денег презирают "продажный" мир предпринимательства и рыночной логики.

В популярных сериалах типа "Менты", "Улицы разбитых фонарей" или "Бригада" главные герои как раз те, кто стоит НАД миром зарабатывания денег. Те, кто "служат верой правдой", "решают вопросы", "наводят порядок", "отбирают "кусок"", восстанавливают справедливость. Это государевы слуги и рыцари с большой дороги. Несмотря на противостояние, это люди одной психологии, как две стороны одной монеты, и они часто меняются ролями. Менты крышуют, а бандиты восстанавливают справедливость. И те и другие заняты дележом. В роли территорий, подлежащих дележу, выступает бизнес. По уголовному говоря - "барыги". Место, отведенное категории ""барыга"" четко отражает отношение общества к предпринимательству.

Нелегкая доля "барыги"

Именно "барыгам" (то есть бизнесменам, предпринимателям) больше всего не повезло с социальным одобрением. Предприниматель в нашем представлении это или недалекий полудурок, или сатрап-угнетатель, или сволочь и подлец, или злой гений и воплощение дьявола и почти всегда жмот, (но!) часто имеющий компенсаторную привычку пускать деньги на ветер. Положительный образ предприимчивого человека в общественном сознании отсутствует. Ведь от "трудов праведных не наживешь палат каменных". Совершенно нет представления о том, что предпринимательство требует способности рисковать, ответственности, упорства и трудолюбия, организаторских способностей, да и много чего еще. Человеку, начинающему бизнес, трудно встретить поддержку общества. Типичная реакция россиян на инициативу - зависть, злорадство и тайное вожделение провала. Всем знакомы фразы типы "ты че, самый умный" или "тебе что, больше всех надо"? Состоявшийся успех также не встречает радости, но порождает косые взгляды и подозрения. Это, мол, потому что он бессовестный и жадный, недостаточно духовный, или потому что у него связи или потому что он всех купил. Большинство россиян путь, ведущий к богатству, не связывает ни с трудолюбием, ни с талантом, ни с образованностью. Достичь его, по мнению многих, можно в том случае, если у вас есть связи, если вы ведете нечестную игру, ну и если вам повезло. Поскольку богатство воспринимается как результат либо удачи, либо обмана, им надо делиться. От предпринимателя настойчиво, с чувством собственной правоты и совершенно искренне ждут раздачи денег.

В общественном понимании "барыга" просто обязан делиться. Как говорил один из персонажей сериала "Бандитский Петербург": "….мужика не трогать, но "барыгу" доить и спуску не давать". Уверенность в том, что "барыга" априори "должен денег" объединяет и мафию и власть и народ. Бандит, будучи не измученным рефлексией, просто идет до конца, и если все только ДУМАЮТ, что барыг нужно доить, то бандит это ДЕЛАЕТ. Рейтинг Путина, возможно, так высок не в последнюю очередь потому, что он явно разделяет народную позицию и тоже искренне считает, что "барыга" подлежит дойке. Сейчас это называется необходимостью "социальной ответственности бизнеса". В этом смысле наш президент - плоть от плоти народной.

"Барыга" прекрасно чувствует неприязнь общества, и вести себя старается либо тише воды ниже травы, либо, напротив, вызывающе. Те, кто забывает свое место, вынуждены выбирать между иммиграцией и Матросской тишиной. В истории с Ходорковским, услышав президентское "истерику прошу прекратить" олигархи мигом вспомнили свое место, моментально присмирели и залепетали несуразное в стиле "прости дяденька". Впечатление такое, что они вдруг поняли, что забылись, когда стали требовать объяснений. Как говориться, бес попутал.

Не для себя, братцы!

Качества предпринимателя, которыми восхищались бы на войне или в битве за урожай, мигом обесцениваются, если человек старается для себя. Достойны похвалы и организаторский талант, и способность рисковать. НО! Только на службе обществу или великому делу. И предприниматель виновен прежде всего в том, что старается ДЛЯ СЕБЯ. Презрение к "барыге", это лишь грань презрения к частной обывательской жизни, к частным обывательским интересам. Герои в нашей культуре те, кому ничего для себя не надо, кто живет для людей. "Настоящий человек" не задумываясь жертвует частными интересами. Общим местом стали обвинения государства в том, что оно думает только о себе. Но это потому, что частных интересов просто нет. Отсюда и типично русская индульгенция - "братцы, я ведь не для себя старался!".

Презрение к частной жизни выражается в способности к подвигам и полнейшей неспособности организовать комфортную жизнь для себя и вокруг себя. Мы можем построить космическую станцию, но не можем построить нормальные дороги. Ставим в сельских школах компьютеры, но не можем построить теплые туалеты. Советский человек 70 лет ютился в коммуналках и покорял при этом просторы вселенной. Заметьте, он был при этом счастлив, и жизнь казалась ему преисполненной великого смысла - он ведь служил великому делу. Еще одно проявление анти-обывательской, рыцарской психологии всем известный интерес россиян к внешней политике. Международные новости - традиционный предмет для разговоров. Вместо того, чтобы убрать снег во дворе, россиянин размышляет об американцах, Ираке и арабо-израильском конфликте. Российский мужчина это феодального образца рыцарь, он может строить метро в Берлине, громить врагов в Испании, как в фильме "Комсомольцы добровольцы" оставив тем временем верную жену и сына дожидаться героя папашу из дальних походов по спасению человечества.

Это мир и мораль человека атомарного, члена общества, лишенного семьи. По российским представлениям, человеку должно все отдать коллективу, работе, делу - вот такой человек у нас хороший, таких мы любим. Это неминуемо входит в противоречие с частными интересами семьи. Если человек старается для семьи, для себя, для своих детей - это, по нашему получается, эгоизм и обывательство. Россиянину зазорно любить СЕБЯ, но должно любить ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Поэтому собственную жену и сына нужно принести в жертву метро в Берлине. Кстати говоря, такой же подход исповедует и бизнес, унаследовавший феодальные черты. Идеальный работник должен отдавать всего себя и принадлежать фактически компании. Отсюда кампании типа "мы одна семья". Отсюда ночлежки на работе и принцип "кто не с нами, тот против нас". Если не горят глаза, значит, ты не наш человек.

Зато мы душевные очень!

Социум приветствует полнейшее отсутствие границ частного мира. В тех же популярных сериалах положительные герои следователи и опера "горят на работе", постоянно пытаясь урвать немножко времени для семьи и личной жизни. Цель этого, видимо, показать, что они тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. Как бы то ни было служба всегда побеждает в соревновании с семьей, как и должно быть у положительного героя. Отсутствие границ частного мира выражается и в известном всем хамстве советских продавщиц, которые на работу приносят все домашние неурядицы и в рассуждениях о ДУШЕВНОСТИ и ДУХОВНОСТИ. Особенно это было заметно, когда только открылся железный занавес, и те, кто жил на Западе более-менее долго делились своими впечатлениями. Представляете, какой ужас, американцы за месяц договариваются, когда прийти в гости! Французы, гады, не позовут вас за семейный стол! К проклятому буржую нельзя заявиться в три часа ночи и поплакаться в жилетку! А все почему? Да утеряли душевность! Немудрено, при капитализме то! То ли дело в России. Звони в любое время, приходи когда хочешь, сиди сколько хочешь, распоряжайся, брат, чужим временем, как своим. Мы, типа, не потеряли душевную теплоту!

Феодальная ментальность отчаянно не хочет видеть собственную убогость и неадекватность и цепляется за соломинку духовности. В чем проявляется эта наша духовность совершенно непонятно. У духовных русских мест не хватает в домах престарелых. У душевных русских полные детдома брошенных детей. Душевные русские пытают друг друга в ментовских застенках. У духовных русских нищие пенсионеры. Больных детей душевных русских усыновляют недуховные буржуи. Вот такая наша духовность. Так что все разговоры о духовности и душевности это не более чем защитная медитация. Хоть мы и убогие, и завистливые, и чужого успеха не переносим, и везде врагов видим, и жизнь свою организовать не можем, зато мы ДУХОВНЫЕ и ДУШЕВНЫЕ. И все это лишь частные недостатки нашей необьятной ДУШИ.

Рыцарь ни при делах

Носитель феодальной ментальности искренне полагает, что он выше презренного мира денег. Он ведь стремится к высокому служению. Он жаждет какого-то невероятного смысла жизни и презирает стремление к обывательскому счастью. Отсюда песни герой которых "ничего не скопил, только верой и правдой служил". Отсюда фильмы, где человек денег, частный человек, обыватель если и не совсем сволочь, то обязательно хоть немножко нехороший, а служака, офицер завсегда герой и молодец. За ним ПРАВДА, а "в правде сила", как говорил Данила-брат. И женщины лучшие, конечно, любят всегда слуг отечества, сподвижников и рыцарей и если и совершают компромисс и выходят замуж за богатого или обывателя, то исключительно по душевной слабости и потом страшно мучаются.

Мужчина в российском понимании - рыцарь защитник. Но вот враги побиты и настало мирное время. Что делать рыцарю в мирное время? В мирное время рыцарю заняться нечем. Его кормит вся деревня, он же пьет горькую, портит девок и тоскует о высоком служении - "эх, было время!" Вот если бы напали враги, или нужно было бы кого-нибудь спасать, вот тогда бы он развернулся! Он - специалист по подвигам. Из этого и возникают традиционные упреки к российскому мужику, который пьет и не работает, в отличие, скажем, от китайца. Прозаическая работа по "улучшению благосостояния" - ниже его достоинства. Это скучно и неинтересно. Гораздо интереснее бухать в гараже обсуждая с "братьями по оружию" внешнюю политику. Сегодняшний русский мужик - спившийся, немощный рыцарь, с горечью наблюдающий, как все вокруг захватывают более оборотистые чужаки.

В советское время проблема работы решалась тем, что труд приравнивался к войне - "трудовые подвиги" и "битва за урожай". Труд был не ради своей хорошей жизни, а опять же ради высокой цели - победы мировой революции или чтобы обогнать Америку. Недаром именно оборонная промышленность являлась у нас самой передовой. Так что без врагов русскому мужику никуда. Да и высокая цель частенько так или иначе связана с победой над кем-то или чем-то. Если врагов нет, то их стоит выдумать. Без врагов существование рыцаря окончательно теряет смысл. Америка, Европейский Союз, чеченцы или китайцы, олигархи - все сгодятся. Лишь бы не чувствовать себя окончательно ни при делах. Потому не стоит удивляться, что наши спецслужбы не могут поймать Басаева и Масхадова. Потому и не могут. Без врагов их существование не имеет смысла.

Весь мир насилия мы ………..?

Россиянин воспринимает социальные отношения в логике насилия и подчинения. Убедить, соблазнить, доказать, привлечь - не его глаголы. Его глаголы - дать, отобрать, наказать, наградить, заслужить. Высшая честь в феодальной структуре - получить право на что-то без денег. То, что ты купил автоматически имеет меньшую ценность чем то, что тебе даровали или то, что ты завоевал. Достойно иметь деньги, полученные насилием, завоеванные, то есть добычу, или полученные подчинением, то есть награду, зарплату. В этой же логике функционирует и российский рынок. Если раньше распределяли продуктовые заказы, то теперь распределяют вотчины. Собственно поэтому бизнес и развивается не шатко не валко. Он весь построен на знакомствах, но число знакомых ограничено, а человеку со стороны заняться бизнесом и преуспеть весьма проблематично. Главные действующие лица - не предприниматели и потребители, а те, кто дает и отбирает. Налоговая инспекция и прокуратура. Если вы в хороших отношениях с властью, будь то президент или участковый, у вас есть вотчина. Это может быть ларек или нефтяная труба. Если вы с властью в ссоре, то вотчину могут отобрать. Трубу обложат налогами задним числом за пять лет, а ларек могут случайно сжечь неизвестные скинхеды. Не имеет значения, насколько грамотно выстроен бизнес. Вы можете быть лучшим на рынке, но если вы поругались с губернатором, у вас могут быть проблемы.

Поэтому никакого рынка в полном смысле этого слова у нас нет. Ведь для того чтобы выжить, компании совершают действия, адекватные обстановке, но абсолютно не совместимые с понятием рынка. Олигархи, например, отказываются от схем оптимизации налогообложения, типа, будем жить не по закону, а по совести. Ларечники бесплатно кормят ментов. Главный вопрос на российском "рынке" не вопрос совершенствования бизнеса и конкуренции, а вопрос отношений с властью. Хорошие отношения - есть бизнес. Плохие отношения - нет бизнеса.

Льготы - такие же крошечные вотчинки. Если ты что-то купил, значит, ты опустился до логики диалога, равноправного обмена. Человек, функционирующий в логике насилия и подчинения, воспринимает это как унижение. Льготы выводят человека из презренного мира денежного равенства, из мира "барыги", где продают и покупают в мир рыцарей и слуг отечества, туда где служат и награждают. Все платят в трамвае, а я нет! Мне положено! Мне государство дало! Хотя бы в транспорте есть возможность почувствовать себя вне презренного мира, где все продается и покупается. И вот эту привилегию отнимают, ввергая вас тем самым в презренный мир равенства перед деньгами. Теперь вы как все.

Разве ж можно такое стерпеть.

Реакция на отмену льгот никакого отношения к гражданскому обществу, к частным интересам не имеет. Это всего лишь возмущение тем, что людей в очередной раз выкинули из прибежища феодализма и рыцарства в ненавистный мир чистогана.

Соблазнение и насилие

Феодальный мир функционирует в логике насилия, капиталистический, рыночный в логике соблазнения. Даже рабочего вы не можете ЗАСТАВИТЬ работать. Вы можете только привлечь его зарплатой или заинтересовать чем-то иным. Управлять можно лишь заинтересовывая, соблазняя, убеждая. Собственно из этого и возникает рынок. Невозможно заставит вас купить. В этом смысле деньги - великий уравнитель. На рынке не существует господ и слуг. Все зависит от того, удалось ли вам соблазнить потребителя, угадать чего он хочет и удовлетворить его потребность. Нужно бороться, рисковать, инвестировать деньги или душевные силы и никто не гарантируется вам успеха. На этом же построена и выборная система. Если человек хочет быть президентом, он должен ездить по стране и говорить с людьми, уговаривать, убеждать, очаровывать, соблазнять, думать о том, как их привлечь и т.п. Он должен себя ПРОДАТЬ, ведь он не может ЗАСТАВИТЬ проголосовать за себя. И отказ от дебатов, от общения, при такой системе - мгновенная политическая смерть.

У нас все иначе.

Для россиянина, мыслящего в логике насилия, убеждать и договариваться, значит показать свою слабость. Поэтому, например, политика воспринимается как пустой треп. Настоящий мужчина по-российски - тот, кто может заставить, не унижаясь до убеждений и уговариваний. Тот, кто ставит перед фактом. Находка Единой России и президента заключалась в том, что они не стали участвовать в предвыборных дебатах. Нормальный человек расценил бы это как презрение к избирателю и трусость. Но только не российский избиратель, жаждущий сильной руки и крутого нрава. В логике российского избирателя Единая Россия тем самым сообщила - мы не какие-нибудь трепачи- политики, мы не слова говорим, а дела делаем.

Носитель феодального менталитета не умеет и не хочет убеждать и соблазнять, это ниже его достоинства. Он умеет принуждать и подчиняться. Отсюда и давно известная кадровая проблема Кремля. Если феодалоголовый не умеет убеждать и соблазнять, использовать интересы других в своих интересах, то есть не умеет управлять людьми независимыми, убеждая их, соблазняя своими идеями, заражая своей энергией и страстью, то ему приходится окружать себя рабами, аннулированными личностями, заранее согласными на все. "Вокруг президента уже витает некая кадровая аура. Она состоит из мужчин скорее прямолинейного, чем парадоксального, типа мышления, настроенных на поклонение другому мужчине - президенту. "Это нужно президенту", "это вредит президенту", "президент считает, что нужно делать так-то" - так любят говорить всуе эти люди."

Управление осуществляется с помощью страха и вины, а не с помощью договора, компромисса, заразительности идей, общих убеждений, целей и интересов. Как правильно заметил А.Минкин в Письмах к президенту - проблема кадровой политики президента заключается в том, что он не может, не умеет руководить независимыми, умными людьми. Он ведь учился не руководить, он учился вербовать и командовать. То есть шантажировать и заставлять. Он умеет разговаривать с человеком, только если человек уже ему подчинен, либо с теми, на кого у него есть "крючок". Убеждать, завоевывать, соблазнять, создавать себе единомышленников он не может, так, как это делал, например, Ельцин, который прошел огромную школу разговора с толпами, умел строить отношения с умными, независимыми и самостоятельными людьми, умел спорить и доказывать. В результате государственная верхушка сейчас это не команда единомышленников, а стайка испуганных рабов.

Предъявлять по этому поводу претензии к Путину было бы глупо. Он, как говориться, играет, как умеет, причем искренне. У спецслужб такая специфика, их инструментом не является открытый разговор, их инструмент - тайные операции. По своему уровню во всех смыслах этот человек является обычным полковником КГБ с типичным службистским менталитетом и мировосприятием. Нельзя ожидать от него каких-то свершений духа, менеджерских талантов и интеллектуальных прорывов. Собака не может разводить кур и строить себе будку. Она может только охранять. Претензии народа должны быть обращены к самому народу. Симпатии народа привели этого человека к власти. Он сам себе создал себе президента по своему образу и подобию.

Правовой фасад на службе феодалов

Падение железного занавеса и торопливые заклинания типа "мы европейцы!" привели к лихорадочным построениям всего антуража демократических обществ. Тут тебе и парламент, и выборы, и партии. Наличие таких декораций и страстное желание выдать их за истинное содержание нашего социума создает интересную ситуацию - наличие целого слоя, функционирующего по законам феодального времени и правовой фасад, обслуживающий феодальные разборки. За фасадом закона скрывается феодальная интрига. Иллюстрация - ситуация со сгоревшей дачей Путина под Питером.

Пожарные, когда сделали экспертизу, пришли к выводу, что во всем виноваты строители: они неправильно сложили печку. А раз они виноваты, то обязаны возместить ущерб. Первый способ - заплатить деньги. Но непонятно было, какие. Дом сгорел в 96-м году. Строили мы его лет пять. Хорошо помню, как в 91-м покупал кирпич по три рубля за штуку. Потом этого не хватило, и я докупал, но уже по семь рублей. Это были уже другие цены... В общем, непонятно, как индексировать. Поэтому второй способ мне понравился больше. Заставить их восстановить все в прежнем объеме. Что и было сделано. Они поставили точно такую же коробку, сами наняли польскую фирму, и она все доделала.

Представьте в такой ситуации рядового гражданина. Вам построили дачу, вы парились в баньке, дача сгорела. Удасться вам по закону сделать так, чтобы фирма вам построила заново? Вряд ли. Но товарищу из органов достаточно просто сказать пару ласковых. При этом ситуация разрешается как бы по закону, но именно потому, что у товарища Путина есть рычаги воздействия, к закону не имеющие отношения. Другая иллюстрация - когда Путин заявляет Вяхиреву : "Рем Иванович, если не отнимете НТВ у Гусинского, я вас порву". И уже потом начинается юридический спор хозяйствующих субьектов.

Мир соблазнения, договора и компромисса это мир СЛОВА. Мир насилия - мир ДЕЙСТВИЯ. Слова в мире действия не играют большой роли, они лишь одеяния пристойности для воли и желания феодального субьекта. Не феодал подчинен закону, но закон феодалу. Чтобы уничтожить Другого слова не нужны, они выполняют лишь роль фасада. Это декорация, обращенная к миру торговли, в который мы так страстно стремимся войти. Этот фасад не выражает происходящее в мире действия, а играет роль маскировки. Закон, Договор в феодальном мире не являются МЕЖЛИЧНОСТНЫМ феноменом, структурирующим и регулирующим социальную активность. Отсюда катастрофически низкая роль закона. Закон как бы есть, но он либо не выполняется, либо легко становится инструментом манипуляции и выборочного наказания.

Проблема Другого

Презирают, как говорилось выше, не сами деньги. Как и положено феодальному обществу презирают торговлю, то есть добывание денег, построенное на удовлетворении интересов и потребностей Другого. Поэтому и проблема экономики России и проблема отсутствия малого бизнеса и негативного образа предпринимателя и проблема сегодняшней власти имеют один общий корень - феодальную специфику взаимодействия с Другим. Проблема существования Другого с его интересами, отличными от ваших имеет два наиболее распространенных на практике решения. Первое - уничтожить Другого и жить дальше. Это способ самый простой и долгое время человечество именно этим и занималось и продолжает заниматься - человек истреблял своего соседа столетиями и тысячелетиями. Существует и другое решение - Договор, то есть СО-СУЩЕСТВОВАНИЕ. Чем убивать друг друга и жить в страхе, не лучше ли договориться? В самом деле, нет однозначного ответа на вопрос, как нам взаимодействовать с Другим, если наши интересы пересекаются. Уничтожить или договариваться? Обе стратегии взаимодействия имеют место быть - война и торговля. Торговля - мир соблазнения. Война - мир насилия и подчинения.

Торговля, как стратегия взаимодействия основана на компромиссе и со-существовании с Другим. Для носителя феодальной ментальности со-существование сопряжено со слишком сильной тревогой. Яркий пример опять-таки наш президент. Именно из-за неспособности выстраивать мир сосуществования, мир компромисса и договора, из-за неспособности функционировать в условиях неопределенности, вызванной присутствием Другого Путин почти явно заявляет, например, о том, что бизнес не должен заниматься политикой. Понятно, что это полная чушь, так как политикой имеет право заниматься любой гражданин, имеющий паспорт, хоть олигарх, хоть вокзальный бомж. На это не нужны разрешения. Показательно то, что эту позицию поддерживает значительная часть общества! Такое отношение практически не встречает критики. В этом вопросе, как и в вопросе дойки барыг, Путин действительно является представителем российского народа. Он такой, как мы все. И выдвигает он такое требование в силу специфики российского феодального менталитета, в силу типично российского параноидного страха перед Другим. Ему трудно позволить Другому существовать на том поле, которое он определил как свое, да он и не знает, как взаимодействовать в режиме со-существования и соблазнения. Ему знаком только режим насилия.

Выбирай сердцем!

Договор, как и всякая психическая работа мера в некотором смысле вынужденная. Ведь Договор подразумевает самоограничение и появляется тогда, когда нет возможности игнорировать интересы Другого. Вы ведь не пытаетесь договориться с тараканами на кухне, вы их просто травите. Рассуждения о том, что отсутствует договор между властью и обществом стали общим местом. Да и как не отсутствовать, ведь интересов Другого, интересов народа, с которыми невозможно не считаться, просто нет. Ничто не вынуждает власть заключать договор с обществом. Зачем, если общество можно игнорировать без серьезных последствий?

Да и как могут появиться эти частные осознанные интересы, если попытка мыслить рационально, расчетливо, преследуя и просчитывая собственный интерес вызывает у россиянина чувство вины?

Россиянин "выбирает сердцем". Доверять и не требовать гарантий и доказательств - вот это по-нашему, это духовно. Именно поэтому на рейтинг Путина не влияют никакие катаклизмы. Если бы российский избиратель судил по делам, он чувствовал бы себя продажным эгоистом. Но российский избиратель не таков! Он с честью несет знамя морального мазохизма! Россиянин любит вопреки всему! Таков наш идеал. На другом краю этой мазохистической сцены издревле находится Родина-мать. Она требует беззаветной любви, но ничего не дает взамен и обращается со своими сыновьями на редкость жестоко. Как поется в песне одного современного певца - "круче Родины родной только молотком по роже". С какой стати россиянин должен любить столь мрачную особу - совершено непонятно, но таков российский идеал - беззаветно служить Родине! Мы выбираем не рассудком, не взвешиваем "за" и "против", а кидаемся в омут доверия. Рациональный выбор исходя из собственной выгоды представляется нам зазорным малодушием.

Россиянин ищет фигуру, которой можно верить. Не важно, идет ли речь о зубном враче, банке или президенте. Презренные рациональности типа договоров и контрактов отступают на второй план. Российскому человеку неловко касаться таких мелочей, поэтому наш человек имеет привычку подписывать документы не читая. Россиянин вверяет себя Другому и ждет когда ему "сделают хорошо". Ежели "хорошо" не наступает, россиянин искренне обижается и негодует. Любовь сменяется ненавистью и он готов убить того, кому так беззайтеливо вручил свою судьбу лишь вчера. Россиянин пойман в порочный круг доверия и разочарования. Активность русского это поиск кому бы довериться и раздумья о коварности мира и власти. И нет выхода из этого круга, так как нет навыка сотрудничества, отстаивания своих интересов и достижения компромисса. Российский бунт поэтому никогда не конструктивен. Нет в российском мозгу схемы конструирования отношений, работы над отношениями, достижения компромисса, убеждения и отстаивания своего. Нет навыка выработки межличностной реальности. В задачу русского бунта не входит достижение взаимовыгодного компромисса, как основы сосуществования. Задача бунта - свержение, уничтожение "до основания" носителя неугодной реальности.

Россиянин стремится забыться в сне доверия, уйти от наиболее беспокоящих аспектов реальности в безопасный симбиоз, снять с себя все заботы погрузившись в пассивное ожидание. Наш соотечественник никак не может понять, что за его интересы никто кроме него самого бороться не будет и не должен. И "МММ" и сегодняшняя власть - плоды "выбора сердцем". Ожидая, что Другой удовлетворит его потребности, россиянин, по сути, желает использовать Другого, взвалить на его плечи ответственность за свою жизнь. Нормальный человек не горит желанием нести ответственность за Другого. Таким образом, в эту игру обещаний и надежд чаще всего играют вполне сознательно те, кто готов использовать наивного россиянина в своих целях. В результате тот сам становится жертвой, лохом, которого в очередной раз "развели".

Заключение

Тупик нынешней ситуации в том, что заставить власть считаться с собой можно только энергией страстью и насилием. Народ привел к власти носителей феодальной психологии - силовиков. Такая власть понимает только язык силы и никакой другой. Люди должны быть в состоянии именно путем насилия отстаивать свои интересы, если они хотят что-то изменить. Этого нет и не предвидится, поскольку цель этой борьбы - презираемый мир буржуазных ценностей, комфорта и обывательской психологии. Чтобы была хорошая жизнь, частная комфортная жизнь нужно идти на баррикады, но народ неспособен ради комфортной жизни ради идеалов мира барыг идти на баррикады. Сами же барыги вообще неспособны отстаивать открыто свои интересы, так как чувствуют себя виноватыми из-за презрения общества. Да, у молодого поколения расцветают пышным цветом обывательские интересы. Но по данным всех опросов молодые люди не интересуются политикой в принципе. Их волнует образование, карьера и заработок, но это и означает, что их судьбу будут решать предыдущие поколения, вполне сформировавшихся в советское время слуг. Ни те ни другие не пойдут на баррикады ради становления буржуазного мира. У одних нет энергии и страсти. У других нет чувства собственной правоты, на них давит мнение социума, воспитание, менталитет родителей. Никто не способен бороться за свою ЧАСТНУЮ свободу.

Падение железного занавеса и юношеское стремление принадлежать к западному взрослому миру привело к тому, что феодальный мир рыцарства и службы рассыпался как карточный домик при столкновении с миром денег. Произошло то же самое, что и в туземном племени, когда белые люди привозят блестящие зажигалки, острые железные топоры и блестящие бусы. Кто-то кричит что это происки дьявола, это зло, и мы должны быть выше этого. А кто-то, напротив, теряет голову и готов родную мать продать за стекляшки. Россиянин оказался безоружен перед деньгами, как индеец перед водкой. Никто не знает, не чувствует, что такое деньги, что они значат, какова их цена, что можно за деньги и что нельзя. Разом летит к чертям вся иерархия и система ценностей. И вот за деньги возможно все! Возникает по-детски примитивный, наивный культ денег и расцветает коррупция. Рыцарские идеалы не выдерживают конкуренции с рынком. То, что раньше являлось наградой за подвиг, ради чего нужно было гробить себя, оказывается, можно просто купить. Квартиру можно купить и для этого не надо 20 лет на предприятии выполнять отвратительную общественную работу. Можно просто купить машину, а не обзаводится блатом и не перевыполнять план, чтобы тебя ей наградили. Если обложить данью парочку бизнесменов, можно купить домик в Испании.

Мир рыцаря и мир "барыги" не могут со-существовать. Рыцари смотрят на то, как хорошо живут "барыги" и думают, а мы чем хуже? Так, воры в законе стали в итоге "барыгами". А государевы слуги, глядя на воров, поняли, что доить "барыг" это гораздо круче, чем охранять закон и гоняться за ворами. Невозможно иметь рыцарско-феодальное государство и при этом развивать рыночную экономику потому что рыцари банально начинают всех грабить. Симпатии общества по-прежнему не на стороне предпринимательства. За бизнесом скорее вынужденно признали право на существование. С предпринимательством смирились. Нет понимания того простого факта, что на данном этапе именно предпринимательский дух, энергия и энтузиазм являются национальным достоянием, а отнюдь не патриотические вопли. Времена то давным давно изменились. Место любого государства в сегодняшнем мире зависит прежде всего от экономики и храбрые голодранцы, которыми являются рыцари воины экономику не построят. Они этого не умеют и не хотят. И вообще это не их дело.

Конечно, мир денег нам отвратителен до невозможности, но можно ли его избежать? Можно ли скакнуть прямиком в мир, где товаром уже является информация. Можно ли, как когда-то из феодализма скакали в социализм страны Средней Азии, скакнуть так же из феодализма в посткапитализм? Мы неадекватны окружающему миру, как австралийский абориген современной Австралии. Им дают льготы на жилье и образование, но они не понимают, как жить в этом мире. Россию ждет похожая участь - загнивание и деградация в силу глубочайшей неадекватности тому миру, к которому она стремиться принадлежать.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru