реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ


реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Понятие и признаки транснациональной организованной преступности

Организованная преступность во всем мире принимает транснациональный характер. На пороге нового XXI века именно транснациональная организованная преступность по существу стала реальной угрозой для безопасности всего человечества как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию.

Транснациональная организованная преступность (ТОП) формирует силу, угрожающую социально-экономическому развитию любого из государств, при этом масштабы ее постоянно растут. Она способна не просто расширять свою деятельность, но и нацеливать ее на подрыв безопасности экономики государств, в первую очередь развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Вместе с тем, это явление носит глобальный характер, от него не застраховано ни одно государство, ни один регион. Необходимо адекватно оценивать масштабы и степень угрозы, которую несет в себе быстро разрастающаяся транснациональная организованная преступность. Для этого прежде всего нужно понимать, что это явление представляет собой не новую “традиционную” форму организованной преступности, а существенно новый вид деятельности, позволяющий организованным преступным структурам угрожать стабильности целых государств, и препятствовать их экономическому развитию, и даже подрывать демократические институты, демонстрируя при этом свое могущество и неуязвимость.

Четкое определение круга признаков транснациональной организованной преступности позволит выявить ключевые аспекты, на основе которых можно исследовать все особенности этого явления, а также выделить из круга различных организованных преступных структур те, которые составляют его ядро. Однако для оперирования понятием “транснациональная организованная преступность” (ТОП) необходимо, прежде всего, уяснить его содержание. С помощью понятийной характеристики ТОП можно представить масштабы угрозы, которую несет это явление, определить пути формирования транснациональной организованной преступности, причины ее возникновения и существования. Это, в свою очередь, позволит международному сообществу попытаться предпринять адекватные меры противодействия ТОП, объединив усилия всех государств.

К сожалению, осознание глобальной угрозы, которую несет транснациональная организованная преступная деятельность, и постановка проблемы необходимости борьбы с ней начались лишь в последние годы уходящего столетия. Несмотря на отдельные попытки описания транснациональной организованной преступности, до последнего времени нет всеобъемлющей характеристики этого явления, четкого определения его понятия.

Между тем усилия, направленные на формулирование определения этого явления, предпринимались много раз, но они не проясняли сути проблемы.

Несколько предложений определения транснациональной организованной преступности рассматривались на международном симпозиуме по организованной преступности в Сант-Клауде в 1988 году. В результате обсуждения 84 участника из 46 стран-членов Интерпола пришли к соглашению принять за основу для будущих дискуссий рабочую формулу обозначения обсуждаемого понятия - “транснациональная организованная преступность”. Было решено понимать ТОП как “любое участие или организацию группы людей, которые непрерывно практикуют преступную деятельность, и чья главная цель – делать прибыль везде безотносительно к национальным границам” .

Таким образом, исходя из анализа этого определения, можно выделить по крайней мере четыре признака: (1) наличие организации или участие в ней; (2) непрерывность; (3) наличие цели – прибыли, (4) способы ее достижения, базирующиеся на игнорировании национальных границ.

Все перечисленные признаки, несомненно, определяют те или иные аспекты ТОП, однако три первых являются базовыми и для определения организованной преступности в целом. Для выделения в этой формуле преступности ее транснациональной части остается единственный признак – осуществление преступной деятельности как внутри, так и за рамками национальных границ. Отражая суть ТОП, этот единственный признак все-таки не позволяет в полной мере осознать глобальность проблемы и тем более охватить характеристику ее особенностей.

Между тем существующее видение этой проблемы в зарубежной криминологической литературе представлено достаточно широко. Отдельными авторами описательные признаки понятия ТОП даются с разных позиций, а потому в их характеристике наблюдаются определенные различия. Можно выделить два доминирующих подхода к попытке определить, что собой представляет ТОП: с акцентированием внимания на описании самих преступных организаций, которые занимаются транснациональной преступной деятельностью, и через описание характерных для нее признаков такой деятельности.

В рамках первого подхода предлагается подробная характеристика истории развития, организации и специализации деятельности основных транснациональных преступных организаций, их некоторые структурные особенности. Это не позволяет выделить те признаки, наличие которых поможет отграничить их от других развивающихся преступных организаций, также приобретающих транснациональный характер и выходящих на международную арену за своей долей сверхприбылей.

В этой ситуации наиболее рациональным является другой подход к понятию транснациональной организованной преступности – через анализ наиболее типичных признаков, присущих транснациональным преступным организациям, характерных именно для этой формы преступности.

Перечень таких признаков, приводимый различными исследователями, варьируется от трех до четырнадцати. Анализ разных наборов признаков свидетельствует о том, что в отдельных случаях они включают как признаки, характеризующие организованные преступные формирования в целом, так и те, которые позволяют выделить среди них имеющие транснациональный характер. В других случаях приводятся только те признаки, которые являются определяющими для разграничения традиционных организованных и транснациональных преступных организаций.

Наиболее полный набор характеристик приводится Канадской полицейской уголовно-разведывательной дирекцией. Он включает следующие признаки и их краткие характеристики.

    1. Коррупция: использование незаконного влияния, эксплуатация слабостей и шантаж общественных и политических деятелей.
    2. Дисциплина: принуждение к повиновению организации с помощью страха и насилия.
    3. Внедрение: приложение усилий к проникновению в законные институты для увеличения возможностей получения прибыли в дальнейшем или повышения уровня защиты от разоблачения.
    4. Изоляция: защита лидеров организации путем отделения их от рядовых членов, ячейки от ячейки и функции от функции.
    5. Монополия: контроль над определенной сферой криминальной активности внутри географической территории с нетерпимостью к конкуренции.
    6. Мотивация: единственной мотивацией является власть и влияние, проистекающие от накопления богатства, получением политических или социальных выгод.
    7. Ниспровержение: общественных институтов, правовых и моральных ценностей.
    8. История: допускает захват и усовершенствование криминальной деятельности.
    9. Насилие: используется без колебаний для достижений преступных целей организации.
    10. Преступная извращенность: в использовании передовых коммуникационных систем, финансовых операций и контроля.
    11. Непрерывность: подобно корпорации, организация способствует сохранению тех, кто ее создает и ей управляет.
    12. Разнообразие в незаконной деятельности: к устранению зависимости организации от одного вида преступной деятельности.
    13. Связь: члена с членом, и члена с организацией для солидарности и защиты, часто через комплекс обрядов посвящения.
    14. Мобильность: игнорирование национальных и юрисдикционных границ.

Несомненно, что транснациональная организованная преступность по ряду признаков совпадает с общими характеристиками преступности организованной. Представленный перечень признаков в большей степени имеет общий характер, лишь последний из них в какой-то степени указывает на транснациональность, которая все-таки не должна пониматься столь узко. Поэтому концепции определения признаков транснациональных преступных организаций через характеристики, позволяющие отграничить их от иных организованных преступных формирований, присущих только ТПО, более близки к их понятию.

Так, например, Л. Шелли выделяет три отличительных признака транснациональных преступных организаций: 1) ТПО базируется в одном государстве; 2) может совершать свои преступления и в одной стране, но обычно это происходит в нескольких странах; 3) руководство преступной деятельностью в таких организациях имеет низшую степень риска разоблачения, поскольку оно в значительной степени отдалено от исполнения .

Сходные признаки ТПО содержит концепция других американских исследователей Р. Годсона и В. Олсона. Они указывают на такие отличительные характеристики транснациональных преступных организаций, как глобальный масштаб их операций и переход преступной деятельности через границы государств. Глобальные сети ТПО обеспечивают им мобильность, эффективную коммуникацию инфраструктуры, международные связи для их преступных предприятий и иногда для групп, не имеющих криминального характера, но желающих использовать их сервис, а также быструю адаптацию к усилиям правоохранительных органов.

Помимо этого, они позволяют им создавать новые продукты ( как, например, “крэк”, который революционизировал американский кокаиновый рынок в 80-х годах) или открывать новые территориальные рынки для своих товаров и услуг, как это пытались сделать кокаиновые картели, устанавливая связи с итальянской мафией и другими европейскими криминальными организациями. ТПО способны приспосабливать в своих интересах изменение ситуации в какой-либо стране и хорошо использовать разногласия в международной кооперации правоохранительных сил .

Таким образом сложность понимания сущности транснациональной организованной преступности не допускает постановки простых обобщений, а ТПО не являются прототипом преступных картелей. Поэтому их характеристики в большей степени зависят от содержания той деятельности, которая составляет смысл существования транснациональных преступных организаций.

ТПО занимаются широким спектром криминальной деятельности, начиная от таких традиционных видов, как незаконный оборот наркотиков и оружия и завершая промышленным и технологическим шпионажем, манипуляций на финансовом рынке. Коррупция и контроль за группами внутри и вне правовой государственной системы используются как средства осуществления такой преступной деятельности. А “отмывание” денег через их вложение в банки, финансовые институты и бизнес во всем мире становится центральной транснациональной особенностью деятельности ТПО .

В отечественной научной литературе понятие ТОП рядом авторов определяется по-разному: на основе описания ее наиболее типичных признаков, через характеристику транснациональных преступных организаций, а также посредством определения более широкого понятия “транснациональной преступности” и более узкого понятия “деятельности транснациональных криминальных корпораций” .

Несомненно, что ТОП, как и любые другие формы преступности, подчиняется своим, характерным для нее методам деятельности и модулю поведения ее членов. Поэтому при описании ее основных признаков неизбежно дается характеристика как самой деятельности, так и ее субъектов. Между тем разграничить субъектов организованной преступности, существующей в рамках границ определенных государств, и транснациональных ее форм возможно только с помощью анализа их деятельности. В этой связи представляется, что ведущим отличительным признаком ТОП является специфика деятельности, которая имеет помимо транснациональный характер.

Определение этого ведущего признака ТОП позволяет очертить границу между национальной организованной преступностью, существующей внутри отдельных государств, и транснациональной. Базой его определения является трактовка термина “транснациональный”, предложенная еще в 1971 году американскими криминологами, которая была взята за основу при обсуждении проблем транснациональной организованной преступности на Всемирной конференции в Неаполе в 1994 году .

Под транснациональной организованной преступной деятельностью понимается осуществление преступными организациями незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и использования значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран.

Таким образом, организованная преступная деятельность становится транснациональной, если

    1. она связана с незаконными операциями по перемещению материальных и нематериальных средств через государственные границы, которые приносят существенную экономическую выгоду;
    2. при ее осуществлении используются благоприятная рыночная конъюнктура других государств, значительные различия в системах уголовного правосудия разных стран, а также проникновение в их легальную экономику с помощью коррупции и насилия.

Транснационализация организованной преступной деятельности, т.е. выход ее за границы национальной территории одного государства, в настоящее время является международным процессом, в сущности - это один из высших уровней криминальной эволюции .

Современные коммуникационные технологии и обширные связи организованной преступности облегчили ей установление контактов с партнерами в других странах и на других континентах; современные банковские системы электронных расчетов дают возможность осуществлять международные преступные сделки, связанные в первую очередь с “отмыванием” доходов, полученных незаконным путем, а также различного рода финансовыми махинациями.

Транснациональная организованная преступная деятельность является наиболее рациональной и профессиональной частью криминального поведения, для нее наиболее характерным является стремление свести до минимума возможный риск и извлечь максимальную прибыль. Преступные организации способны учиться на своем и чужом опыте, обладать стратегическим видением ситуации и ее возможным развитием. Они часто прибегают к помощи высококлассных специалистов, используют самые современные технологии. Организованные преступники, действующие в той или иной стране, никогда бы не переступили ее национальных границ, если бы не видели выгоды, не получали бы серьезных преимуществ и возможностей .

Преследуя именно эти цели, наиболее мощные национальные преступные организации стали осуществлять операции в международном масштабе, превратившись в транснациональные преступные организации.

Транснациональные операции позволяют преступным организациям получать доступ на выгодные рынки и находить пути проникновения на них, действуя при этом из районов, где они чувствуют себя относительно недосягаемыми для правоохранительных органов. Доходы от преступной деятельности направляются по каналам мировой финансовой системы и укрываются в оффшорных зонах и центрах банковской деятельности с относительно мягким регулированием.

Такие организации становятся важными участниками мировой экономической деятельности и играют ключевую роль в запрещенных законом сферах (например, в производстве и торговле наркотиками), которые приобрели глобальные масштабы и приносят прибыль, превышающую размер валового национального продукта некоторых развивающихся и развитых государств. Согласно экспертам Вашингтонского национального стратегического информационного комитета доход “мировой мафии” составляет приблизительно 1 трл. долларов. Эта сумма является почти эквивалентной американскому федеральному бюджету .

Между тем определение понятия транснациональной организованной преступности нельзя ограничивать только характеристикой транснациональной организованной преступной деятельности. Важным компонентом этого понятия является и характеристика специфики субъектов, осуществляющих такую деятельность. Кроме того, характеристика ТОП только через ее деятельность не позволяет однозначно отграничить понятие транснациональной организованной преступности от таких смежных понятий, как, например международной преступности, одним из признаков которой также является “игнорирование национальных границ” при совершении преступлений.

Разграничивая эти понятия, следует отметить, что международная преступность представляет собой противоправное функционирование транснационально-структурированных или профессиональных преступных объединений, не имеющих четкой организации групп обычных преступников разной численности и характера сплоченности (в том числе преступников одиночек), связанное с пересечением ими границ государств для реализации преступных замыслов, а также всю совокупность совершаемых ими деяний, в основном целью которых является противозаконное получение материальных и денежных средств .

Несомненно, что “международная преступность” значительно более широкое понятие, чем “транснациональная организованная преступность”, и что последняя является ее структурным элементом. Разграничение же этих понятий происходит по субъектам транснациональной преступной деятельности, по ее масштабам и степени организованности.

Субъектами международной преступности, как следует из определения ее понятия, являются любые группы и организации, а также преступники-одиночки. Транснациональная организованная преступность имеет более узкий субъектный состав, имеющий ряд свойственных только ему признаков. Основную группу субъектов ТОП составляют преступные организации и сообщества, опирающиеся на сети своих филиалов в разных странах. Наиболее типичными признаками для них являются: высокая степень организованности; семейная или этническая основа, позволяющая решать проблемы пополнения, посвящения и дисциплины внутри организации; наличие транснациональных связей с преступными организациями в других странах, а также стремление к достижению и защите узкокорпоративных интересов, быстрая адаптация к усилению воздействия на них правоохранительных органов.

Кроме того, часть субъектов ТОП представляет собой симбиоз преступных организаций и государства, где последнее через свои органы использует преступные средства, способы и виды деятельности для достижения собственных целей или полностью зависит от таких организаций, которые, в свою очередь, используют государственную атрибутику как прикрытие истинной сущности своей деятельности.

Транснациональная организованная преступная деятельность, которую осуществляют ее субъекты, помимо общего признака “пересечения границ”, характеризуется непрерывным функционированием, глобальными масштабами связей, а также структурным сходством в своей деятельности с легальным бизнесом; но с более высокой степенью защиты от социального контроля, использованием коррупции и насилия в качестве основных методов достижения целей.

В этой связи транснациональную организованную преступность можно определить как функционирование преступных организаций и сообществ, имеющих разветвленную сеть филиалов в других странах, использующих международные связи для постоянного осуществления глобальных незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и использования значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран.

Исходя из приведенной выше характеристики ТОП, рассмотрим особенности этого специфического вида преступности.

Прежде всего, следует отметить, что любая деятельность, осуществляемая транснациональными преступными организациями, должна быть прибыльной. Именно высокая прибыль и постоянное увеличение доходов является для транснациональных преступных организаций доминирующей целью. Все другие цели и мотивации, включая политические, имеют второстепенный характер.

Однако аналогичные цели имеет любая организованная преступная группировка. ТОП отличает то, что прибыли, которые она получает, систематически осуществляя свою деятельность на территории другого государства или нескольких стран, имеют колоссальные размеры, а преступные организации получают их в результате осуществления широкомасштабной преступной деятельности. Так, например, оценка уровня торговли наркотиками в розничной продаже только в Соединенных Штатах равна 50 млрд. долларов. Доходы, получаемые колумбийскими картелями, оцениваются в 20 млрд. долларов, тогда как объединенные годовые бюджеты правительств таких стран как, Колумбия, Боливия и Перу, не превышают 9 млрд. долларов.

Транснациональная преступная деятельность, с учетом ее глобального масштаба, мало чем отличается по своему строению и организации от крупнейших легальных корпораций, располагающих постоянными специализированными структурами для осуществления различных экономических операций: экспортно-импортных, торговых, кредитно-финансовых и др., что позволяет отграничивать ТОП от деятельности преступных организованных групп, имеющих возможность лишь эпизодически осуществлять отдельные международные операции.

В связи с широким спектром и масштабом высоко-прибыльной деятельности транснациональные преступные организации осуществляют контроль над огромными финансовыми средствами, иногда превосходящими размеры валового национального продукта некоторых стран. Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, в условиях перестройки экономических отношений нередко оказывается в значительной степени зависимыми от действующих на их территории транснациональных преступных организаций.

Такая зависимость обусловливает масштабное проникновение представителей ТОП в органы власти и управления государства, приводит к тому, что они оказываются вовлеченными в ее преступную деятельность, сами становятся ее проводниками и активно уклоняются от международного сотрудничества в борьбе с транснациональной организованной преступностью.

Созданный таким путем сложный конгломерат из властных государственных и транснациональных преступных органов начинает действовать как единый механизм по хорошо отлаженной схеме, не только легко подчиняя своим интересам национальную экономику, но и воздействовуя на экономику других стран, в которых осуществляется такая преступная деятельность. При этом преступники фактически защищены от любых видов контроля, поскольку государство, призванное таковой осуществлять, напротив, направляет свои усилия на обеспечение еще большей безопасности для преступной деятельности. Это, конечно, крайний случай, демонстрирующий реальность и силу ТОП, ее способность подчинять своим интересам целые государства, препятствовать их экономическому развитию и в целом угрожать международной безопасности. Однако, уже сегодня можно говорить об этом, исходя не из гипотетических предположений, а как о реальной действительности, которую, например, демонстрируют всему миру некоторые азиатские и южноамериканские наркогосударства, в бюджеты которых входит запланированное получение доходов от торговли наркотиками.

Между тем большинство государств все-таки пытается противостоять экспансии транснациональной организованной преступности, и последней приходится (в борьбе за рынки сбыта, защищаясь от социального контроля и т.п.) применять насилие и коррупцию для достижения своих основных целей и защиты собственных интересов. Наличие в этих случаях представителей ТОП в органах государственной власти и управления, правоохранительных органах значительно облегчает этот процесс.

Насилие и коррупция дифференцированно используются преступными организациями в основном для быстрого решения специфических проблем. Наиболее часто насилие используют для осуществления непрерывности процесса преступной деятельности, т.е. исключительно в интересах “дела”: для обеспечения дисциплины в организации, при возникновении угрозы безопасности, в целях запугивания конкурентов. Уровень насилия в разных преступных организациях может варьировать, но в любом случае насилие является принципиальным, контролирующим инструментом для достижения их прагматических целей.

Обычно насилие прямо не используется в отношении официальных органов. Здесь широко применяется другой эффективный метод воздействия – коррупция. Правоохранительные структуры и государственные исполнительные органы коррумпируются во избежание расследования и наказания, для получения незаконных преимуществ и лоббирования интересов транснациональных преступных организаций. Коррупция может использоваться для нейтрализации как отдельных лиц, так и целых учреждений и может иметь самые пагубные последствия для сферы политики, так и социальной структуры общества.

Нередко ТОП коррумпируют иностранных должностных лиц с целью получения возможности вести или продолжать экономическую деятельность в какой-либо стране, либо получать какое-либо несоответствующее преимущество. Обладая значительными суммами наличных денег, преступные организации подкупают высших государственных чиновников, включая министров и правительственных лидеров. Транснациональная коррупция во многих регионах мира становится нормой, и ТОП является только одним из многочисленных видов бизнеса, использующих взятку для реализации своих интересов. Можно только догадываться, сколько тратиться на подкуп должностных лиц, когда речь идет о преступных транснациональных операциях, поскольку, например, только в легальной международной торговле оружием ежегодно на взятки тратится около 2,5 млрд. дол.

Глобальность масштаба операций ТОП является одной из наиболее ярких отличительных черт этого вида преступности от ее традиционных организованных форм. Этот признак определяет и специфику международных транснациональных связей, с помощью которых преступная деятельность транснациональных преступных организаций является бизнесом мирового распространения. Глобальность операций невозможна без обширных сетевых структур таких организаций, покрывающих территории целых континентов. Однако кроме устойчивых связей с собственными филиалами, находящимися в разных точках мира, ТПО имеют и стратегические международные контакты, перерастающие иногда в крупнейшие альянсы разных транснациональных преступных организаций. И эта тенденция становится типичной чертой, отграничивающей ТОП от традиционных форм.

Несомненно, традиционные организованные группы могут иметь зарубежные связи, но это не всегда является признаком их принадлежности к ТОП, поскольку важную роль в определении специфики таких связей играет глобальность их масштаба.

Так, например, американские криминологи считают традиционную американскую мафию, известную как Коза Ностра (LCN), преступной организацией старого типа. Хотя члены LCN воспитаны на традиционных принципах Сицилии, LCN никогда не была дочерней компанией или орудием сицилийской мафии. Она поддерживает международные связи с покупателями, например, алкоголя и героина определенных стран, но не имеет своих филиалов за рубежом. На этом основании В.Олсон и Р.Годсон считают, что деятельность LCN является в сущности национальной и региональной.

Глобальные же сети транснациональных преступных организаций (например колумбийских картелей, представляющих собой вертикально интегрированный глобальный бизнес, в котором задействованы десятки тысяч специализированных работников и других связанных с ним людей) обеспечивают мобильность, эффективную коммуникацию инфраструктуры, международные связи с преступными предприятиями, в том числе и некоторыми некриминальными группами, чтобы в своих корыстных целях сервисные возможности. Все это также повышает способность ТОП создавать целые новые рынки для товаров и услуг.

Кроме того, международная глобальная сеть транснациональных преступных организаций обеспечивает им быструю адаптацию в условиях даже самых жестких действий, предпринимаемых правоохранительными органами отдельных стран и возможность легко уходить от социального контроля из национальных границ одного государства в другие. Например, после попыток американских сил правопорядка закрыть поток героина, производящегося в Турции, новые источники были развиты в Юго-Восточной и Юго-Западной Азии и Мексике. Когда были пресечены пути кокаина во Флориде и Карибах, его поставки возросли через Центральную Америку и Мексику. Кроме того, ТПО часто способны препятствовать локализированным усилиям правоохранительных органов, быстро приспосабливаясь к переменам в политике отдельных стран, используя разногласия в международной кооперации правоохранительных сил в своих интересах. Стратегические альянсы, кооперация транснациональных преступных организаций повышает их возможности опережать государственный контроль.

Таким образом, характеристика признаков, присущих транснациональной организованной преступности, позволяет понять сущность этого явления, отграничить его от традиционного понимания организованной преступности, выделить особенности структуры международной преступности, оценить те угрозы, которые несет это явление мировому сообществу.

2002

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru