реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ


реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Транснациональная организованная преступность. Общий анализ ее основных моделей организации

Общепризнанным фактом, подтвержденным в документах ООН, является то, что единой модели транснациональной преступной организации не существует. Такие группировки различаются по форме и размерам, квалификации и специализации. Они действуют в различных регионах и на рынках разных товаров и используют самую разнообразную тактику и механизмы, обходя ограничения и скрываясь от правоохранительных органов.

Однако несмотря на специфические черты, присущие различным транснациональным преступным организациям, структурный диапазон которых чрезвычайно широк как с точки зрения их внутренней организации, так и с точки зрения ведения деловых операций, их основные характеристики могут соответствовать нескольким классическим организационным моделям.

Среди наиболее известных можно назвать бюрократическую или корпоративную модель, которая является способом организации, необходимым для эффективного выполнения широкомасштабных задач; и сетевую модель, которая характеризуется значительной аморфностью, а значит менее подвержена социальному контролю. Кроме этих основных, в криминологической теории разработаны модели: партнерства (Марк Халлер); патримониальная модель, представляющая сеть “патрон-клиент” (Джозеф Албини, Хеннер Хесс, Гарри Потер и Дженкинс); модель, основанная на теории этнического наследования (Франсис Ианни); а также модели, базирующиеся на структурных характеристиках предпринимательских синдикатов и синдикатов, применяющих насилие для контроля над производством товаров и услуг и рынками их сбыта (Алан Блок, Дэвид Смит).

При видимом разнообразии последних, анализ содержания их структурных элементов свидетельствует о наличии в описании этих моделей признаков, характерных для классических моделей организации транснациональной преступной деятельности: корпоративной либо сетевой.

Необходимо заметить, что все вышеперечисленные модели разрабатывались на основе анализа деятельности отдельных транснациональных преступных организаций, как правило, наиболее проявивших себя в преступной деятельности, а потому известных в мире и достаточно хорошо изученных. Поэтому наибольшая аналогия этим моделям наблюдается у традиционных, имеющих длительную историю развития, транснациональных преступных синдикатов. Между тем, в процессе аданции, т.е. видоизменяясь со временем, они начинают использовать при организации своей деятельности принципы и особенности, характерные для других моделей, имеющих наибольшую эффективность преступной деятельности при относительной безопасности для системы в целом.

Не имеющие глубоких исторических корней, развивающиеся национальные организованные преступные сообщества, приобретая транснациональный характер деятельности, могут использовать опыт классических моделей ее организации. Однако практически заинтересованные в повышении эффективности преступного бизнеса, такие организации перенимают из классических моделей те структурные характеристики и принципы деятельности, которые позволяют максимально обезопасить преступную деятельность и повысить при этом ее эффективность. Они стараются учитывать недостатки в деятельности тех или иных преступных организаций, поэтому многие из них используют комбинированные характеристики, присущие сразу нескольким моделям и действующие в подобных им сообществах на разных уровнях их организации.

В этой связи представляется целесообразным начать со структурного описания существующих моделей организации преступной деятельности и лишь затем попытаться выявить тип модели (или совокупности моделей) наиболее активно действующих в мире транснациональных преступных организаций.

Бюрократическая или корпоративная модель преступной организации является одной из наиболее известных. Она как бы зеркально отражает способы организации различных государственных управленческих структур. Административно-исполнительные и правоохранительные органы, корпорации, армия – являются наиболее ярким примером такой модели. Любая организация, представляющая собой бюрократическую модель, имеет целый ряд присущих ей характерных черт. Она рационально организована посредством:

Применительно к организованной преступности бюрократическая модель наиболее характерна для организаций с жесткой, централизованной системой, имеющей авторитарный характер. Общая схема, обозначающая бюрократическую модель, представляет собой вертикальную структуру управления преступным сообществом, многие элементы которой являются параллельными государственным или легальным корпоративным структурам.

Да и в самой преступной организации, структурированной на основе бюрократической модели, проявляется генетическое родство модели устройства общества, представляющей собой взаимосвязь основных элементов: государства – корпорации, предприятия – семьи, причем за семьей изначально закреплен статус прототипа. Поэтому в большинстве преступных организаций основной структурной единицей является монополистическая корпорация, которая обычно называется “семьей”.

Во главе каждой такой преступной семьи стоит лидер, руководитель, прямые обязанности которого состоят в том, чтобы он должен поддерживать порядок и увеличивать прибыль. Его власть во всех вопросах, касающихся “семьи”, является абсолютной. В легальных структурах государственной или корпоративной деятельности этот высший элемент модели соответствует должности президента или директора. На ступень ниже лидера (в различных преступных организациях эта “должность” имеет собственные наименования) находится его помощник – вице-президент или заместитель директора. Он собирает информацию для руководителя, передает ему сообщения, а его инструкции и указания спускает по иерархической лестнице – своим подчиненным. В отсутствие лидера заместитель действует самостоятельно, приобретая временно его полномочия.

На том же уровне, что и заместитель, находится советник или консультант. Часто им является старший член “семьи”, который частично отдален от карьеры в преступном деле. Он дает советы членам преступной организации, включая лидера и его заместителя, и, следовательно, обладает значительным влиянием и властью.

В последнее время эту должность нередко занимают опытные юристы, которые используют свой статус для достижения преступных целей тех организаций, на которые они работают. Как правило, это адвокаты, которые имеют сеть проверенных помощников, включая бывших полицейских и следователей. Они используют свои связи со следственными органами для сбора информации, к которой легально у них нет доступа.

Ниже заместителя руководителя находятся посредники между верхушкой “семейной” корпорации и ее рядовыми работниками. Они выполняют функции менеджера среднего уровня, что в легальной системе соответствует должности заведующего или главного менеджера отдела. Многие из них служат буфером между членами “семьи”, занимающими верхние ступени, и персоналом нижнего эшелона. Из предосторожности руководители высшего звена иерархии (особенно лидер) избегают прямого общения с работниками. Вся деловая информация, приказы, денежные потоки и т.д. в обоих направлениях проходят через доверенного посредника, который в отличие от заместителя, не принимает решений и не берет на себя никаких полномочий лидера.

Другие представители этого управленческого звена служат в качестве руководителей действующих групп. Количество людей в группе зависит от размера деятельности отдельных “семей” или других корпоративных единиц. Часто командир группы (бригадир) имеет одного или двух помощников, тесно сотрудничающих с ним, которые передают приказы, информацию и деньги людям, принадлежащим к их группе. С деловой точки зрения, эта должность в бюрократической модели аналогична контролеру на заводе или заведующему магазином.

Самый низший уровень членов семьи или иной корпоративной единицы составляют рядовые работники. Они объединены под руководством командиров, и могут иметь какую-либо преступную специализацию или собственное предприятие и платить часть прибыли организации в обмен на право действовать самостоятельно. Партнерство бывает обычным явлением между двумя и более рядовыми членами корпорации и лицом, стоящим выше по иерархической лестнице.

На нижнем ее уровне находится большое число служащих, которые не являются членами “семьи”. Это люди, которые выполняют большую часть фактической работы в различных предприятиях. Они, как правило, ничем не защищены от полиции.

Для координации деятельности отдельных преступных корпораций, решения споров, возникающих между ними, признания вновь избранных лидеров, контроля за совместными предприятиями и регулирования других проблем, возникающих в процессе взаимодействия между преступными “семьями”, могут создаваться специальные органы или комиссии. Эти органы представляют собой союз законодательного органа, верховного и арбитражного суда, правления директоров. Члены семьи или иной корпоративной единицы смотрят на такой орган, как на высшую инстанцию в организационных и юрисдикционных спорах. Он состоит из самых влиятельных лидеров, которые обычно связаны между собой достаточно формальным (но не формализованным в виде какого-либо документа. – Прим. авт.) соглашением.

Таким образом этот орган (или комиссия, сходка и т.п.) выполняет роль надстроечного элемента в базовой бюрократической модели.

Если сравнивать бюрократическую модель организации преступных синдикатов с крупными легальными корпорациями, то главное отличие в схеме сообщества, занимающегося организованной преступной деятельностью, состоит в том, что руководитель такого предприятия, как и его нижестоящие коллеги, не являются его акционерами.

Многие же должности, как уже отмечалось, параллельны легальным структурам. Помимо основных управленческих звеньев, структурными элементами бюрократической модели могут быть различные штатные должности, соответствующие директору по кадрам, менеджеру по связям с общественностью, начальнику службы безопасности и так далее, но их не занимает постоянно какой-нибудь один человек.

Не каждый, кто хочет участвовать в деле, которым руководят преступные синдикаты, может это сделать. Его желания должны совпасть с его способностями и с желаниями тех, кто контролирует членство в преступном сообществе. Заключение в тюрьму или смерть любого члена преступной корпорации мало влияет на ее деятельность, поскольку на каждую вакансию существует по крайней мере сотня кандидатов.

Каждая бюрократическая организация имеет установленные правила и инструкции, которыми руководствуются ее члены. Перечень таких правил в целях конспирации и защиты от внешнего проникновения держится в секрете. Однако многие из тех правил, которые являются базовыми в преступных организациях, инфильтруются в места лишения свободы становятся неписанными кодексами поведения и через заключенных распространяются на всех членов преступной иерархии.

Поскольку заключенные находятся под постоянным контролем, создается возможность выявить достаточно обширный свод правил и установлений, которым они следуют во взаимоотношениях друг с другом, с учетом статуса каждого. И путем логических умозаключений, на основе аналогии дать обобщенную характеристику этого кодекса их поведения. Как заключенные, так и члены организованной преступности реагируют на сильное корпоративное управление, которое ограничено в средствах достижения своих целей по контролю за ними. Для поддержания своего статуса лидеры обоих типов организаций навязывают членам “семьи” схожие правила поведения. Единственной особенностью в их возможном различии может выступать характер адаптированности этих правил для организованной преступности вообще и для лиц, отбывающих лишение свободы – в частности.

Таким образом, на основании допустимой аналогии исследователями преступных организаций выделяется пять блоков предполагаемых правил поведения.

    1. Быть лояльным по отношению к членам организации. Не вмешиваться в дела других. Не быть информатором.
    2. Поступать разумно. Быть членом команды. Не ввязываться в драку, если не можешь победить.
    3. Быть человеком чести. Всегда поступать правильно. Уважать женщин и старших. Не раскачивать лодку.
    4. Уметь постоять за себя. Мужественно переносить несчастья. Держать глаза и уши открытыми, а рот закрытым. Не предавать.
    5. Иметь определенное положение, статус. Быть независимым. Знать свое предназначение.

Допустив, что аналогия верна, следует заметить, что эти правила имеют общий характер и являются скорее системой ценностей, чем формально установленным перечнем действующих инструкций для руководства бюрократической организации.

Несмотря на легкую управляемость такой модели вследствие ее жесткой централизации, следует признать, что многие аспекты бюрократии непригодны для организованной преступности, которая должна соприкасаться с реальной возможностью того, что многие ее формализованные действия могут постоянно контролироваться правоохранительными органами (прослушивание телефонных разговоров, отслеживание письменных сообщений, движения денежных средств и т.д.). Поэтому информация, приказы, деньги и другие вещи должны передаваться из рук в руки, с глазу на глаз. Слишком длинные цепи приказов, характерные для современной бюрократии, непригодны для организованной преступности, а отказ от этого бюрократического атрибута ограничивает вероятность внутреннего контроля.

Кроме того, сильно централизованная организация стремится сделать предприятие слишком зависимым от мнения правящей верхушки, в то время как нижестоящие в иерархии управляющие, непосредственно руководящие производством, лучше знают способности рядовых работников и особенности управления, которые соответствуют местным условиям.

Эти особенности бюрократической модели в определенной степени отражены и в концепциях других, имеющих признаки классической корпоративной структуры, моделях организации преступного сообщества. Речь идет о моделях синдикатов - предприятий и синдикатов, применяющих насилие для контроля над производством нелегальных товаров, и услуг и рынками их сбыта (А. Блок, Д.Смит), а также модели партнерства, описанной М.Халлером.

Согласно А.Блоку, централизованные преступные сообщества демонстрируют высокую степень жестокости в их иерархической структуры. В предложенной им концепции по модели организации доминируют два различных типа синдикатов: синдикаты – предприятия и “силовые” синдикаты.

Синдикат – предприятие объединяет группы криминальных предприятий, организованных с целью производства и последующего распространения незаконных товаров и услуг (таких, как наркотики, проституция и др.). Они наиболее тяготеют к классической модели организации преступной деятельности, поскольку, как правило, имеют большое число участников, иерархическое построение, некоторую централизацию власти и хорошо отлаженное разделение труда.

Силовой синдикат, напротив, слабо структурированная, необычайно гибкая ассоциация, сконцентрированная на силовых методах воздействия на контролируемые структуры, глубоко вовлеченная в производство и распространение неформального влияния. Эти синдикаты не имеют четкого разделения труда, потому что они не решают конкретных задач, связанных с производством каких-либо товаров и услуг. Цель силового синдиката – использование нетрадиционных методов влияния и контроля над другими организованными преступными группами, нелегальным рынком товаров и услуг. Базовый инструмент таких синдикатов – силовое воздействие либо угроза применения такого воздействия.

Модель организации преступного сообщества, описанная Д. Смитом, еще более близка по структуре к классической бюрократической модели. По мнению Д. Смита, организованная преступность - “не более чем продолжение нормальных деловых операций в сфере нелегального бизнеса. Поэтому незаконное предприятие (в рамках организованной преступности) отличается от законного только тем, что оно действует на нелегальном рынке, - это предпринимательская деятельность, которой случилось быть нелегальной”.

Модель партнерства по М. Халлеру, имея некоторые специфические черты корпоративной модели, наоборот, лишена жесткой иеррархической структуры, более гибка и подвижна. Способ организации преступной деятельности здесь проявляется через серию маломасштабных деловых партнерств в виде инвестиций и совместных деловых предприятий с широкой вариацией постоянно изменяющихся партнеров, некоторые из которых являются солидными, влиятельными в мире организованной преступности людьми (такими, как, например, Капоне или Лански). Однако такие партнерства не возглавляются в бюрократическом смысле каким-либо лидером, а представляет собой нелегальный бизнес на партнерской основе. При этом совместный бизнес в таком партнерстве зачастую сопровождается и самостоятельной деятельностью отдельных партнеров в других сферах нелегального рынка.

В целом децентрализация в преступном сообществе, отмечает Джозеф Албини, может оказаться благоприятной как для дела, так и по причинам безопасности, при этом он полагает, что бюрократическая модель должна быть относительно легкой мишенью для социального контроля. “Все, что необходимо для ее разрушения – это лишить ее верхнего эшелона. Реальная же власть синдиката должна быть заключена в его аморфном свойстве. Если кто-то из руководителей синдиката оказывается в тюрьме, это все, что может случиться страшного в его положении и ни в коем случае не должно влиять на продолжение преступного бизнеса”.

Это обстоятельство объясняет некоторые преимущества сетевой модели по сравнению с бюрократической. Используя сетевую модель, преступные организации создают более гибкие и динамичные структуры. Преступные сети характеризуются непостоянным членством и высокой адаптацией к политическим, экономическим и социальным изменениям, происходящим в общественной жизни, без централизованной системы контроля.

Согласно Вильяму Чамблессу, применительно к сетевым организациям контроль над организованной преступностью имеет лишь внешний характер и осуществляется мощными экономическими и политическими силами, заинтересованными в деятельности организованной преступности и допускающими ее нелегальный рынок в определенных пределах.

Не отрицая существования внешних контрольных границ для организованной преступности, вряд ли можно согласиться с отрицанием внутреннего контроля в ее структурах, пусть и построенных по сетевой модели. Ведь отсутствие централизованного контроля над организацией в целом не исключает его существования в отдельных, хорошо структурированных элементах этой модели, более подробный анализ которой подтверждает такой вывод.

Согласно концептуальной модели, предложенной Президентской Комиссией Соединенных Штатов по изучению организованной преступности, в самом общем виде сетевая модель представляет собой преступную организацию как сеть отдельных, наиболее влиятельных людей, занимающих высокие должности во властных органах или исполнительных структурах государства или относящихся к олигархической верхушке общества. Они руководят деятельностью непосредственных исполнителей, вовлеченных в преступную деятельность, являющихся их работниками. Таким образом, эта модель включает членов и не членов преступной организации. Основными структурными элементами сетевой модели являются: преступные группы, покровители, специализированная поддержка, поддержка пользователей и социальная поддержка.

Преступные группы представляют собой организованное преступное объединение, состоящее из людей, готовых преступить закон, использовать насилие для увеличения влияния и прибыли. Структура такого объединения складывается из набора иерархично расположенных независимых должностей, необходимых для выполнения специфических функций. Поэтому такая группа может быть как высокоструктурированной, так и крайне текучей. Но в любом случае базирующейся на силе и авторитете.

Принципы действия группы заключаются в сменяемости лидеров, перспективном развитии группы независимо от наличия или отсутствия отдельных ее членов; и соответственно приоритетным направлениям деятельности является обеспечение продолжения ее существования; подчинение личных интересов групповым.

Членство в такой группе основывается на общих характеристиках членов группы: таких, как раса, этнос, уголовный опыт или общий интерес. Правила членства включают секретность, преданность, готовность участвовать в любых действиях группы и защищать ее. Взамен каждый получает определенные выгоды: защиту, престиж, возможность экономического успеха.

Покровители состоят из коррумпированных чиновников, судей, адвокатов, бизнесменов, финансовых советников и др. индивидуально (или коллективно) защищающих интересы криминальной группы. Прикрываясь их высоким статусом или авторитетом, преступная группа таким образом освобождает себя от посягательств конкурентов и от легального контроля. Коррупция – центральный инструмент покровителей. В общем виде этот структурный элемент есть не что иное, как сеть коррумпированных чиновников, которые защищают преступную группу от системы уголовной юстиции.

Специальная поддержка. Преступные группы и покровители используют квалифицированных лиц в качестве специальной поддержки. В отличие от членов преступных групп и покровителей, эти люди не разделяют преданность группе, ее групповых целей и интересов, но они считаются необходимым элементом, частью организованной преступности. Специальная поддержка – это люди, которые обеспечивают договорные, контрактные услуги (службу по контракту), что способствует деятельности организованной преступности. Например, пилоты, химики, хакеры и т.п.

Поддержка пользователей. Другой необходимый жизненный компонент успеха организованной преступности – это поддержка пользователей. Это группа лиц, обеспечивающая преступные группы потребителями, т.е. лицами, заказывающими незаконные товары и услуги: наркоманами, скупщиками краденого, постоянными клиентами публичных домов и т.п.

Социальная поддержка. Лица и организации, принадлежащие к группе социальной поддержки, признают силу преступности в целом и отдельных членов преступных групп, в частности. Например, политики, которые опираются на организованную преступность; предприниматели, осуществляющие с ней совместный бизнес; политические и общественные лидеры, привлекающие преступные сообщества к участию в общественной жизни и представляющие организованную преступность и ее членов в выгодном свете. Как правило, эти люди являются либо замаскированными действительными членами преступных сообществ, либо тесно связанными с организованной преступностью. Без такой социальной поддержки организованная преступность не могла бы процветать и иметь успех.

Аморфность, текучесть составов криминальных групп, влияние покровителей, их способствование развитию преступного бизнеса, обширный рынок пользователей и помощников организованной преступной деятельности, а также мощная социальная поддержка позволяют организованным преступным сообществам значительно ограничивать возможности внешнего контроля при постоянном расширении их влияния в наиболее прибыльных сферах нелегального рынка товаров и услуг.

Некоторые признаки классической сетевой модели присущи и другим существующим моделям организованной преступной деятельности, в основном базирующейся на родовой или этнической общности: это патрон-клиент (патримониальная модель) и модель, основанная на принципе этнического наследования.

Наиболее известной из них является патримониальная модель, структура которой описана многими исследователями. При организации деятельности по такой модели ударение делается на традиционные ритуалы, которые демонстрируют эмоциональные связи между людьми. В современной бюрократической организации, наоборот, личные связи слабее, менее ритуализированы и эмоционально демонстративны; они уступили место верности абстрактным правилам и положениям. За этим скрывается влияние различных культур в родовой и бюрократической организациях. Родовая элита более церемонна и личностна. Бюрократическая элита характеризуется более холодным набором идеалов.

Основная идея патримониальной модели заключается в том, что каждая личность включена в социальную сеть и находится в цепочке лиц, с которыми она осуществляет контакты. Поскольку контакт может проходить через цепочку, состоящую из множества таких звеньев, отдельный человек может отправлять “сообщения” значительно большему количеству людей, чем он или она знают лично, поскольку всегда существуют “друзья друзей”. Поэтому “каждая личность представляет собой точку, в которой пересекаются сети. Но не каждый имеет одинаковый интерес и обладает талантом взаимодействия с ключевыми лицами для получения прибыли” .

Каждый член организованной преступности в сетевой модели должен обладать таким талантом. Это значит, что он должен уметь действовать как патрон. Когда нарушаются взаимоотношения в сети, возникает связь патрон –клиент. Патрон “обеспечивает экономическую помощь и защиту как от законных, так и незаконных домогательств власти. Клиент, в свою очередь, оплачивает более осязаемыми активами, например, уважением и преданностью. Он может также предложить политическую или какую-либо другую значительную поддержку, и таким образом взаимоотношения становятся взаимными. Патрон действует как полномочный посредник между клиентом и другими членами общества -как законопослушными, так и нарушающими закон. Например, член преступной группировки, действуя в качестве патрона, может “свести клиента с нужными людьми”. Он может служить информационным мостом между полицией и преступниками, между бизнесменами и профессиональными лидерами, связанными с синдикатами; и он может переступать границу между легальным бизнесом и незаконным предпринимательством. Он может оказать значительную услугу и получить в награду деньги и власть. В результате образуется сеть, круг двоичных связей, на орбите которого находятся член организованного преступного сообщества и его клиенты, не имеющие в большинстве своем связей друг с другом, кроме как через своего патрона.

Патрон должен прилагать массу усилий и времени, чтобы управлять такой сетью адекватно, развивать и поддерживать контакты, оказывать услуги, усиливать власть и увеличивать доход, а также быть хорошо информированным. Один патрон может господствовать на какой-нибудь отдельной географической площади, либо в каком-нибудь виде бизнеса (деятельности). Он должен иметь сеть информаторов и связей, например, с полицией и другими должностными лицами, а также профессиональных преступников для выполнения “заказов” клиентов. Он действует, как информационный центр (указывает объекты для профессиональных взломщиков, например); выдает “лицензию” на занятие преступной деятельностью и использует свое положение, помогая преступникам объединиться для специальных операций (например, находит соучастников для совершения грабежа или разбоя). Он может снабжать украденным огнестрельным оружием и автомобилями, а также другими средствами, необходимыми для соответствующей преступной деятельности. Один член организованной преступности может быть центром и действовать как катализатор большого объема разнообразной преступной деятельности.

Независимо от действующего на территории патрона, преступника могут заставить выплачивать дань за “защиту от насилия”, которое ему может причинить патрон в случае его неподчинения. Профессиональные преступники, которые нередко действуют самостоятельно, должны платить денежную дань патрону, выражая, таким образом, уважение и подчиненность. Это позволяет им получать важную информацию и другую помощь, а также быть уверенными в том, что другие преступники не поставят под угрозу их операции .

В центре преступной организации, построенной по патримониальной модели, находится лидер – человек, возглавляющий всех патронов. Ему помогают заместитель и советник (а). В структуре, которая напоминает модель вселенной, лидер окружен клиентами, являющимися высокопоставленными членами организованной преступности. В различных преступных сообществах, построенных по этой модели, они называются по-разному: наиболее часто – капитанами или командирами (б).

Капитаны окружены рядовыми членами ОПС, для которых они являются патронами (с). Каждый член, в свою очередь, имеет своих помощников – клиентов. Они, как правило, не являются членами преступного сообщества, но могут быть клиентами каждого из членов, включая лидеров и капитанов. Эти преступные группы связываются вместе в сеть, крайние ячейки которой наиболее гибки и подвижны.

В итало-американской версии модели организованной преступности, например, - каждый лидер – “босс” связан (родством, дружбой, взаимным уважением) с другим боссом. Признание взаимного суверенитета выступает в данном случае способом связи каждой преступной группировки друг с другом по всей стране. Эта структура представляет собой естественную, природную систему, где члены не обязательно руководствуются целями организации, но они заинтересованы в выживании самой системы и участвуют в коллективной деятельности, направленной на достижение этой цели. В организованной преступности как и в природной системе, преступная группа – более чем инструмент для достижения конечных целей; это в своей основе социальная группа, пытающаяся приспособиться и выжить в опасном окружении.

Ф. Ианни считает, что лучшее объяснение сущности и структуры организованной преступности основывается на ее рассмотрении как этнической сети. Определяя организованную преступность как социальную систему, он полагает, что организованные преступные группы, являясь неформальными организациями, как и все социальные системы, не имеют жесткой структуры, вытекающей из их функций. Такие группы, как правило, представляют собой совокупность независимых образований с меняющимся “текущим” персоналом.

Этническая природа таких групп объясняется исходя из того, что каждая новая эмигрантская группа встречает дискриминацию, ограничение экономических возможностей и блокирование путей к власти. Одним из наиболее эффективных способов преодоления этих блокирующих деятельность возможностей является организованная преступность, поскольку это высокоприбыльное дело, и фактически безопасное для этнических общин, поскольку вследствие их закрытости для внешнего проникновения серьезно ограничивается возможность контроля со стороны государства. Ианни утверждает, что с каждой волной эмиграции характер организованной преступной деятельности в принимающей стране изменяется, так как появляются новые криминальные группы.

Теория “этнического наследования” является хорошим инструментом для понимания изменчивости природы транснациональной организованной преступности.

Таким образом, существует несколько видов моделей структурной организации рассматриваемых формирований. Каждая из них является характерной для определенной территории действия организованной преступности, времени существования и сферы ее деятельности.

Транснациональные преступные организации имеют наиболее сложную структуру, так как стремление к максимальной безопасности при осуществлении такой деятельности, а также необходимость эффективного уклонения от социального контроля вынуждают их к ее постоянному совершенствованию. Учитывая все недостатки традиционных моделей, современные преступные организации следуют по пути отбора лучших структурных характеристик, которые затем они творчески применяют для собственной организации. В итоге, как уже указывалось, современные модели организованных преступных формирований органично сочетают в себе признаки различных известных структурных характеристик и принципов, что позволяет им расширять как сферы транснациональной преступной деятельности, так и обеспечивать ее эффективную безопасность .

Анализ структурного описания наиболее известных преступных синдикатов и организаций, занимающихся транснациональной преступной деятельностью, подтверждает эту гипотезу.

В самом общем виде схематичная организация элементов, из которых складывается преступный синдикат в единую систему, представляет собой жестко структурированное ядро с признаками вертикальной структуры управления, организованное по традиционным канонам бюрократической (корпоративной) модели, которое органично сочетается с гибкой сетевой структурой периферических звеньев. Последние, как правило, хорошо изолированы друг от друга, имеют обширное разделение труда между звеньями, но члены каждого из них внутри отдельной ячейки крепко связаны между собой какими-либо личностными, эмоциональными связями (родственными, земляческими, этническими и т.п.). Это позволяет иметь не только отлаженный механизм их действия в “производственной сфере”, легко осуществлять управление и держать под контролем их деятельность, но и максимально обезопасить центр и другие периферические звенья сети от воздействия социального контроля в случае провала одного из них.

Такое сочетание наиболее эффективных принципов организации и управления корпоративной модели, характеризующейся жесткой централизацией для высших уровней с изолированностью, аморфностью и текучестью классических сетевых моделей демонстрирует в настоящее время большинство наиболее известных преступных организаций.

Не случайно американские криминологи до сих пор спорят о типе структурной модели американской организованной преступности. Разнообразие предлагаемых ими концепций структурных моделей еще раз свидетельствует о сложности построений преступных организаций, из которых и складывается американская мафия.

Стоит заметить к тому же, что ООН, выделяя основные транснациональные преступные организации, не ставит в их ряд американскую мафию. Это происходит, вероятно, потому, что в целом американская организованная преступность, как правило, представляет собой ассимилированные этнические преступные группировки отдельных звеньев наиболее известных в мире транснациональных преступных организаций: итальянских, китайских, колумбийских, мексиканских и т.п. Именно с их помощью большинство из них занимаются транснациональной преступной деятельностью в одной из богатейших стран мира .

Структурная организация рассматриваемых группировок отражает многообразие концептуальных моделей, разработанных криминологами. Поэтому для более глубокого анализа общих принципов организации, реализованных в построении моделей основных преступных сообществ, занимающихся организованной транснациональной деятельностью, обратимся к их более подробной структурной характеристике.

2002

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru