реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ


реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Наркоситуация в зоне Ошского узла

Проблема афганского наркотрафика впервые обозначилась в регионе в 1992 году, когда только в Киргизии из незаконного оборота были изъяты первые 5 килограммов контрабандного опия “Made in Afghanistan”. В дальнейшем положение все более обострялось. В 1993 году в Кыргызской Республике было конфисковано 153 килограмма произведенного в Афганистане опия-сырца, в 1994 - почти 199 килограммов, в 1995 - без малого 621 килограмм, в 1996 - 807 килограммов, в 1997 - 683,4 килограмма, в 1998 году - 171 килограмм. Проблему осложняет возросшая героиновая наркоэкспансия из Афганистана. В 1995 году в Киргизии были изъяты первые 305 граммов героина, в 1996 - 1035 граммов, 1997 - 4200 граммов, в 1998 году - 24,7 килограмма героина. При этом отмечается снижение цены на этот сильнейший наркотик на “черном рынке”(при стабильных ценах на опий) почти на 40 процентов. Специалисты считают дешевизну героина не случайной. По их мнению поставляемый вначале по заниженным ценам, этот более мощный по воздействию на организм человека наркотик вызывает обязательное и более быстрое привыкание. Привыкнув к героину, наркоман уже не может вернуться к опию, и вынужден платить за героин все больше и больше. Еще в 1997 году килограмм героина на “черном рынке” Киргизии стоил 30 - 40 тысяч долларов США и почти целиком, транзитом, уходил за рубеж. В 1998 году началось настойчивое освоение внутреннего рынка, и цены на героин упали почти вдвое. Потребление героина сегодня зафиксировано практически во всех регионах республики, кроме Нарынской и Таласской областей. Если всего два года назад согласно статистической отчетности Ошского областного наркологического диспансера на учете состояли только токсикоманы, потребители опия, гашиша, марихуаны и не было ни одного больного героиновой наркозависимостью, то уже в 1998 году в связи с обозначенными выше проблемами количество больных, зависимых от героина, составило уже 6,9 процента от общего количества состоящих на учете с диагнозом “наркомания”.

Три с половиной тонны опия-сырца и свыше шестидесяти килограммов героина афганского производства в 1997 году было изъято и правоохранительными органами Республики Таджикистан. В 1998 году здесь было конфисковано 1424 килограмма различных наркотических веществ, включая 94 килограмма героина.

Неуклонно возрастая с 1992 года, количество изъятого из незаконного оборота опия в 1997 году достигло в Республике Узбекистан 2399,7 килограмма, героина - 70,3 килограмма. Специалисты обоснованно утверждают, что в силу сверхвысокой доходности (килограмм опия- сырца на черном рынке России, основном потребителе прошедших через “ошский коридор” наркотиков, - стоит 8-10 тысяч долларов, а реализация килограмма героина в Москве может принести доход до 100 тысяч долларов США ), малого объема при транспортировке (из килограмма опия можно приготовить от 80 до 100 граммов героина), героин вскоре полностью вытеснит опий-сырец с черного рынка.

Начиная с 1992-го и по 1996 год львиная доля контрабандных наркотиков поступала в Ферганскую долину через практически “прозрачную” афганско-таджикскую границу в Горно-Бадахшанскую автономную область (Таджикистан), и далее по высокогорной и практически неконтролируемой трассе Хорог - Ош - Андижан - в Ошскую (Киргизия) и Андижанскую (Узбекистан) области.

Для изучения ситуации “из первых рук” автор настоящего аналитического обзора, возглавлявший тогда Службу по борьбе с наркобизнесом Министерства внутренних дел Кыргызской Республики, в 1992 году одним из первых представителей силовых структур республики побывал в Иране, а в 1993 году - в Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан, изучил всю доступную на тот момент информацию. В результате выяснилось, что согласно данным ООН, Афганистан ежегодно поставлял (и до сих пор поставляет) на черный рынок до 3000 метрических тонн опия-сырца, из которых можно изготовить до 300 тонн героина. Наркотики эти на протяжении ряда лет через труднодоступный участок границы на стыке Афганистана - Ирана - Пакистана попадали в Исламскую Республику Иран и далее - в Турцию, откуда морем доставлялись в Европу. Но уже с начала 80-х годов Иран, по рекомендации ООН и в целях сохранения генофонда нации, ужесточил законодательство, значительно усилил антинаркотиковые структуры, возвел на границе с Афганистаном и Пакистаном мощные фортификационные сооружения, осуществил другие мероприятия, что значительно затруднило использование его территории для наркотранзита. (Подробнее об этом смотри ниже).

Международная наркомафия выбрала новый безопасный маршрут контрабанды наркотиков через территорию Центральноазиатских государств в Россию, Балтию и другие европейские страны. Этот маршрут, по мнению специалистов, стал одним из самых оживленных в мире. (Так, только в Германии при попытке реализовать наркотические вещества в 1996-1998 гг . были задержаны шесть граждан Кыргызской Республики. Один из них, неоднократный призер чемпионатов Европы по боксу кыргызстанец А. Курнявка, задержанный немецкой полицией в 1998 году при попытке реализовать три килограмма героина. Он осужден к 7,5 годам лишения свободы). Заинтересованное внимание наркомафии к Центральноазиатскому региону в первую очередь связано с наличием у региона общей границы с государствами – основными производителями наркотиков, с нестабильной политической ситуацией в Афганистане, с прозрачностью границ между странами СНГ.

Важным фактором, способствующим использованию региона как главной наркоартерии, является и его география: две трети трассы Хорог - Ош - Андижан проходят на высоте свыше 3 000 метров над уровнем моря, здесь имеется множество глухих ущелий, горных троп, по которым легко обойти все посты и маршруты патрулирования силовых структур, что очень затрудняет контроль. Так, по данным Мургабского (ГБАО, Республика Таджикистан) РОВД, в зимний период 1998 года на горных тропах Мургабского района пропали без вести 12 наркокурьеров, в ходе поисковых мероприятий удалось обнаружить тела восьми из них.

Развиваются и другие опасные явления, свидетельствующие об ухудшении наркоситуации. Так, повсеместно растет наркотизация населения (при этом, традиционный для этих мест гашишизм стремительно вытесняется гораздо более опасным внутривенным потреблением опия и особенно героина). Если в 1992 году в Ошском областном наркологическом диспансере с диагнозом “наркомания” на учете состоял лишь 91 человек, то в следующем году здесь лечилось уже 125 больных, в 1994 - 155, в 1995 - 277, в 1996 - 394, 1997 - 517, и в 1998 году на учете состояли уже 644 человека. Таким образом благодаря в основном афганской наркоэкспансии количество состоящих на учете лиц с диагнозом “наркомания” за последние шесть лет увеличилось более чем в семь раз. Изменился и социально-демографический портрет современного “регионального” наркомана: львиная доля сегодняшних потребителей - безработная и не учащаяся молодежь 13-22 лет. В наркобизнес в силу известных причин социально-экономического характера все больше втягивается местное население. Так, основными субъектами наркопреступлений в Кыргызской Республике в 1997 году, например, стали ее граждане (92,3 %). Все сильнее обозначается феминизация преступного промысла, что весьма выгодно наркодельцам: во-первых, им удается избежать проблем при оплате, так как женщины соглашаются сбывать или перевозить наркотик за мизерную плату или за продукты; во-вторых, боясь расплаты, в том числе мести членам семьи, женщины редко выдают организаторов и пособников наркопреступлений. И, наконец, в третьих, в случае привлечения к уголовной ответственности женщин, особенно многодетных, такая мера пресечения, как арест, применяется сравнительно редко, а в случае осуждения чаще всего применяются меры наказания, не связанные с лишением свободы. Именно поэтому, например, в 1997 году женщины составляли сорок процентов от общего количества задержанных в Андижанской области перевозчиков наркотиков. В Ошской области Кыргызской Республики за последние годы удельный вес задержанных за контрабанду наркотиков женщин возрос с 3 до 16%.

Растет замешанная на полученной от торговли наркотиками прибыли коррупция (в Кыргызстане, например, в 1998 году к уголовной ответственности за незаконные операции с наркотиками привлечены 7 бывших офицеров правоохранительных органов).

Наркодельцы ввозят в регион из зоны боевых действий оружие, взрывчатые вещества, которые используются затем экстремистами для совершения терактов. Только в ходе одной операции в сентябре 1998 года сотрудники Ошского областного Управления министерства национальной безопасности Кыргызской Республики изъяли у продавцов наркотиков 19 боевых гранат повышенной взрывной силы, партию героина и марихуаны. Комментируя эту операцию, начальник областного УМНБ подчеркнул, что вооруженные наркоторговцы становятся все более типичным явлением в регионе. Так, в августе 1998 года в Оше были задержаны два члена незаконных вооруженных формирований из Таджикистана, которые контрабандно провезли в Кыргызскую Республику один килограмм опия и автомат “Калашникова”.

Наркотики также используются криминальными элементами в качестве платежного средства. Для их приобретения в регион в большом количестве поступают фальшивые денежные знаки, в том числе американские доллары. Так, на проведенной в феврале 1998 года в рамках Международного антинаркотикового проекта ООН “Ошский узел” Рабочей встрече руководителей республиканских (Узбекистан - Таджикистан - Кыргызстан) и областных (Андижанская, Горно-Бадахшанская автономная, Ошская области) прозвучала информация о появлении на “черном рынке” Оша нескольких десятках тысяч фальшивых американских долларов, поступивших сюда от российских наркодилеров на покупку наркотических веществ.

Наркобизнес здесь все быстрее переходит под контроль организованных преступных группировок. Все эти факторы влияют на ухудшение криминогенной ситуации, влекут рост преступности, в том числе ее особо опасных проявлений. Так, например, в феврале 1998 года совместными усилиями сотрудников уголовного розыска УВД Ошской области и Мургабского РОВД Горно-Бадахшанской автономной области Республики Таджикистан было раскрыто убийство двух жителей Мургабского района. В ходе расследования установлено, что жертв “наказали” за то, что они присвоили деньги, полученные от реализации 60 килограммов опия. Убийство по предварительному сговору подготовили и совершили четверо преступников: двое - жители Ошской области, и двое - Мургабского района ГБАО. В июне 1999 года, раскрыв убийство двух жителей города Ош, сотрудники уголовного розыска доказали, что , обладая большой суммой денег, убитые пытались приобрести героин для последующей переправки его в Сибирь. Убийство было совершено в целях завладения этими деньгами.

Наметившаяся в последнее время тенденция втягивания в афганский наркотрафик территории Китайской Народной Республики грозит в скором будущем привлечь к региону внимание международных преступных синдикатов.

Предвидя опасность, президенты и правительства стран Центральной Азии забили тревогу еще 5 лет назад. С трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, других международных форумов они предупреждали о надвигающейся угрозе, просили международное сообщество о помощи, подписали ряд межправительственных соглашений. И в 1994 году Международная программа ООН по контролю за наркотиками во взаимодействии с соответствующими государственными органами Республики Узбекистан, Кыргызской Республики и Республики Таджикистан приступила к разработке первого в Центральной Азии проекта, направленного на укрепление силовых антинаркотиковых структур региона, дальнейшее развитие приграничного взаимодействия, одним из разработчиков которого был и автор настоящего аналитического обзора. Подписав проект в 1997 году, представители правительств Республики Узбекистан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Организации Объединенных Наций дали “Ошскому узлу” зеленую улицу, подчеркнув, что это - первый в Центральной Азии проект подобного рода, призванный оказывать консультативную помощь трем странам – участницам, поставлять транспорт, современнейшие средства связи, полицейское и таможенное оборудование для антинаркотиковых подразделений УВД и таможенных служб Андижанской (Узбекистан), Ошской (Кыргызстан) областей и Мургабского района Горно-Бадахшанской автономной области (Таджикистан), организовать обучение их персонала. Многие из перечисленных мероприятий проекта уже выполнены.

В настоящее время в Средней Азии развернуты и другие антинаркотиковые проекты ЮНДКП - Международной программы ООН по контролю наркотиков. И в государствах региона весьма ценят такую помощь, понимают всю важность и необходимость ведения решительной борьбы с наркотизмом.

Тревога по поводу исходящей из Афганистана наркоугрозы, ее последствий для государств региона, демократических преобразований в них и судеб целых народов вполне обоснованна. Ведь если сравнивать ситуацию с производством опия в Афганистане и в печально известных странах “золотого треугольника” - Лаосе, Таиланде и Мьянме (бывшей Бирме), производивших тонны синтетических наркотиков, распространявшихся затем по всему миру, главным образом - в Соединенных Штатах Америки и Европе, то соотношение будет явно не в пользу последних. Например, признанным лидером международного наркобизнеса до последней поры считался Лаос - сырьевая база героиновых картелей. По официальным данным, сбор опиума, из которого получают смертоносный “белый порошок” - героин, не превышает в стране 70 тонн. Западные эксперты называют цифру в пять раз большую - 350 тонн . В то же время, производство опия-сырца в Исламском Государстве Афганистан, по данным ООН, в 1998 году по сравнению с предыдущим, 1997 годом, увеличилось на 9%. Посевы опийного мака в 1998 году занимали здесь 63 тысячи гектаров и, по мнению экспертов, с них было собрано 2200 тонн опия-сырца, достаточного для производства 210 тонн героина. При этом согласно аналитическому докладу Интерпола, в 1998 году полицейские службы всего мира конфисковали 28 тонн героина: 11 тонн из них в Соединенных Штатах Америки и Европе - основных зонах оборота и потребления героина, 17 тонн - в азиатских странах производства и транзита. В докладе отмечается также всевозрастающая организованность, структурированность и эффективность поставок героина, активизация на героиновом рынке центральноазиатских, нигерийских, турецких, а также албанских и южноамериканских преступных группировок.

Анализируя наркоситуацию в регионе, интересно проследить истоки афганского “нарковторжения”. Автор настоящего аналитического обзора побывал в 1992 году на семинаре в Исламской Республике Иран, где борьба с наркотизмом возведена в ранг государственной политики, а летом 1993 года, в ходе служебной командировки, - Горно-Бадахшанскую автономную область Республики Таджикистан, где в целях глубокого изучения проблемы побывал в большинстве районов, встречался с сотрудниками правоохранительных органов, силами оппозиции, местными жителями, военнослужащими Группы федеральной пограничной службы Российской Федерации в Таджикской Республике, беседовал с задержанными за контрабанду наркотических средств лицами. В дальнейшем, в 1994 - 1999 годах, автор обзора бывал в ГБАО неоднократно и, следовательно, сумел отследить развивающийся здесь процесс в динамике. Полученные в ходе командировок наблюдения позволяют сделать следующие выводы.

Как уже отмечалось, опийный мак в Афганистане производился издавна. Традиционно опий-сырец и героин переправлялись из региона, где производился наркотик (страны “Золотого полумесяца”) , в Европу через Иран и Турцию. Контролировать “Золотой полумесяц” - труднодоступный высокогорный район на стыке Афганистана, Пакистана и Ирана из-за его отдаленности, а также ряда проблем социального, политического, этнического характера было практически невозможно. Но несколько лет назад Исламская Республика Иран кардинально изменила свою позицию в области борьбы с наркотизмом. Вполне официально, на государственном уровне, наркотикам здесь был объявлен джихад (“священная война”), создана Исламская национальная гвардия, призванная вести борьбу в первую очередь с контрабандным ввозом в страну наркотиков. В труднодоступные горные районы для маневрирования силами и средствами были проведены шоссейные дороги; ущелья, наиболее часто используемые для перевозки наркотических веществ , были перекрыты фортификационными сооружениями. Боевые операции против контрабандистов наркотиков ведутся здесь и сегодня. В результате только за один год (21 марта 1998-21 марта 1999 гг.) здесь было конфисковано 130 тонн 415 килограммов наркотических средств. Казнены по приговору шариатского суда несколько наркодельцов.

Боясь потерять сверхприбыли (по данным международных экспертов ООН и Интерпола, один вложенный в наркобизнес доллар приносит 12 240 долларов прибыли), и убедившись, что традиционный “иранский маршрут” становится для транспортировки наркотических средств все более опасным, наркомафиози начали усиленный поиск новых путей перевозки наркотиков. Их взоры обратились к Центральноазиатским республикам бывшего СССР, недавно приобретшим независимость. После распада СССР распалась и единая пограничная служба. В 1991-1992 годах заметно ослабла охрана внешних государственных границ молодых суверенных государств бывшего Союза, а внутренние границы между бывшими союзными республиками оставались фактически прозрачными до формирования национальных таможенных служб (1993-1994 гг.). Криминальные элементы не преминули воспользоваться этим обстоятельством. В Китай, Иран и другие сопредельные государства хлынул поток ворованного цветного металла, полимеров, сельхозсырья. Предприимчивые иностранные бизнесмены, открыв в республиках Центральной Азии АО, СП, ОсОО и другие коммерческие предприятия, стали усиленно скупать и вывозить дешевую шерсть, хлопок, овчины, подрывая местную перерабатывающую промышленность. Активно велась так называемая “приграничная торговля”. Одновременно опытные наркомафиози внимательно изучали новую ситуацию, вели усиленную разведку безопасных путей переброски больших партий опия, героина через территорию Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана в Россию, Западную и Восточную Европу, вербовали перевозчиков, проводников, пользуясь тем, что массовая безработица толкала людей на поиски средств существования. Только в 1993 году по решению совещания Глав государств СНГ внешние границы Центральноазиатских стран Содружества стала охранять недавно организованная единая пограничная служба России. Одновременно началось формирование национальных погранподразделений, таможенной службы.

Только к середине 1994 года в ГБАО удалось наладить антинаркотиковую деятельность таможенной и пограничной служб, милиции и подразделений государственной безопасности. Тогда же, в 1992-м, ситуация на границе не контролировалась. И опий из Афганистана, Пакистана начал поступать в Горный Бадахшан большими партиями. Оттуда, по единственной здесь высокогорной практически не контролируемой трассе Хорог-Ош, наркотик попадал в Ферганскую долину и через территорию Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана – следовал дальше: в Россию, страны Балтии, где объявился прекрасный рынок сбыта, так как появились большие "свободные" деньги, добытые удачливыми дельцами, полукриминальными элементами во время неконтролируемой приватизации государственной собственности при переходе к рыночной экономике. Российская Федерация и до сих пор является крупнейшим рынком сбыта наркотических средств афганского происхождения. Так, по данным Государственного таможенного комитета Российской Федерации, в 1998 году “наиболее драматично обстановка развивалась на границе с Казахстаном, через которую продолжался активный рост объемов контрабанды наркотиков при ввозе из других государств Средней Азии, а также из Афганистана и Пакистана. Всего на этом направлении задержано 80 процентов героина, 84 процента гашиша, 60 процентов опия и 53 процента марихуаны.” Для перевозки наркотических средств в Россию преступники активно используют и авиатранспорт. Так, в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных пограничниками в аэропорту таджикской столицы , в течение только одной недели апреля 1999 года у пассажиров авиационных рейсов в первую очередь на Москву, а также Бишкек и Алматы было изъято шесть килограммов героина. Как уже было сказано, к началу 1994 года правоохранительная система Российской Федерации начала укреплять контакты с правоохранительными органами суверенных республик, совершенствовать охрану внешней границы, вкладывать средства в проведение совместных операций по разоблачению наркодельцов, пресечению наркотрафика. Но к тому времени в наркобизнес уже были втянуты многие местные жители, для большинства из которых этот промысел стал в то время единственным источником существования. Для лучшего понимания сложившейся в то время ситуации необходимо представить социально-экономическое положение Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан. Имея весьма слабо развитую промышленность (хлебозавод, швейное производство малой мощности, полукустарная фабрика по обработке местных полудрагоценных камней) и сельское хозяйство, население ГБАО (свыше 200 000 человек ) снабжалось в советские годы прямо из центра. Здесь действовала система так называемого централизованного, или “московского”, обеспечения. По железной дороге грузы поступали на станцию города Ош в Киргизии, где и до сих пор расположены несколько работающих исключительно на памирском направлении автобаз , которые и перевозили эти грузы по 725-километровой высокогорной трассе в Хорог. По статистике начала 90-х годов по маршруту Ош-Хорог и обратно в месяц в общей сложности проходило до двух тысяч грузовых автомобилей. Прекратившиеся непосредственно после распада Союза ССР централизованные поставки привели большую часть населения ГБАО буквально на грань выживания. Ситуация осложнялась еще и тем, что после начала в Таджикистане гражданской войны на территорию Автономной области из Душанбе, Кулябской области, других регионов республики прибыло более 40 тысяч беженцев - этнических памирцев. Таким образом, практически открытая таджикско-афганская граница, с одной стороны, и всеобщее, обвальное снижение уровня жизни – с другой, как раз и послужили теми факторами, которые резко осложнили криминогенную ситуацию в регионе, способствовали вовлечению в наркобизнес местного населения.

К середине 1994 года ситуация изменилась. Вследствие улучшения охраны государственной границы Таджикистана, но, главным образом, из-за высокой прибыльности наркобизнес все более попадал под контроль организованных преступных группировок, существовавших тогда на территории ГБАО практически легально, под видом отрядов самообороны. За сферы влияния между ними развернулась жестокая борьба, вплоть до физического устранения конкурентов. Так, упоминаемый выше преступный авторитет и лидер одного из наиболее влиятельных в регионе вооруженных формирований Алихон, известный более как “Леша-горбун”, был убит, когда в сопровождении множества телохранителей возвращался на базу: джип, в котором он ехал, был взорван из ручного гранатомета. Преступление осталось нераскрытым.

Во время гражданской войны в Таджикистане противоборствующие вооруженные формирования использовали опий для приобретения оружия, провианта, боеприпасов. Когда в 1997 году правительственные войска в ходе крупномасштабной операции обезвредили банду известного многочисленными захватами заложников террориста Содирова и уничтожили ее главаря, они обнаружили в районе столкновения большое количество наркотиков.

Большой вклад в пресечение контрабанды наркотиков из сопредельного государства Афганистан вносили и вносят военнослужащие Группы Федеральной пограничной службы Российской Федерации в Республике Таджикистан. Если в 1994 ими было изъято всего 530 килограммов опия, то в 1995 году уже 1690, в 1996 – 2150 килограммов, в 1997 году - 2217 килограммов. В марте 1998 года в приграничной перестрелке были тяжело ранены двое российских воинов из Пянджского погранотряда. По мнению руководства Группы погранвойск, так им отомстили члены организованной преступной группы контрабандистов за задержание 28 февраля 1998 года крупной партии героина стоимостью 30 миллионов долларов. Всего же в 1998 году в результате антинаркотиковой деятельности дислоцированных в Таджикистане российских пограничников было пресечено 135 попыток перехода границы наркоконтрабандистами, при этом в сорока вооруженных столкновениях 35 перевозчиков было убито и 7 ранено. Главари вооруженных формирований, занимающихся незаконным оборотом наркотиков, реально угрожали убийством начальникам семи пограничных застав и укрепленных районов. В последних интервью Директор федеральной пограничной службы России Константин Тоцкий отмечал, что Таджикистан все быстрее становится настоящим коридором для идущего в Европу афганского героина. По информации российской пограничной службы, несколько мощных лабораторий по производству героина сейчас возводится в приграничных с Таджикистаном районах воюющего Афганистана. Эксперты допускают, что к 2001 году производство героина в Афганистане возрастет до 700 тонн. Директор ФПС Российской Федерации подчеркнул, что принимая во внимание положение в соседних странах, контрабанда наркотиков в Европу через Таджикистан и Россию до сих пор остается наиболее удобным для преступников маршрутом. В этой связи генерал Тоцкий открыто критиковал своих таджикских коллег за потворство контрабандистам. По его словам, с января 1999 года по соглашению с руководством республики российские пограничные войска проводят эксперимент по передаче 20-тикилометрового участка таджикско-афганской границы под охрану таджикских пограничников. Однако уже через два месяца после начала эксперимента была получена информация, что поток оружия и наркотиков через “учебную зону” возрос многократно. Местные пограничники попросту распахнули границу перед наркокурьерами. “Поэтому, - заявил директор ФПС, - эксперимент по самостоятельной охране Таджикистаном своих границ скорее всего будет заморожен”. При этом, отвечая на вопрос, каково будущее расквартированной в Таджикистане Группы российских погранвойск, Константин Тоцкий отметил, что “вопрос об их выводе не стоит. Это было бы весьма опрометчивым шагом. За первые четыре месяца этого года в зоне, охраняемой российскими погранвойсками, было предотвращено 53 попытки перехода границы, задержано более ста нарушителей границы, имевших при себе оружие, амуницию и 48 килограммов наркотиков. Это показывает, что наши пограничные силы продолжают выполнять свои задачи на этом рубеже. В этом очень заинтересовано руководство Таджикистана. Кроме того, Россия объективно нуждается в присутствии наших “зеленых фуражек” на афганской границе. Рассудите сами, кровопролитный внутренний конфликт в Афганистане растянулся уже на годы и способен очень быстро распространиться на соседний Таджикистан. Исламские фундаменталисты готовы “экспортировать” эту войну и в Россию. К этому следует добавить, что в Афганистане ежегодно производится 3500 тонн различных наркотиков, предназначающихся для России и стран Европы. Легче перекрыть этот поток “белой смерти” на линии, где пограничная инфраструктура более или менее сохранилась с советских времен, чем пытаться закрыть 7500 километров “прозрачной” границы между Россией и Казахстаном”. Согласно подписанному в апреле 1999 года договору между правительствами Российской Федерации и Республики Таджикистан, в Таджикистане дислоцирована военная база российских вооруженных сил. Всего же начиная с 1994 года российскими пограничниками было пресечено более 800 попыток вооруженных курьеров пересечь таджикско-афганскую границу, которую господин Пино Арлаки, Исполнительный директор Международной Программы ООН по контролю наркотиков называет “воротами в Западную Европу”. При этом конфисковано 7,5 тонн наркотиков.

Республика Таджикистан

Вообще же наркотизм и связанные с ним негативные социальные явления приобретают в Республике Таджикистан все более значительные масштабы и самым существенным образом сказываются на морально-психологической атмосфере в обществе, отрицательно влияют на экономику, политику и правопорядок. Быстрыми темпами растет уровень наркотизации населения. Так, в 1998 году Государственной комиссией при Правительстве Республики Таджикистан по контролю за наркотиками было проведено анонимное анкетирование 3 000 студентов высших учебных заведений города Душанбе. Его результаты показали, что так называемая “группа риска”, т.е. категория молодых людей, экспериментирующих с наркотиками, либо употребляющих их эпизодически или регулярно, составила 31 процент от общего количества опрошенных. При этом 44 процента “группы риска” составляют женщины. Аналогичное исследование было проведено среди 5 000 старшеклассников средних общеобразовательных школ города Душанбе. Статистическая обработка полученных результатов показала, что к “группе риска” здесь относятся 18 процентов опрошенных. 12 процентов из них пробовали наркотики, 6 процентов контактируют с наркоманами. Однако кроме наркотизации населения, серьезную озабоченность вызывают и многочисленные факты задержаний граждан Республики Таджикистан за совершение преступлений, связанных с незаконными операциями с наркотиками, на территории других стран. По данным Государственной комиссии при Правительстве Республики Таджикистан по контролю за наркотиками, в 1996-1997 годах на территории Российской Федерации , Республики Казахстан, Республики Узбекистан, Кыргызской Республики и Туркменистана был задержан 821 гражданин Республики Таджикистан, у которых изъято 3059 килограммов наркотиков, в том числе 67,7 килограмма героина. Основным средством доставки наркотиков при этом по-прежнему остается железнодорожный транспорт, на долю которого приходится 49 процентов выявленных перевозок. Воздушным транспортом перевозилось 25 процентов конфискованных наркотиков, автомобильным - 21 процент.

Ситуация осложняется еще и тем, что население республики, экономика которой в ходе гражданской войны пришла в упадок, пытается поднять благосостояние за счет производства наркотических средств. Так, в 1998 году здесь выявлен 801 факт посевов наркотикосодержащих растений, по которым возбуждено 298 уголовных дел.

Но главной наркопроблемой сегодняшнего Таджикистана по-прежнему остается стремительный рост контрабанды наркотиков из Афганистана. При этом в последнее время отмечается изменение основных маршрутов транзита наркотиков. Так, если ранее для этого использовалась главным образом территория Горно-Бадахшанской Автономной области, то в настоящее время - Шураабадское, Московское, Пянджское и Шартузское направления Хотлонской области, через которые в Таджикистан перебрасывается до 80 процентов наркотиков, сосредоточенных в приграничных районах Афганистана. На этих участках границы военнослужащими погранвойск конфисковано более 956 килограммов наркотиков, в том числе 172,1 килограмма героина. Изменение путей транспортировки наркотика объясняется прежде всего изменениями социально-политической обстановки, наличием в Хатлонской области равнинного рельефа, хорошо развитых транспортных коммуникаций, позволяющих доставлять наркотики в Ходжент, Душанбе и далее в страны СНГ и Европу. При этом контрабанда опия-сырца развивается здесь параллельно экспансии героиновой. Если в 1994 году в Таджикистане было изъято 243,6 килограмма опия-сырца, то в следующем уже 1571,3 килограмма, в 1996 году - 3405 килограммов, в 1997 году - 3455,5 килограмма. В 19 98 году количество конфискованного опия-сырца резко сократилось до 1190,4 килограмма, зато существенно возросло количество изъятого героина. Одновременно в три с половиной раза возросло количество наркопреступлений, совершенных группой лиц.

Горно-Бадахшанская Автономная Область (ГБАО) Республики Таджикистан.

Как ранее указывалось, зона действия Международного антинаркотикового проекта “Ошский узел” в Республике Таджикистан распространяется в первую очередь на территорию Мургабского района Горно-Бадахшанской Автономной области. Но поскольку изучение наркоситуации в этом районе возможно лишь в общем контексте с ее изучением на всей территории ГБАО, граничащей с Исламским Государством Афганистан на протяжении 618 километров, в рамках данного исследования представляется необходимым привести некоторые данные, характеризующие современное состояние наркоситуации в этом регионе в целом. Согласно данным Государственной комиссии при Правительстве Республики Таджикистан по контролю за наркотиками, в 1992 году правоохранительными органами Горно-Бадахшанской Автономной области во взаимодействии с российскими пограничниками было выявлено 25 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В следующем году их было уже 40, в 1994 году - 41. “Пик” выявляемости пришелся, очевидно, на 1995 год, когда было выявлено 53 уголовно наказуемых деяния с наркотиками. В 1996 году (пик активности наркоборцов соседней Ошской области Кыргызстана, по-видимому принявших на себя основной удар) количество выявленных преступлений рассматриваемой категории сократилось почти вдвое - 28. В 1997 году их было выявлено еще меньше - 24, и только в 1998 году выявляемость несколько возросла – до 34. При этом в Мургабском районе в 1998 году было выявлено 12 уголовно наказуемых фактов незаконных деяний с наркотиками (1997 год - 11). На основании приведенных выше данных Государственная комиссия при Правительстве республики по контролю за наркотиками сделала вывод об ослаблении правоохранительными органами ГБАО борьбы с наркотизмом. При этом отмечается и уменьшение из года в год количества изымаемых наркотиков. В Горно-Бадахшанской Автономной области в последнее время много внимания уделяется профилактике наркомании. Так, несмотря на значительные материальные трудности, в городе Хорог создан областной наркологический диспансер, где добровольно лечится несколько десятков больных наркоманией. На борьбу с этим злом без преувеличения поднялось все население области, хотя отдельные формы и методы работы общественности и выходят за рамки закона . Так в кишлаке Поршинев, например, где проживает около 14 тысяч человек, местных наркоманов собрали в самом большом доме, обеспечили их всем необходимым, включая помощь врачей, и буквально заставили под медицинским надзором перенести абстинентный синдром, т.е. “переболеть”. Начало такой работы следует приветствовать хотя бы потому, что несколько лет до этого население области безучастно взирало на то, как разрушается генофонд нации, считая такое развитие событий неизбежным. Ведущую роль в активизации всей работы по профилактике и предотвращению наркомании сыграла созданная в ГБАО по инициативе Проекта “Ошский узел” “Памирская антинаркотиковая ассоциация волонтеров”, закрепившая народную инициативу, повернувшая ее в законное русло и придавшая ей новый импульс.

Республика Узбекистан

Расширяющееся производство опия и героина в Исламском Государстве Афганистан сильно сказывается на обострении наркоситуации и в Республике Узбекистан. Афганистан активно использует для переброски наркотиков автомобильную, железнодорожную и водную артерии. В 1997 году, например, на границе с Узбекистаном было обезврежено шесть вооруженных групп контрабандистов. Правоохранительные органы Узбекистана особенно тревожат расположенные на сопредельной территории героиновые лаборатории. С 1995 года таможенными органами Республики Узбекистан пресечены попытки контрабандной переброски в Афганистан 72 тонн прекурсоров - химических веществ, без которых переработка сырца в героин невозможна. В январе 1998 года, например, в Термезе за один раз было изъято 16 тонн уксусного ангидрида, упакованного для маскировки в тюбики с зубной пастой и в коробки со швейными машинками.

В Узбекистане увеличивается количество состоящих на учете потребителей наркотических веществ. Уже в 1997 году здесь официально насчитывалось свыше 12 тысяч потребителей, 9 процентов из которых - женщины. И если раньше наркомания считалась проблемой сугубо городской, то сегодня 41 процент состоящих на учете - жители сельской местности.

Андижанская область Республики Узбекистан

Все отмеченные выше тенденции, в целом характеризующие состояние и динамику складывающейся в Республике Узбекистан наркоситуации, характерны и для непосредственно входящей в сферу деятельности Международного антинаркотикового проекта ООН “Ошский узел” Андижанской области. Здесь, как и в целом по республике, заметно увеличилось количество наркопреступлений. Так, если в 1992 году их было выявлено 323, и по 133 из них были возбуждены уголовные дела, а из незаконного оборота было изъято около 40 килограммов наркотических средств, то в 1993 году эти показатели увеличились уже до 458, 322 и 190,1 килограмма соответственно. В следующем, 1994 году, цифры эти составили 768-591-131,7 килограмма. В 1995 году правоохранительные органы области выявили 740 наркопреступлений, возбудили 591 уголовное дело рассматриваемой категории и изъяли из незаконного оборота около ста килограммов наркотиков. В 1996 году показатели эти составили 725-592-125,5 килограмма, в 1997 году соответственно 740-558-148,3 килограмма, и в 1998 году в Андижанской области Республики Узбекистан было зарегистрировано 748 связанных с незаконным оборотом наркотиков преступлений, по ним было возбуждено 547 уголовных дел, у преступников изъято 81,7 килограмма наркотических средств.

Особую тревогу у правоохранительных органов области вызывают все увеличивающиеся факты проникновения наркотиков из Ошской и Джалал-Абадской областей Кыргызской Республики, куда, в свою очередь, они через территорию Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан были нелегально ввезены из Афганистана. Так, в приграничных районах Андижанской области в 1998 году только сотрудниками органов внутренних дел было выявлено 20 фактов перевозки наркотиков через границы республики контрабандным путем. За что были задержаны 24 гражданина различных государств СНГ, у которых обнаружено и изъято 13 килограммов наркотических веществ.

Рост тайного ввоза наркотических веществ на территорию Андижанской области отмечается и по линии таможенной службы.

Социально-демографический анализ лиц, задержанных за контрабанду наркотических средств таможенными органами Андижанской области показывает, что в качестве курьеров здесь все чаще используются не работающие и ранее не судимые граждане, испытывающие серьезные материальные трудности. Так, из 24 граждан, задержанных в 1996 году за наркоконтрабанду, ранее судимыми оказались 7 человек (29,2%); не судимыми-17 (77,3%); не работающими-21 (87,5%); имеющих постоянную работу -3 (12,5%). Среди задержанных в 1997 году 50 граждан ранее судимыми оказались 9 человек (29,2%); не судимыми-41 (82%); не работающими-43 (86%); занятых общественно полезным трудом-7 (14%).

Материалы предварительного расследования, статистический анализ свидетельствуют, что в силу своего географического расположения Андижанская область Республики Узбекистан (как и Ошская область Кыргызской Республики) все более используется для транзита наркотических веществ афганского производства главным образом в Российскую Федерацию. Так, в 1997 году таможенной службой пресечено 24 факта (+ 14% по сравнению с 1996 годом) вывоза наркотических средств из Андижанской области, что составляет 70,5% от общего количества выявленных здесь фактов контрабанды наркотиков. При этом изъято 36 килограммов 658 граммов наркотических средств, или 74,7 % от общего количества конфискованного наркотика.

При контрабанде наркотических средств организаторы этого преступного промысла с целью конспирации и уменьшения риска все чаще прибегают к услугам женщин, что подчеркивает правильность ранее сделанного вывода о феминизации наркобизнеса. Так, в 1997 году количество лиц женского пола, задержанных таможенной службой за наркоконтрабанду, возросло с восьми в 1996 году до двадцати, и составило 40 % от общего количества задержанных за совершение указанного вида преступлений (против 33,3% в 1996 году).

Кыргызская Республика

Как и в соседних странах Центрально-азиатского субрегиона, наркоситуация все более осложняется и в Кыргызской Республике. Постоянно увеличиваются объемы транзита через ее территорию наркотических веществ, в 1998 году в странах СНГ было задержано 50 граждан Киргизии - наркокурьеров. Бурно растет количество выявленных наркопреступлений, отмечается реструктуризация рынка наркотиков - опий все более заменяется героином со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Наркобизнес все более ставится под контроль организованных преступных группировок, становится все более закрытым и профессиональным. Растет его феминизация, в потребление все более втягивается молодежь - возраст “среднестатистического” наркомана составляет сегодня 12-13 лет (см. таблицу на стр. 31,33).

Ошская область

Негативные тенденции в развитии наркоситуации в Кыргызстане в целом наиболее отчетливо прослеживаются на примере входящей в сферу деятельности Международного антинаркотикового проекта ООН “Ошский узел” Ошской области, имеющей 800 километров общей границы с Таджикистаном (Горно-Бадахшанской Автономной областью, Хотлонской и Ленинабадской областями Республики Таджикистан). Как и по республике в целом, здесь ежегодно увеличивается количество выявленных наркопреступлений. В 1997 году рост количества связанных с наркотиками преступлений здесь продолжается (387; изъято 592,6 килограмма опия). Но в том же году здесь были изъяты первые 1,2 килограмма героина, что по сути знаменует начало героиновой экспансии. И наконец, в 1998 году на территории Ошской области было зарегистрировано уже 395 наркопреступлений, изъято 396,4 килограмма наркотических средств, в том числе 9,2 килограмма героина афганского производства, что составляет 37,2% от общего количества героина, изъятого в Кыргызстане в 1998 году. “Наркотическим”, т.е. напрямую связанным с изъятием наркотических веществ, в Ошской области, таким образом, в 1998 году являлось каждое 9-ое преступление по линии уголовного розыска.

В 1997 году основными субъектами наркопреступлений здесь стали местные жители (92,3%). В число перевозчиков наркотиков в крупных размерах входят также граждане Республики Таджикистан ( задержано 20 человек, или 6,3% от общего количества задержанных за наркотрафик. Изъято 259,4 килограмма наркотических веществ), Республики Узбекистан (7), Казахстана (2), Российской Федерации (2), Литовской Республики (1).

Начиная с 1995 года высокогорная трасса Хорог - Ош потеряла значение единственного в регионе маршрута поставки произведенных в Афганистане наркотических веществ. Они, как отмечалось выше, стали поступать в Ошскую область практически по всей открытой таджикско - киргизской границе протяженностью свыше 800 километров. При этом, обходя посты и заслоны, наркокурьеры активно используют для транспортировки наркотических веществ конно-пешим порядком горные тропы, о чем свидетельствуют их многочисленные задержания при проведении специальных операций силами отряда специального назначения УВД Ошской области “Эрдик” (“Отвага”).

Своего рода первооткрывателями горных троп и маршрутов перемещения людей и грузов из Таджикистана в Кыргызстан еще в 1992 году с началом гражданской войны в Таджикистане стали беженцы. Ими было проложено более 30 переходов по всей протяженности таджикско - киргизской границы с выходом в Ферганскую долину. Впоследствии большинство этих скрытых переходов использовались для перевозки наркотических веществ, оружия, боеприпасов, провианта для незаконных вооруженных формирований.

В настоящее время четко обозначились четыре основных направления поступления наркотических веществ в Ошскую область Кыргызской Республики с территории Республики Таджикистан:

    1. Кызыл - Артское, охватывающее трассу Хорог - Ош с прилегающими к ней обширными горными массивами, расположенными главным образом в Мургабском районе Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан;
    2. Алтын - Мазарское, начинающееся с Рушанского плоскогорья на афганско-таджикской границе в ГБАО и идущее через ущелья Памира и Заалайского хребта до Чон-Алайской долины Ошской области;
    3. Баткенское, включающее многочисленные горные тропы, используемые для переходов из Джергетальского и других близлежащих районов Таджикистана в Баткенский и Кадамжайский районы Ошской области;
    4. Ленинабадское, охватывающее шоссейные дороги и прилегающую к ним территорию начиная от города Ходжента в Таджикистане, включая Ляйлякский район Ошской области и прилегающие к нему районы Республики Таджикистан и Республики Узбекистан до города Оша.

Каждое из указанных выше направлений в свою очередь подразделяются на многочисленные каналы, пути и маршруты поставки наркотиков, включающие переходы через труднодоступные высокогорные перевалы.

Впервые в регионе килограмм героина удалось изъять в 1997 году и с тех пор “героиновая экспансия”, в связи с ее сверхдоходностью, постепенно вытесняет опийную как из наркотрафика, так и с внутреннего рынка потребления. Произошедшая реструктуризация наркорынка, появившаяся возможность поставлять наркотики в Российскую Федерацию без кыргызстанского посредничества напрямую, т.е. произошедшее разделение рынков сбыта, привели к некоторому разрыву преступных связей и временной потере доверия таджикских наркобаронов к кыргызстанским наркодиллерам. Во всяком случае, наркотики “под реализацию” отпускаться им перестали.

Тогда наркодельцы сменили тактику. Используя экономические трудности большей части населения, его готовность взяться за любую работу, наркодельцы стали приезжать в отдаленные села и приглашать молодых мужчин “на заработки за границу”. При этом в качестве аванса предлагались мука, сахар, другие продукты питания. Завербованные таким образом обманутые люди становились фактически заложниками. Их увозили за границу республики и обменивали на героин. Под охраной заложники ждали, пока наркотик распродавался, и его хозяину возвращались деньги. Заложников в это время заставляли выполнять грязную, тяжелую работу, их унижали, эксплуатировали как рабов.

В настоящее время процесс интеграции организованных наркосообществ не только возобновился, но и вступил в новую, еще более опасную, фазу. Незаконными операциями с наркотиками так или иначе занимаются практически все действующие в Центральноазиатском регионе организованные преступные группировки (ОПГ). В последнее время наблюдается процесс интегрирования их в международную систему наркоторговли со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Распределяются сферы влияния, происходит преступная специализация - часть ОПГ специализируется на контрабанде наркотических веществ из Афганистана, другая занимается их доставкой из Таджикистана, третья распространяет наркотики по государствам СНГ, в том числе практически во все крупные промышленные центры Российской Федерации. Наиболее сильные и многочисленные ОПГ осуществляют полный цикл наркобизнеса от контрабанды наркотиков из Афганистана, через Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан до конечного пункта - главным образом Российской Федерации. Свою деятельность они осуществляют столь успешно что , по мнению Управления по борьбе с таможенными правонарушениями Государственного таможенного комитета Российской Федерации , “непрерывный рост объемов контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в настоящее время представляет угрозу национальной безопасности Российской Федерации”. Оперативную обстановку, связанную с контрабандой наркотиков, специалисты ГТК РФ характеризуют прежде всего следующими факторами, подтверждающими высказанную выше точку зрения о все возрастающих роли и месте межрегиональных и созданных по принципу этнического родства организованных преступных группировок в обеспечении наркотическими веществами российского черного рынка:

Специалисты Государственного таможенного комитета Российской Федерации считают также, что “государства Средней Азии стали играть ведущую роль в экспансии наркотиков на территорию России, в формировании наркорынка и в настоящее время стали представлять главную угрозу интересам безопасности России”. Так, по количеству случаев (54) нелегального перемещения наркотических средств и психотропных веществ через границу России в 1998 году Таджикистан находится на четвертом месте после Украины (278), Казахстана (79), Литвы (62). Кыргызстан в этом списке находится на десятом месте (14 случаев). В 1997 же году за контрабанду наркотиков на границах Российской Федерации были задержаны 41 гражданин Республики Таджикистан, 11 граждан Республики Узбекистан, 6 граждан Кыргызской Республики (для сведения: в том же году здесь было задержано 136 граждан Украины, 25 граждан Казахстана, 16 граждан Литвы ).

Как уже отмечалось, особую тревогу российской таможенной службы вызывает все возрастающий объем контрабандных поставок героина. Так, в 1998 году в 131 случае его было изъято около 47,3 килограммов. В 80% выявленных фактов героин в Российскую Федерацию поставлялся из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Из Средней Азии в Россию поступила и основная часть из 130 задержанных на границе килограммов опия, оттуда же осуществлялись и основные поставки марихуаны (всего изъято свыше 612 килограммов этого наркотика), гашиша (44,2 килограмма).

В обратном же направлении - из Российской Федерации в республики Средней Азии - контрабандно вывозятся большие партии прекурсоров. При этом анализ задержаний незаконно перемещаемых химических веществ свидетельствует, что азиатское направление контрабанды прекурсоров используется особенно активно - доля всех задержанных в 1998 году на этом и на Закавказском направлении химических веществ от общего количества задержанных на границах России контрабандных прекурсоров составляет 45,8 %.

Столь тревожная ситуация с контрабандой в республики Средней Азии прекурсоров может свидетельствовать как о наличии здесь лабораторий по производству героина, так и о хорошо налаженных контрабандных каналах их поставки в Афганистан, где, как известно, такие лаборатории действуют повсеместно.

Констатируя тот факт, что государственная и таможенная границы Российской Федерации стали объектом экспансии российской и международной наркомафии, и что здесь быстрыми темпами формируется внутренний рынок наркотиков, ориентированный на интеграцию в международный наркобизнес, специалисты отметили, что самым главным фактором, определяющим формирование оперативной обстановки, связанной с контрабандой наркотиков в ближайшее время, будет борьба за проникновение, освоение и формирование российского наркорынка. При этом, подтверждая обозначенную выше тенденцию все возрастающей роли в этом процессе организованных преступных формирований, в том числе среднеазиатских, российские специалисты считают , что в этих условиях борьба с контрабандой наркотиков будет все более приобретать характер борьбы с организованной преступностью. Этнические преступные группировки при этом будут стремиться использовать для перевозки наркотиков женщин и детей, среди курьеров из стран ближнего зарубежья большой процент будут составлять нанятые для разового использования лица с низким уровнем доходов и не связанные с преступным миром. Возрастание стоимости наркотиков по пути их транспортировки в Россию в 10-15 раз как раз и явится стимулом, оправдывающим риск, особенно для жителей Средней Азии и иных государств с низким уровнем жизни.

Китайский синдром

Другим важнейшим фактором, характеризующим состояние наркоситуации в регионе, являются все учащающиеся в последнее время попытки использовать для транспортировки наркотиков территорию Китайской Народной Республики и, следовательно, “втянуть” КНР в афганский наркотрафик. Спустя полтора столетия Китаю вновь угрожает “Опиумная война”. Новый канал распространения наркотиков отслежен на Памире, на территории Мургабского района Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан, на стыке границ Таджикистана, Китая и Афганистана. Уже с начала 1998 года здесь заключаются бартерные сделки - афганские опий и героин обмениваются на продукты, предметы первой необходимости. По неофициальным данным, полученным в ходе ставших регулярными приграничных встреч, китайские пограничники проинформировали о фактах задержаний в 1998 году на своей территории по крайней мере нескольких граждан Республики Таджикистан и Кыргызской Республики, изъяв у них свыше 50 килограммов опия. По мнению специалистов, складывающаяся сегодня здесь ситуация аналогична ситуации на афгано-таджикской границе в ГБАО в 1991- 1993 годах, когда такой “бартер” послужил началом афганской наркоэкспансии. Специалисты считают, что если в афганский наркотрафик окажется втянутым Китай, то последствия могут оказаться самыми непредсказуемыми. Во-первых, по данным самих же китайских спецслужб, преступные группировки центральноазиатских государств сегодня активно сращиваются с наркомафиозными структурами КНР. Их конечная цель - Западная Европа, США.

Через международное Каракорумское шоссе, проходящее через территорию Китайской Народной Республики, картели получат туда самый короткий путь. В обратном же направлении, через территорию Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана, в сторону Афганистана и Пакистана будут поставляться производимые в КНР прекурсоры. Наркодоллары, во-вторых, мгновенно стимулируют и без того достаточно хорошо развитый в Китае коррупционный механизм. В третьих, не исключена возможность того, что на почве религиозного фундаментализма, фанатизма и торговли оружием афганские моджахеды установят контакты с лидерами тех групп населения Синцьзян-Уйгурского Автономного района, которые выступают за отделение региона от Китая. Такие попытки уже предпринимались. Имея печальный опыт, приобретенный во время “Опиумных войн”, когда от территории Великой Китайской Империи был отторгнут обращенный в английский протекторат Гонконг, возвращенный Китаю лишь спустя 150 лет - в 1997 году , - китайские власти могут пойти на наращивание в регионе военной силы, что приведет к нарушению паритета и усилению здесь политической нестабильности и напряженности. Пока же, предвосхищая события, китайские власти выражают твердое намерение крепить международное сотрудничество в борьбе с наркобизнесом.

Исходя из приведенного анализа, с большей или меньшей очевидностью можно прогнозировать дальнейшую эскалацию афганской наркоэкспансии со всеми вытекающими отсюда для стран региона негативными последствиями.

2002

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru