реклама
ОНЛАЙН АПТЕКА НИЗКИХ ЦЕН
цены ниже розничных точек. доставка по украине

   Любые виды проектных, дизайнерских и строительных работ в Украине и Киеве    
АПТЕКА ЭКОНОМ

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Защита общественной нравственности в системе мер борьбы с преступностью (Улицкий)

Учебное пособие

В учебном пособии показана роль нравственности в борьбе с преступностью, рассмотрены вопросы половой свободы и ее границ, освещены проблемы борьбы с проституцией, дан анализ новых уголовно-правовых норм об ответственности за вовлечение в занятие проституцией и организацию занятия ею.

Пособие предназначено для студентов, изучающих уголовное право и криминологию. Оно может заинтересовать также аспирантов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов, философов, политологов и педагогов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Глава I. НРАВСТВЕННОСТЬ И ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

§ 1. Преступность и ее рост.

§ 2. Правосудие и политика.;

§ 3 Закон и понятия.

Глава II. ПОЛОВАЯ СВОБОДА И ЕЕ ПРЕДЕЛЫ

§ 1. Половая свобода и возраст.

§ 2. Нецелесообразность криминализации внебрачного полового сожительства.

§ 3. Ответственность за мужеложство.

Глава III. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИ.

Глава IV. НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОВЛЕЧЕНИЕ В ЗАНЯТИЕ ПРОСТИТУЦИЕЙ И ОРГАНИЗАЦИЮ ЗАНЯТИЯ ЕЮ

§ 1. Предварительные замечания.

§ 2. Вовлечение в занятие проституцией.

§ 3. Организация занятия проституцией.

Глава v. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ПРОСТИТУЦИИ ИЛИ УСИЛЕНИЕ ЗА НЕЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Общественная нравственность – это господствующая в обществе система правил поведения, идей, традиций взглядов о добре и зле, справедливости и несправедливости, долге, чести и достоинстве и т. п.

Система преступлений против общественной нравственности в законодательстве разных стран имеет особенности. Нынешний Уголовный кодекс России к преступлениям против нравственности относит: вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК); организацию занятия проституцией (ст. 241 УК); незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК); изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242-I УК), уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК); надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244 УК) и жестокое обращение с животными (ст. 245 УК).

Представляется, что на общественную нравственность посягают также половые преступления (ст. 131 – 135 УК РФ), торговля людьми (ст. 127-I УК) и использование рабского труда (ст. 127-2 УК).

Однако я не стремлюсь проанализировать все эти преступления. Моя задача, пожалуй, иная – рассмотреть некоторые проблемы защиты общественной нравственности в системе мер борьбы с преступностью.

Справился ли я с этой задачей – судить читателю.

Любые замечания приму с благодарностью.

Глава I. НРАВСТВЕННОСТЬ И ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

§ 1. Преступность и ее рост.

После развала Советского Союза преступность в России резко возросла.

Сейчас в стране мало кто чувствует себя в безопасности. В крупных сановников, бизнесменов и политиков стреляют. Рыночный торговец находится под гнетом вымогателей и бандитов. И даже бомжей сплошь и рядом убивают пьяные подростки.

Пышно расцветает взяточничество и иная коррупция. Наращивает силу организованная преступность.

Чем же это все объясняется? Думаю, не только злой волей преступников.

Неустойчивость экономики, неуверенность в завтрашнем дне, резкое имущественное расслоение общества, порождающее социальное неравенство, национализм, утрата значительной частью населения жизненных целей, падение роли духовности, бесконечная война в Чечне – все это сказывается на росте преступности, особенно организованной.

Основной причиной роста преступности в постсоветской России нужно, вероятно, считать проведенную нашими реформаторами резкую и грубую смену общественного строя и криминальную капитализацию страны.

Не спорю, проведенные в стране реформы, позволили, конечно, многим россиянам проявить инициативу, устранили очереди за товарами. Но возникли и очень вредные явления: рост своекорыстия и стяжательства, резкое пренебрежение гражданским долгом, острый дефицит неподкупности. Происходит подмена блестяще описанных русской классической литературой человеческих чувств рассуждениями о богатстве и занимательном сексе.

Да, в стране нынче вроде бы нет дефицита. Но уровень потребления многих продуктов (например, мяса и молока) на душу населения в России меньше, чем в доперестроечное время.

Кажущееся изобилие объясняется не резким ростом отечественного производства, а тем, что у миллионов людей нет денег на покупки.

Почти половина продовольственного рынка страны – импорт.

Мы финансируем зарубежных фермеров во много раз лучше, чем российских крестьян и попадаем во все большую и большую продовольственную зависимость от западных государств.

40 миллионов россиян, проживающих в сельской местности, - самая угнетенная группа населения страны. Многие из них месяцами не получают заработной платы, довольствуются лишь тем, что дает крестьянское подворье.

В селах закрывают немало школ, библиотек, клубов. Это не только угрожает национальной безопасности страны, но и противоречит элементарным принципам нравственности. Разумеется, отсюда не следует, что надо вернуться к административно-командной системе, хотя такая система не всегда и не везде порочна. Без плановой экономики и жестких приказов мы не смогли бы, опираясь лишь на собственные силы, превратить нашу страну в мощную индустриальную державу, не смогли бы одержать победу в Отечественной войне.

Правда, в конце восьмидесятых годов стало ясно, что в новых исторических условиях административно-командная система уже не годилась. Нужен был переход к рынку. Однако такой переход не был должным образом подготовлен. Возник криминальный базар с разворовыванием государственного имущества.

Приватизация предприятий бытового обслуживания, общественного питания, небольшой торговли была оправдана. Но распродажа “всего и вся без разбору” была безнравственной и причинила нашему обществу огромный вред.

В стране всячески распространяли миф, что государственная и общественная собственность неэффективна, говорили, что государственное и общественное имущество воруют потому, что у него нет хозяина. Однако приватизация не уменьшила, а увеличила число и размеры хищений.

В ряде стран Западной Европы и в Японии доля государства в экономике достигает 50-60 процентов. Рыночные отношения отнюдь не исключают государственного регулирования. Конечно, нет необходимости планировать в государственном масштабе число булавок и брошек, но полный отказ от государственного планирования в России привел к хаосу, способствовал массовым банкротствам предприятий и росту безработицы. Нравственность здесь явно оказалась в стороне.

Да и нельзя забывать о важности социальной эффективности экономики. Такая эффективность означает отсутствие значительной безработицы и разорительной нерентабельности отдельных предприятий (их нерентабельность покрывается доходами других предприятий: все предприятия не могут непрерывно приносить прибыль). Социальная эффективность – это более легкие условия труда, освоение новых профессий, возможность сосредоточения больших сил и средств на решении серьезных, масштабных задач, это рост культуры производства, а не погоня за чистоганом любой ценой.

Поэтому социально эффективная экономика ведет к повышению нравственности и содействуют сокращению преступности.

В конце восьмидесятых – начале девяностых годов XX века многие находились в плену демократической романтики. Мечтали о едином правовом поле, единстве интересов всех стран, приоритете прав любого человека, а не только того, у кого есть капитал. Думали, что в России запоют райские птички, появятся молочные реки и кисельные берега. Но жизнь оказалась значительно сложнее. В стране появились две России: Россия богатых и Россия бедных. Можно проводить (особенно на зарубежные деньги) сколько угодно “междусобойчиков” с призывами к толерантности (терпимости). Но только слепой не видит, что богатые и бедные чаще всего не понимают друг друга. У них разные стремления, разные заботы. Как в известной поговорке: у одних щи пустые, у других жемчуг мелкий. Но щи с жемчугом не бывают.

Да, нам нужна рыночная экономика. Но нужна нам не любая, а только социально ориентированная рыночная экономика. Само же общество не должно становиться рыночным. Нам не нужны рыночное здравоохранение, рыночное просвещение, рыночная культура. Социальная безопасность, реальная доступность образования, здравоохранения и культуры – это ценности, признаваемые большинством россиян. Да и наше платное вузовское обучение нередко превращается в легальную “крышу” от призыва в армию. Учиться в вузах теперь чаще всего могут лишь дети богатых, в том числе и малограмотные.

Каких-то 15-20 лет назад богатства страны – нефть, газ, электричество, драгоценные металлы, дары моря ,а также ресурсы человеческого разума использовались на развитие экономики, на мощное вооружение, космос, на строительство жилья, образование и здравоохранение.

Где теперь эти богатства? Они перешли в частные руки. И деньги идут на потребности насыщенных богачей. Ну а строят нынче теперь не заводы и фабрики, школы, больницы, а казино и развлекательные центры.

Богатства страны проматывают самым безнравственным образом.

Растет армия чиновников, преступные группировки не так уж редко связаны с чиновничьим аппаратом, который получает немалую долю “грязных денег”.

На фоне массовых невыплат зарплаты, пенсий и пособий растут как грибы после дождя виллы и коттеджи чиновников разного калибра.

Серьезно настораживает бюрократизация общества.

Чиновничьи повадки присущи теперь не только тем, кто состоит на государственной службе или служит в муниципальных администрациях. Фактически в чиновников превратились депутаты различного уровня, работающие на профессиональной основе, и члены Совета Федерации.

Чиновниками, по сути дела, стали и большинство судей, особенно назначенных пожизненно. Появились у нас и практически пожизненные депутаты Государственной Думы, обросшие многочисленными связями, но оторвавшиеся от простого народа. Такие депутаты считают себя незаменимыми. Но ведь не боги горшки обжигают.

Вероятно, стоит установить, что человек может быть избран депутатом Государственной Думы не более двух раз подряд. Так было бы меньше бюрократизма и больше людей привлекалось к управлению государством.

А разве нормально, что в нынешней Государственной Думе нет рабочих и нет крестьян?

Да что говорить? В Думе г. Владивостока нет ни одного рабочего, ни одного учителя и ни одного врача.

Слышу уже чье-то ворчание: “А почему они должны быть? Вы бы еще повторили слова В.И. Ленина, что каждая кухарка должна управлять государством!”

Владимир Ильич никогда не произносил эти приписываемые ему слова. Вот что на самом деле сказал В.И. Ленин:

“Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством… Но мы … требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто у п р а в л я т ь государством, вести будничную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы о б у ч е н и е делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато оно было немедленно, т. е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту”.

Часто можно слышать, что многие преступления связаны с недостаточной оплатой труда чиновников. Повысьте, мол, им еще зарплату и они станут ангелами, думающими только о благе народа. Ой ли?

Учителя, врачи, библиотекари, работники клубов получают значительно меньше чиновников, а преступлений они почти не совершают.

В последние годы чиновникам несколько раз повышали заработную плату, но коррупция от этого не уменьшилась. Большие взятки берут большие чиновники, а очень большие взятки – очень большие чиновники. Чем больше чиновник получает, тем больше сумма взятки, которую он требует.

Конечно, поднятие жизненного уровня работников бюджетной сферы – важная социальная задача.

Но чиновники – отнюдь не самые низкооплачиваемые люди. Куда материально хуже живут учителя, большинство врачей, многие ученые и работники культуры, большинство тружеников села.

А разве работа среднего муниципального столоначальника опаснее труда шахтера? Почему же шахтер получает значительно меньше? Не спорю, человек должен получать достойную заработную плату. Но ее уровень едва ли можно считать основным фактором улучшения работы.

Сколько платили нашим спортсменам в годы Советской власти? Правильно, не много. А как играли? Верно. Хорошо. Теперь же им платят бешеные деньги. А каковы результаты их игр в международных соревнованиях? Весьма скромные.

При царствовании Бориса Ельцина россияне подверглись серьезной идеологической обработке, изменившей психологию многих людей. Усиленно превозносилась важность обогащения любой ценой, даже путем преступлений. Для многих первостепенное значение приобрели доллары, коттеджи, мерседесы. Честный труд оценивался как бездарность неудачников. Произошло перерождение значительной части населения. Но скорее не в сторону Храма, а в сторону Хама.

Росту преступности способствовал и серьезный перекос в правовом воспитании. Людям без конца говорили об их правах (часто больше формальных), но не говорили об их обязанностях. И многие восприняли это как наступление эры вседозволенности. (Что хочу то и ворочу. Никто мне не указ. Я сам себе паровоз).

Но ведь у каждого человека есть обязанности: перед семьей, перед школой, перед трудовым коллективом, перед обществом, перед государством и т. д. Забвение таких обязанностей ведет к неправильному, а часто и преступному поведению. Ну а идею защиты прав человека у нас еще сплошь и рядом сводят к защите прав преступников, жуликов, наркоманов, “розовых” и “голубых”.

Права и интересы потерпевших и свидетелей теперь остаются за кадром, как будто преступник – это самый уважаемый человек, а потерпевший и свидетель – вообще неизвестно кто.

Безнравственно, что от борьбы с преступностью отстранили широкую общественность. Перестали патрулировать добровольные народные дружины, исчезли товарищеские суды, практически почти не действуют женсоветы.

В последние годы существования СССР и после его развала обществу нередко навязывали идею, что сотрудничество граждан с органами, ведущими борьбу с преступностью, просто позорно.

Говорили и писали, что человек (особенно считающий себя интеллигентом) должен брезгливо относиться даже к самой мысли о таком сотрудничестве. Лиц, оказывающих помощь правоохранительным органам, презрительно называли стукачами.

Подобное мнение в немалой мере носило эмоциональный характер. Люди часто вспоминали страшные репрессии середины тридцатых годов XX века, помнили о лживых доносах, приводивших к трагедиям.

В отечественной художественной литературе и в общественных науках конца восьмидесятых и почти полностью девяностых годов стало господствовать мнение, что борьба с преступностью – дело государства, а у граждан должны быть совсем иные заботы: семья, доходы, развлечения и т. п.

Видимо поэтому составители нынешнего Уголовного кодекса России не предусмотрели в нем ответственность за недоносительство. А ведь статьи 83-I и 190 УК РСФСР 1960 г. знали такую ответственность. И это имело важное профилактическое значение: оно напоминало людям об их гражданском долге и содействовало укреплению правопорядка.

Я полагаю, что недонесение об известных готовящихся и совершенных особо тяжких преступлениях должно и сейчас влечь у нас уголовную ответственность. Думаю, что соответствующую поправку надо внести в Уголовный кодекс России.

 

§ 2. Правосудие и политика.

 

Реформирование судебной системы у нас нередко связывают с полной деполитизацией судов. На мой взгляд, правильнее вести речь не о деполитизации, а о четком усвоении судьями политического значения своей деятельности. Призывать Россию к отправлению правосудия без политики – все равно, что обещать на ужин жареный лед. Иное дело - какую политику должен проводить суд – политику, содействующую укреплению и процветанию страны, или политику, ведущую к разрушению государства.

Государство – политическая организация, а не футбольное поле. А судья – не спортивный арбитр. Закон предписывает суду выносить приговор и решения не от своего имени, а от имени Российской Федерации. Поэтому противопоставлять суд и государство, вероятно, неверно. Судебная власть – это не просто ветвь власти, а ветвь государственной власти.

У нас же судебные приговоры и решения стали чрезмерно превозносить. Порой их сравнивают чуть ли не с божественными откровениями. И многие судьи поверили в свою непогрешимость

Но их решения, образно говоря, не так уж редко признают, что Волга течет не в Каспийское, а в Черное море. Скажите таким судьям, что вопреки объявленным решениям Волга продолжает впадать в Каспийское море, и Вы услышите: “Великая река просто захулиганила и течет не по правилам. Суд не ошибается”.

Формированию культа суда в какой-то мере способствовало облачение судей в рясу (то бишь в мантию). Судья в рясе призван создавать впечатление о своей отрешенности от всего, что не относиться к правосудию. Ну-ну!

Правда и полунищего профессора в новой России уже облачили в рясу. Знай, мол, наших. Мы не хуже заграницы. Говорят, что ряса ограждает профессора от всего, что не связано с наукой. И он трудится лучше. Смеяться после этих слов не обязательно: блажен, кто верует.

И почему Вы, господа хорошие, забыли, что при Советской власти профессора не одевали в мантию.

А какая была высота научных достижений! Ведь нынешние Российские нобелевские лауреаты получили премии за работы, выполненные тогда, а не теперь. Или не так?

Но профессор в мантии – все равно не судья. Куда ему грешному с судьей равняться! Ведь судья – власть! А к власти должно быть обращение особое.

И решили наши мудрецы, что к судье надо обращаться со словами “Ваша честь” (ч.3 ст. 257 УПК РФ ). Правда, обращение такое ввели лишь при рассмотрении дел уголовных.

Когда же судья слушает гражданские дела, то обращаться к нему велено со словами “Уважаемый суд” (ч.2 ст. 158 ГПК РФ).

Не хочется думать, что сочинители Гражданского процессуального кодекса решили, что при рассмотрении гражданских дел судья может не иметь чести. Видимо, суть здесь в другом. Авторы ГПК лучше учли традиции и образ мышления россиян.

Наши суды долго именовались народными, и мы воспринимали их как своих товарищей, выходцев из народа. Понятно, что обращаться тогда к судьям со словами “Ваша честь” было бы нелепо. Более того, такое обращение судья мог бы посчитать насмешкой.

А способствует ли обращение “Ваша честь” лучшему взаимопониманию сейчас? На мой взгляд, едва ли. Прокурор и адвокат привыкли видеть в судье коллегу-юриста. Остальные участники процесса – представителя народа, призванного вершить правосудие. Поэтому раньше участники уголовного судопроизводства (кроме подсудимого) называли судью “товарищ судья”, а подсудимый – “гражданин судья”. Наш народ не любит баринов. Обращение же “Ваша честь” превращает судью в барина. И судья не редко трактует это как неподконтрольность и независимость от общества. Однако жить в обществе и быть независимым от общества нельзя.

Сочинители УПК РФ, искусственно навязавшие обращение “Ваша честь”, не учли, что в новой России не привилось даже слово “господин”. Конечно, на некоторых собраниях можно услышать “Дамы и господа”. Но кто, уважаемый читатель, обращается к Вам со словом “господин” или “госпожа” на улице, в магазине, в общественном транспорте? Правильно. Никто.

Мы давно уже отказались от “Вашего величества”, “Вашего сиятельства”, “Вашей светлости” и иных подобных титулов. Думаю, что стоит отказаться и от вытащенной из нафталина “Вашей чести”. Такое обращение чаще всего только злит людей и укрепляет у судей чувство личного превосходства и безответственности. Правосудие от этого не выигрывает, а проигрывает. Отправление правосудия связано с работой адвокатов. Но неверному представлению об их роли содействуют, к сожалению, многочисленные объявления юридических контор об оказании услуг.

“Услуги оказывают слуги, - считают нередко граждане. – А раз так, то адвокат должен угождать и прислужничать. За то ему и деньги платят”.

Между тем ст. 48 Конституции России гарантирует не предоставление юридических услуг, а получение квалифицированной юридической помощи, то есть основанного на законе содействия в уяснении и реализации прав, обязанностей и законных интересов клиентов.

Оказание квалифицированной юридической помощи предполагает твердое отстаивание нужд клиента, но не выгораживание его любыми средствами и способами.

Значит, адвокат должен обладать высокими профессиональными качествами, быть добрым помощником клиента.

Оказывая юридическую помощь, адвокат не просто представляет интересы истца и ответчика, не только защищает обвиняемого, но и способствует правильному отправлению правосудия. И все же результативность законных методов защиты в России сейчас весьма низкая. А при широко развитой в стране коррупции это причиняет нам особый вред.

Теперь популярны, как правило, не адвокаты-профессионалы, а адвокаты, имеющие связи и способные добиться нужного клиенту результата непроцессуальными методами.

Многие адвокаты, соблазняясь солидными гонорарами, стали нередко отстаивать интересы неправого клиента неправовыми средствами. Появилось даже особое направление адвокатской деятельности – работа со свидетелями и потерпевшими, т. е. обработка этих людей, направленная на дачу ими нужных адвокату показаний. Бывает и так, что адвокат не столько защищает клиента, сколько оправдывает совершенное им преступление. Все это ведет не к возрождению лучших традиций адвокатуры, а к подрыву авторитета государства, моральному разложению многих адвокатов и утрате ими профессиональных навыков.

Вот почему государство не может, по-моему, пустить деятельность адвокатуры на самотек. Но формы и методы государственного руководства адвокатурой не должны, конечно, мешать адвокату выполнять свои профессиональные функции.

§ 3 Закон и понятия.

 

Правовые начала и законность – важное условие жизни цивилизованного общества. Однако значение юридических норм не стоит и переоценивать. Правовой фетишизм, придание закону магической силы, превращение его в икону серьезно вводит людей в заблуждение. Возникает иллюзия, что “законы могут все”. Это позволяет скрывать в юридической форме реальное содержание общественных отношений (например, фактическое неравенство в формальном равноправии, экономическое принуждение во внешне свободном договоре). Но, как справедливо писал К. Маркс, “… общество основывается не на законе. Это – фантазия юристов. Наоборот, закон должен основываться на обществе, он должен быть выражением его общих, вытекающих из данного материального способа производства интересов и потребностей…”.

Между тем часто можно слышать, что наша главная беда в недостаточном числе законов. Такое суждение, на мой взгляд, ошибочно. Государственная Дума превратилась в фабрику по выпечке законов. В России сейчас стремятся все предусмотреть в законе. Вероятно, это не лучший путь. Если правовой беспредел происходит в стране, где слишком мало законов, то отнюдь не лучше там, где их чрезмерно много. Огромное число бесконечно издаваемых законов мешает нормальной жизни общества. Здесь в какой-то мере действует принцип рынка: чем больше товаров (а закон тоже своего рода товар), тем меньше их цена.

У нас много говорят о необходимости соблюдения законов. Но нередко это звучит как пустое заклинание. А почему? В значительной мере потому, что в России – традиционное общество. Основное значение оно придает не закону, а мнению руководства, сложившимся обычаям, идеологии.

В царской России главную роль играла религия. В Советском Союзе – марксизм-ленинизм. В России “чистый закон” чаще всего не воспринимается. Он должен получить идеологическое обеспечение.

Российское общество не может развиваться без нужного идейного стержня. Идеология – это шампур. Нет шампура – нет шашлыка.

Россия привыкла к системе патернализма. К системе, которая избавляет людей от необходимости самим решать многие проблемы, мучиться от разнообразия выбора. За многие поколения наш народ приучен все претензии предъявлять к отцу, под которым понимались в разные времена и в разных обстоятельствах великий князь, царь-батюшка, генсек, секретарь обкома, и т.д.

И теперь, когда возбуждают уголовное дело и встает вопрос, “посадить” или не “посадить” известного фигуранта (из структур власти, политики или бизнеса), “наверху” принимают, как правило, прежде всего политическое решение: “сдавать” или “не сдавать”. Ответ здесь зависит от того, в какую политическую команду входит фигурант, кого он может за собой потянуть, в какие высокие кабинеты фигурант вхож, насколько он приближен “ко двору”.

Это может нравиться или не нравиться, но это реалии современной России, с которыми нельзя не считаться.

Нередко мы слышим: “нужно жить по законам, а не по понятиям”. Лично мне кажется, что так ставить вопрос едва ли верно. Нигде в мире люди не живут только по законам. В одних случаях они о законе просто не знают, в других считают его несущественным, в-третьих - не выполняют потому, что с ним не согласны, в-четвертых – полагают, что жизнь сложна и рамки закона не укладывается. И т. д.

Деятельность всякого нормального общества регулируется не только законом, но и обычаями, господствующими понятиями. Существуют непреходящие моральные ценности, понятия добра и зла, совести, чести и бесчестия, верности и предательства, стыда и бесстыдства. Когда А.С. Пушкин вызывал на дуэль Ж. Дантеса, он руководствовался не законом, а понятием о чести и приличии. Но Пушкин не был бы Пушкиным, если бы он отказался от поединка. Когда дворянин, совершив бесчестный поступок, пускал себе пулю в висок, он руководствовался не законом, а понятиями: считалось, что нельзя жить с клеймом позора. И если какой либо человек живет лишь по принципу “Мне позволено все, что не запрещено законом”, то это еще не значит, что его нельзя считать негодяем.

Формирование понятий связано с мировоззрением. В немалой мере его определяет преподавание в школе гуманитарных предметов (особенно истории и литературы). Отбор рекомендуемых произведений, изучение их учениками должны не только помогать составить правильное представление об авторе, но и воспитать из школьника человека-патриота, человека-гражданина.

Разве А.С. Пушкин был бы величайшей гордостью нашей и самым полным выражением духовных сил России, если бы он написал лишь очень хорошие стихи “Я Вас любил. Любовь, еще быть может,…” и “Я помню чудное мгновенье…”. Если бы у Пушкина не было “Евгения Онегина”, этой энциклопедии русской жизни, не было бы вольнолюбивых, проникнутых пафосом стихов “К Чаадаеву” и “Во глубине сибирских руд…”, не было бы “Капитанской дочки” и “Бориса Годунова”? А разве Н.А. Некрасов занимал бы такое место в литературе, если бы он не написал “Размышления у парадного подъезда” и “Железную дорогу”?

В последние годы у нас всячески превозносят реформы Александра II. Понимая важность этих реформ как крупного шага на пути превращения феодальной монархии в буржуазную, лично я все же склонен считать, что русская классическая литература XIX века способствовала прогрессивному развитию общества и формированию у него здравых понятий не меньше, чем эти реформы.

Поэт в России больше, чем поэт, а писатель больше, чем писатель.

Отвечу словами Г.В. Плеханова: “Искусство выигрывает, отворачиваясь от пошлости. Но когда оно отворачивается от великих исторических движений, оно само проникается элементами пошлости”. Иногда, конечно, неплохо послушать стрекот зеленых кузнечиков и шорох стрекоз, послушать почти позванивающий трепет голубых колокольчиков. Но это только иногда.

И все же в последнее время стало модным (особенно на различных тусовках) цедить сквозь зубы: “Я политикой не интересуюсь”. Но, как справедливо говорят англичане: “Если Вы не интересуетесь политикой, то политика интересуется Вами”. Кто не интересуется политикой, тот, по-моему, не интересуется людьми. Почему же люди должны думать о тех, кому они безразличны?

Глава II. ПОЛОВАЯ СВОБОДА И ЕЕ ПРЕДЕЛЫ

Половая свобода, будучи элементом частной жизни, представляет собой основанную на соответствующем половом укладе возможность распоряжаться собой в области половых отношений с другими людьми.

Половая свобода не тождественна половой неприкосновенности, ибо половая неприкосновенность – это обеспеченный законом запрет вступать в половую связь с иными людьми (скажем, не достигшими определенного возраста или душевнобольными) независимо от их формального согласия.

§ 1. Половая свобода и возраст.

Ст. 134. Уголовного кодекса России устанавливает уголовную ответственность за ненасильственное половое сношение с тем, кому не исполнилось 16 лет. Если же юноша или девушка достигли 16 лет и взрослый вступает с ними в половой акт на добровольных началах, то такой взрослый не несет уголовной ответственности. А почему? Потому, что с этого возраста российский закон наделяет молодых людей половой свободой.

Первоначально Уголовный кодекс 1996 г. предусматривал ответственность взрослого за половую связь с подростком, не достигшим 16 лет. Но закон от 25 июня 1998 г. снизил этот возраст до 14 лет. Такое решение, на мой взгляд, преследовало две цели: 1) поднять популярность власти в глазах многих подростков, обеспечивая их политические симпатии; 2) расширить половую свободу взрослых, предпочитающих интим с подростками.

Важно различить формальное и фактическое расширение половой свободы.

Формально можно, конечно, утверждать, что закон от 25 июня 1998 г. расширил половую свободу подростков (все-таки 14 лет не 16). По сути же он расширил скорее половую свободу взрослых, прибегающих к их услугам.

Шел усиленный рост проституции. Немало взрослых, обладающих большими деньгами, предпочитали “особую клубничку” - мальчиков и девочек 14-15 лет. После закона от 25 июня 1998 г. таких взрослых привлечь к уголовной ответственности нельзя было. Кодекс же об административных правонарушениях провозгласил, что занятие проституцией влечет наложение штрафа в размере от пятнадцати до двадцати минимальных размеров оплаты труда (ст. 6.12). Но отвечали за проституцию (да и то, в основном, теоретически) лишь те, кому исполнилось 16 лет (ст. 2.3). Вот и выходило, что занимающиеся проституцией подростки до 16 лет юридически ничем не рисковали, а “снимающие” их толстосумы тоже формально не совершали преступления.

Между тем ранняя половая жизнь усиливает риск женских заболеваний, абортов, венерического заражения и заражения ВИЧ-инфекцией. Сопряжена она и с психологическими издержками. Бездуховность половых отношений со взрослыми закрепляется, создавая для этих подростков в будущем семейные проблемы. Бездуховный секс опустошает и без того не очень богатый внутренний мир подростка, делает его циничным, развязным, не способным понимать глубокие чувства. И эта циничность часто определяет образ его жизни. Широкая общественность была возмущен. Дразнить ее власть не решалась. И 8 декабря 2003 г. статье 134 УК РФ вернули первоначальный вид. Закон вновь установил уголовную ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

§ 2. Нецелесообразность криминализации внебрачного полового сожительства.

Реализация половой свободы происходит чаще всего в официальном браке. Но половые отношения возникают и вне его. И было бы, вероятно, ханжеством любую внебрачную связь считать половой распущенностью. Конечно, бывают случаи, когда ограничение половой свободы человека не может не вытекать из занимаемого им положения в обществе и государстве.

Личная жизнь публичного политика, например, в немалой мере затрагивает государственные и общественные интересы. Вот почему трудно согласиться с односторонним освещением приключений принцессы Дианы, изображающим ее чуть ли не ангелом. Статус Дианы особо требовал, образно говоря, “не выносить свою постель на людской перекресток”. И погибла Диана, скорее всего из-за того, что нарушила это правило. Когда же речь идет о рядовых гражданах, интимные отношения между мужчиной и женщиной тоже не всегда могут быть втиснуты в жесткие рамки официального брака.

Правда, государство порой пытается повлиять на эти отношения нормами уголовного права. Скажем, уголовное законодательство дореволюционной России знало ответственность за прелюбодеяние (нарушение супружеской верности). Кое-где такая ответственность сохранилась и сейчас (например, говорит о ней § 255. 17 УК штата Нью-Йорк).

Ответственность за конкубинат (сожительство неженатого с незамужней) предусмотрена в уголовном законодательстве ряда мусульманских стран (например, в Алжире). В принципе подобное правовое решение, конечно, не исключено. В чем-то даже оно полезно: уменьшает же оно случаи саморасправ, когда муж убивает любовника жены за прелюбодеяние.

И все же дело не в принципиальной допустимости или недопустимости уголовной ответственности за внебрачное половое сожительство, а в целесообразности или нецелесообразности такого решения в конкретно-исторических условиях того или иного государства.

Охрана интересов семьи, возникшей в результате зарегистрированного брака, имеет, конечно, немалое значение. Но это далеко не единственная задача, стоящая перед российским государством.

Значит, ее нельзя решать в отрыве от других задач: роста народонаселения и защиты интересов семей, не связанных узами официального брака, охраны здоровья и нормального физиологического развития одиноких граждан и т. д.

Кроме того, устанавливая уголовную ответственность за те или иные явления, государство не может не учитывать их численности. И если, как правило, нет смысла вводить уголовную ответственность за действия, носящие у нас единичный характер (например, кровосмешение), то тем более едва ли верно криминализировать то, что получило довольно широкое распространение.

Не будем лукавить. Добрачная и внебрачная половая жизнь в новой России стало почти правилом. Да и можно ли забывать, что в стране миллионы взрослых людей не состоят в зарегистрированном браке. А многие ли из них ведут аскетический образ жизни? Ответ лежит на поверхности, как упавшие листья на траве. Или мы не знаем, что женщины, часто не видя достойного партнера для замужества, рожают внебрачного ребенка, чтобы удовлетворить желание материнства и избежать жизни без близких.

Следовательно, установление сейчас в России уголовной ответственности за внебрачное половое сожительство не соответствовало бы требованиям научно обоснованной уголовной политики.

 

§ 3. Ответственность за мужеложство.

Половая свобода предполагает вступление в половой контакт с лицом другого пола. Половое же сношение мужчины с мужчиной противоречит самому смыслу половой свободы.

Уголовный кодекс России знает ответственность за насильственное мужеложство, понуждение к мужеложству и мужеложство с малолетними (ст. 132, 133, 134 УК РФ).

Добровольное мужеложство взрослых мужчин теперь в России уголовной ответственности не влечет. В странах СНГ оно наказуемо только в Узбекистане. Но исторически у нас со времен Петра I даже взрослых мужчин наказывали за взаимное добровольное мужеложство. Юридическую ответственность за это в России отменили в апреле 1993 г. Однако если отбывающие лишение свободы взрослые мужчины вступают между собой в добровольную половую связь в исправительных учреждениях, то это считается злостным нарушением порядка отбывания наказания и влечет дисциплинарную ответственность (ст. 116 ч. I Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Правда, добровольное мужеложство взрослых мужчин (не только отбывающих лишение свободы) отнюдь не вызывает восторга у общественности. Ведь у гомосексуалистов формируется особая система взглядов. В ее основе претензии на исключительность. Гомосексуалисты пытаются объявить свои отношения высшей формой любви. Они нередко всячески унижают женщину, утверждая, что она намного ниже мужчины по уму и по кругозору.

Да и христианская религия мужеложство не одобряет. По библейскому преданию города Содом и Гоморра разрушены были за половые извращения жителей. В Библии мы читаем: “И если кто ляжет с мужчиною, как ложатся с женщиною, мерзость сделали оба, смерти да будут преданы они” (кн. Левит, гл. XX стих 18).

Конечно, наказывать за мужеложство смертной казнью сейчас уже не в духе времени. Но и недооценивать приносимого им вреда тоже, вероятно, ошибочно.

Совершенствование уголовного законодательства, направленного против посягательств на половую свободу и неприкосновенность, в какой-то мере может содействовать борьбе с этим злом. Но оно само по себе не в силах решить все проблемы.

Поощрение половой распущенности связано с содержанием притонов, распространением наркотиков, алкогольным бизнесом, продажей россиянок в зарубежные бордели. Все это дает большие деньги, которые в значительной мере идут на подкуп многочисленных чиновников.

И самое главное. Громогласные заявления о важности защиты так называемых прав сексуальных меньшинств, возведение сексуальной перенасыщенности в основную жизненную ценность – все это, на мой взгляд, часто призвано отвлечь внимание населения от насущных проблем: роста тяжких преступлений, низкого жизненного уровня большинства россиян, систематического ущемления трудовых прав женщин, голодных обмороков детей в школах, коммерциализации образования и здравоохранения.

Нам говорят: “Не занимайтесь политикой. Переключайтесь на занимательный секс. Не ущемляйте сексуальных прав ребенка. Начинайте учить его технике секса еще в детском саду”. А кому это выгодно?

Догадаться думаю, нетрудно. Прежде всего, тем, кто разрушает Россию.

 

Глава III. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИ.

 

В истории человечества, вероятно, не было страны, где бы не существовало проституции. И везде с ней пытались как-то бороться. Но полностью нигде не победили.

В первые годы Советской власти проституцию удалось значительно сократить. Казалось, что мы с ней скоро покончим.

В начале 1930 г. В.В. Маяковский писал в поэме “Во весь голос”:

“Потомки, Словарей проверьте поплавки:

Из Леты

выплывут

остатки слов таких,

Как “проституция”,

“туберкулез”,

“блокада”.

Но если блокады сейчас бывают у нас не особенно часто, то проституция и туберкулез выросли с тех пор во много раз.

В государствах, образовавшихся на просторах бывшего Советского Союза, уголовная ответственность за проституцию предусмотрена только на Украине ( ст. 303 УК). Систематическое занятие проституцией, т.е. предоставление сексуальных услуг с целью получения дохода, там наказывается штрафом от 50 до 500 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, или общественными работами на срок до 120 часов.

Но тождественна ли проституция предоставлению сексуальных услуг с целью получения дохода? Да и что такое “проституция” вообще?

“Как что? – удивится некий читатель. – Разве не ясно? Проститутки – продажные женщины. Они торгуют любовью. Проститутки разрушают семью”.

“Зачем же так? – говорят другие. Проститутки – несчастные женщины”.

Что здесь скажешь? Проститутки вызывали сочувствие, а порой и симпатию многих писателей. Вспомним “Нана” Эмиля Золя. Вспомним Сонечку Мармеладову из “Преступления и наказания” Ф.М. Достоевского, Катюшу Маслову из романа Л.Н. Толстого “Воскресенье”.

Эти несчастные женщины, оказавшиеся жертвами существовавшей социальной системы, выглядели весьма благородно на фоне неприглядного окружения.

Проституцию у нас нередко связывают с сексуальной эксплуатацией женщин и их продажей в зарубежные страны.

Но так ли все просто?

О проституции можно вести речь в широком и узком смысле слова. Проституция в широком смысле – это продажность, растленность. Под проституцией в узком смысле часто понимают “продажу своего тела”. Выражение, конечно, образное и запоминающееся. Но точно ли оно юридически? Продажа без купли не бывает.

А при купле-продаже право собственности переходит к кому? Правильно, к покупателю. Но ведь клиент проститутки собственником ее тела не становится. Может быть, здесь договор аренды, как считает Ю.М. Ткачевский? На мой взгляд, едва ли. Ведь предметом договора аренды является имущество. А гениталии или другие человеческие органы, не отделенные от туловища (как при трансплантации) трудно считать имуществом. К тому же арендатор, получив имущество, пользуется им без помощи арендодателя. Проститутка же, как правило, содействует половому партнеру, а не лежит без движения.

Напомню что, Уголовный кодекс Украины считает проституцией предоставление сексуальных услуг с целью получения дохода. Но и эта формулировка, видимо, не безупречна. Например, не ясно, только ли лично свои (а может быть, и чужие) сексуальные услуги предоставляет виновный, считает ли украинский закон проституцией систематическое оказание сексуальных услуг одному и тому же мужчине. Да и понятие “сексуальные услуги” весьма растяжимо. Ведь сексуальные услуги не сводятся к половым контактам. Они могут выражаться и в различных физических манипуляциях, вызывающих половое возбуждение и половую разрядку, и в психологическом воздействии, приводящим к таким результатам (например, секс по телефону).

Что же тогда здесь считать проституцией?

Мне кажется, что занятие проституцией – это не основанное на личных симпатиях и влечении неоднократное вступление за плату в сексуальные отношения с различными партнерами. Сексуальные отношения тут могут означать половой акт в естественной форме, а также анальный и оральный секс. Проституция обычно предполагает предварительную договоренность о вознаграждении (деньгами, одеждой, ювелирными украшениями и т.д.).

Однако если проститутка ранее уже вступала с тем или иным клиентом в близкие отношения и он аккуратно рассчитывался по приемлемой для нее цене, то предварительное напоминание о необходимости оплаты в очередной раз отнюдь не обязательно.

В русском языке слова, определяющие профессию, бывают мужского и женского рода, либо только мужского или только женского. И это, вероятно, не случайно.

Например, учитель и учительница, актер и актриса, портной и портниха. Такие профессии были у мужчин и женщин. В то же время слесарь, токарь, бондарь, сапожник, дипломат, банкир, казначей не имеют женского рода. (Банкирша и казначейша – жены банкира и казначея. Вспомним, например, “Тамбовскую казначейшу” М.Ю. Лермонтова.)

А вот маникюрша, машинистка, проститутка не имеют мужского рода. Ларчик, по-моему, здесь открывается просто. Мужчины в нашей стране не занимались подобной деятельностью. Не было же в дореволюционной России публичных домов, предлагавших услуги мужчин.

Учет российских традиций, вероятно, породил мнение, что проституцией может заниматься только женщина. Но сейчас мужская проституция носит отнюдь не единичный характер. За “мужчин по вызову” платят даже больше, чем за женщин.

Итак, проституция проявляется в сексуальных отношениях мужчины с женщиной, мужчины с мужчиной и женщины с женщиной. Рамки ее расширились. Поэтому закон (ст. 6.11 КоАП РФ и ст. 303 УК Украины) не указывает субъекта проституции, полагая, что проституцией занимаются лица обоего пола.

Когда речь идет о сексуальных отношениях женщины с женщиной или мужчины с мужчиной, то юридическую ответственность за проституцию может нести либо активный фигурант, либо пассивный (в зависимости от того, кто получает вознаграждение).

Глава IV. НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОВЛЕЧЕНИЕ В ЗАНЯТИЕ ПРОСТИТУЦИЕЙ И ОРГАНИЗАЦИЮ ЗАНЯТИЯ ЕЮ

§ 1. Предварительные замечания.

Уголовный кодекс РФ 1993 г. ответственность за вовлечение в занятие проституцией первоначально регулировал в двух статьях.

Ст. 151 УК РФ говорила о вовлечении в занятие проституцией несовершеннолетних, а ст. 240 – взрослых.

В первом случае ответственность могла наступить за вовлечение любым способом.

Во втором – лишь тогда, когда виновный прибегал к насилию или угрозе, либо к шантажу, уничтожению или повреждению имущества, либо к обману.

Закон от 8 декабря 2003 г., исключив из ст. 151 УК РФ упоминание о вовлечении в проституцию несовершеннолетних, установил, что ответственность за вовлечение как несовершеннолетних, так и взрослых наступает по ст. 240 УК РФ. Все способы вовлечения новый закон не перечисляет. Но вовлечение путем насилия или угрозы его применения он считает квалифицированным (п. “а” ч. 2 ст. 240 УК). Закон усилил ответственность по ст. 240 УК РФ (вовлечение в занятие проституцией) и организацию занятия ею (ст. 241 УК).

А надо ли было вообще изменять редакцию статей 240 и 241 УК РФ?

Попробуем разобраться.

В марте 2003 г. в Государственную Думу России поступил проект закона “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”. Но содержал он отнюдь не только полезные вещи. В нем было множество поправок, направленных на неоправданную либерализацию уголовного законодательства. Широкая общественность (ученые и практики) выступила против таких поправок. Сочинители новелл и те, кто стоял у них за спиной, вероятно, опасались, что ряд предлагаемых поправок депутаты могут “завалить”. Дабы этого не случилось, надумали “подсластить пилюлю”. Законопроект дополнили рядом положений, внешне направленных на повышение общественной нравственности и решили “протащить” все это в одном пакете. Дальше – дело техники. Так появилась ст. 127-I УК РФ (торговля людьми), ст. 127 – 2 УК РФ (использование рабского труда). Так появилась новая редакция ст. 134 УК РФ, установившая начало половой свободы не с 14 лет, как было до этого, а с 16. Так родилась и новая редакция ст. 240 и 241 УК РФ.

Число уголовно правовых поправок, включенных в законопроект, принятый четвертой Государственной Думой “под занавес”, достигло 257.

Не знаю, попадет ли эта цифра в Книгу рекордов Гинесса, но нормы о защите общественной нравственности, конечно же, приукрасили фасад небывалого уголовно-правового законопроекта и помогли ему в целом получить силу закона.

Правда, усиление ответственности по ст. 240 и 241 УК РФ в основном осталось только на бумаге. Уголовные дела по этим статьям носят единичный характер, но передача их в суд помогает властям изобразить реальность борьбы с такими преступлениями.

§ 2. Вовлечение в занятие проституцией.

Ст. 240 УК РФ теперь гласит:

“1. Вовлечение в занятие проституцией или принуждение к продолжению занятия проституцией -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием его за границей;

в) группой лиц по предварительному сговору, -

наказываются лишением свободы на срок до шести лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет”.

Итак, уголовную ответственность теперь могут влечь любые действия, возбуждающие желание заниматься проституцией (уговоры, лесть, запугивание, обещание простить долг, подарить весьма ценную вещь и т. д.). Слово “вовлечение” означает как процесс обработки виновным кого-либо, так и результат такой обработки – физическое занятие проституцией.

И все же, поскольку закон говорит здесь не о деяниях, направленных на вовлечение в занятие проституцией, а о вовлечении в его занятие, следует полагать, что “вовлечение” окончено, когда вовлеченный фактически стал заниматься проституцией.

Если же, несмотря на оказанное воздействие, вовлекаемый заниматься проституцией не стал, то действия вовлекающего, на мой взгляд, нужно квалифицировать как покушение на вовлечение (ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 240 УК РФ).

Новый закон предусмотрел ответственность не только за вовлечение, но и за принуждение к продолжению занятию проституцией.

Если при “вовлечении” потерпевшим считается лицо, еще не занимавшееся проституцией, то при принуждении им является уже занимающееся ею.

Принуждение – это физическое воздействие на человека или реальная угроза применить насилие и (или) причинить материальный или моральный ущерб.

Но коль скоро принуждение, состоящее в насилии или угрозе его применения, влечет ответственность по ч. 2 ст. 240 УК РФ, то по ч. I можно квалифицировать принуждение иного плана. Какое? Такое, какое не подпадает под признаки ч. 2. К нему можно, например, отнести угрозу уничтожить ценное имущество, угрозу распространить позорящие сведения (правдивые или ложные), угрозы уволить с работы, оставить без средств существования и т. д. Принуждение к продолжению занятия проституцией (в отличие от вовлечения) не может выражаться в обещании различных благ, льгот, незаслуженных преимуществ (например, в покупке машины, дачи, продвижении по службе), ибо это само по себе не ухудшает правового положения вовлекаемого, не ставит его в безвыходное положение.

Закон говорит о принуждении к продолжению занятия проституцией человека занимающегося проституцией, но в нем нет указания, что принуждение должно применяться лишь к нему самому.

Вот почему принуждение может быть и тогда когда соответствующие меры применяют к близким родственникам принуждаемого или иным лицам, судьба которых для принуждаемого не менее ценна и важна, чем судьба близких родственников (например, судьба невесты, жениха, близкого друга и т. д.).

Часть 2-я ст. 240 УК РФ ведет речь о тех же деяниях, совершенных:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием за границей;

в) группой лиц по предварительному сговору

Говоря о вовлечении в занятия проституцией или принуждению к ее продолжению, закон не конкретизирует вид применяемого насилия. Значит, он имеет в виду любое насилие (против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности личности) например, угроза убить, изувечить, изнасиловать, совершить акт насильственного мужеложства. Если виновный запугивает этим, то квалификация по п. “а” ч. 2 ст. 240 УК РФ вполне достаточна.

Такая юридическая оценка достаточна и тогда, когда виновный причиняет вовлекаемому или принуждаемому побои, легкий вред здоровью или вред средней тяжести.

Однако если виновный для вовлечения или принуждения причиняет тяжкий вред здоровью или прибегает, скажем, к изнасилованию либо насильственным действиям сексуального характера, предусмотренным частями 2 или 3 ст. 131 или 132 УК РФ, то ему надо вменить и эти преступления, ибо закон устанавливает за них более суровое наказание, чем в ч. 2 ст. 240 УК РФ.

Пункт “б” ч. 2 ст. 240 УК РФ говорит об ответственности за следующие преступления:

  1. Вовлечение или принуждение с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации.
  2. Вовлечение или принуждение, сопряженное с незаконным удержанием потерпевшего за границей.

В первом случае закон ведет речь о Государственной границе, во втором – просто о границе.

Тем не менее, надо полагать, что во втором случае тоже имеется в виду Государственная граница, а не административная граница субъекта федерации. Слово же “государственная”, на мой взгляд, здесь опущена лишь для краткости.

Применение п. “б” ч. 2 ст. 240 УК РФ требует разграничения предусмотренного им преступления и преступления, описанного в п. “г” ч. 2 ст. 127- I УК РФ.

Устанавливая ответственность за торговлю людьми, ст. 127-I УК РФ понимает под торговлей куплю-продажу человека, его вербовку, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. А под эксплуатацией закон в частности, разумеет использование занятия проституцией другими людьми и иные формы сексуальной эксплуатации (примечание второе к ст. 127- I УК РФ). Если виновный торгует людьми с перемещением их через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием их за границей, то он должен отвечать по п. “г” ч. 2 ст. 127-I УК РФ.

Ответственность же по п. “б” ч. 2 ст. 240 УК РФ наступает, когда виновный при этом не совершает никаких действий, которые закон считает торговлей людьми.

А как расценить действия виновного, если вовлечение в занятия проституцией или принуждение к ней сопряжено с торговлей людьми? Здесь, по сути, два преступления.

А коли так, то он должен отвечать по совокупности преступлений, предусмотренных п. “б” ч. 2 ст. 240 и п. “г” ч. 2 ст. 127-I УК РФ. Правда, как в первом, так и во втором случае встает вопрос о допустимости уголовной ответственности за преступления, совершаемые за границей.

Ведь ответственность в таких случаях регулирует ст. 12 УК РФ. Она содержит определенные условия. Ну а что делать, если их нет? Может ли, скажем, российский гражданин отвечать по п. “б” ст. 240 УК РФ, если государство, в котором это совершено, не считает такое деяние преступным, договора о взаимной юридической помощи по уголовным делам у России с этой страной нет, а российский гражданин, совершив там преступление, оказался в нашей стране? На мой взгляд, может. А почему? Да потому, что ст. 12 УК РФ – общая норма, п. “б” ч. 2 ст. 240 УК РФ – специальная.

Если же налицо конкуренция общей и специальной нормы, то применяется норма специальная, ибо она в отступление от общего правила издается лишь для определенных случаев, указанных в Особенной части Уголовного кодекса.

Это общетеоретическое положение вытекает, по-моему, из смысла ч. 3 ст. 17 УК РФ, отдающей приоритет специальной норме.

Теперь об ответственности за вовлечение в занятие проституцией и принуждение к ней, совершенное по предварительному сговору группой лиц и организованной группой (п. “в” ч. 2 и ч. 3 ст. 240 УК РФ и ч. 3 той же статьи).

Участником такой группы может быть “лицо особой категории”.

- Какой “особой” - спросит иной читатель. Ведь в Уголовном кодексе России нет такого понятия.

- Верно, в Уголовном кодексе нет, но в Уголовно – процессуальном есть.

Так вот, глава 52 УПК России называется “Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц”.

Эти категории перечислены в ст. 447 УПК РФ. К ним, в частности, относятся члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательного (представительного) органа субъекта федерации, выборные должностные лица органа местного самоуправления, а также прокуроры следователи и адвокаты.

Как быть в том случае, когда в группу лиц по предварительному сговору либо в организованную группу входит “один простой российский гражданин” и лица особой категории. А согласие на привлечение к уголовной ответственности лица особой категории (ст. 448 УПК) соответствующий орган не дает?

Можно, конечно, спорить, надо или не надо представлять подобный статус столь широкому кругу лиц, как это сделал нынешний УПК.

На мой взгляд, список ст. 447 УПК РФ излишне велик и он ведет к еще большей разобщенности российского общества, нарушая принцип равенства граждан перед законом.

Но коль скоро такой список есть, мы вынуждены считаться с существующими реалиями.

Не признавать здесь группового преступления, когда его совершает группа, значит, обманывать самих себя. И если в том или ином случае нельзя привлечь к уголовной ответственности одних, то это не значит, что надо давать поблажки другим, убеждая себя, что преступление совершил одиночка.

Убежден, что уголовно-процессуальная невозможность привлечения к уголовной ответственности лица особой категории не должна мешать квалификации действий виновного, несущего уголовную ответственность, по п. “в” ч. 2 ст. 240 или ч. 3 ст. 240 УК РФ.

Наконец, о вовлечении в занятие проституцией и принуждении к занятию ею заведомо несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 240 УК РФ).

Такое вовлечение или принуждение означает, что виновный достоверно знал о недостижении потерпевшим 18 лет (иначе нет признака “заведомости”).

Если же виновный, добросовестно заблуждаясь, полагал, что потерпевшей (потерпевшему) уже исполнилось 18 лет, то его действие надо квалифицировать как вовлечение в проституцию взрослой женщины или взрослого мужчины.

Вовлечение в занятие проституцией или принуждение к занятиям ею предполагает прямой умысел.

Виновный осознает, что он совершает действия, указанные в ст. 240 УК РФ, и желает этого. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Но чаще всего они носят корыстный характер. Уголовная ответственность здесь наступает с 16 летнего возраста.

§ 3. Организация занятия проституцией.

Новая редакция ст. 241 УК РФ гласит:

  1. Деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, а равно содержание притонов для занятия проституцией или систематическое предоставление помещений для занятия проституцией –
  2. наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничением свободы на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

  3. Те же деяния, совершенные:
  4. а) лицом с использованием своего служебного положения;

    б) с применением насилия или с угрозой его применения;

    в) с использованием для занятия проституцией заведомо несовершеннолетних, -

    наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

  5. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с использованием для занятия проституцией лиц, заведомо не достигших четырнадцатилетнего возраста, - наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет”

Таким образом, преступления, предусмотренные ст. 241 УПК РФ, предполагают совершение хотя бы одного из следующих действий:

  1. Деяний, направленных на организацию занятий проституцией другими лицами;
  2. содержания притонов для занятий проституцией
  3. систематического предоставления помещений для занятия проституцией.

Деяния, направленные на организацию проституции другими лицами – это активная деятельность, устремленная к привлечению к занятию проституцией иных людей.

Чем же она отличается от вовлечения в занятия проституцией, предусмотренного ст. 240 УК РФ?

Во-первых, по смыслу закона статья 241 УК РФ имеет в виду привлечение к занятию проституцией ряда лиц, тогда как ответственность по ст. 240 УК РФ наступает, когда виновный вовлекает в занятие проституцией даже одного человека.

Во-вторых, преступление здесь признается оконченным вне зависимости от того, удалось или не удалось виновному склонить к занятию проституцией иных лиц. Достаточно если он совершил сами действия, направленные на организацию занятия проституцией.

Не имеет значения, стремился ли виновный организовать занятия проституцией в притоне, на дому у клиентов или в другом месте.

Деяния, направленные на организацию занятия проституцией, могут, например, выражаться в подборе и оформлению телохранителей проституток, диспетчеров, в обеспечении транспорта для последующего обслуживания клиентов, и т. п.

Теперь о содержании притонов для занятия проституцией.

Притоном обычно называют место, где собираются лица, характеризующиеся безнравственным поведением.

Притон для занятия проституцией – это строение или сооружение, в котором собираются люди, занимающиеся проституцией.

Притон может быть жилым (например, квартира, дача) или нежилым (скажем, гараж), стационарным (дом) или передвижным (катер, железнодорожный вагон, каюта на пароходе). Иногда притон существуют при казино и ночных барах. Бывает, что притоны маскируют под массажные кабинеты, сауны, спорткомплексы и т. п.

Содержание притона состоит в фактическом владении и управлении им (например, внесении арендной платы за его использование, ремонт, регулирование посещаемости и т.п.).

Предоставление помещений для занятия проституцией означает наделение иных лиц реальной возможностью пользоваться помещением для занятия проституцией.

Такую возможность может получить и одна проститутка. Но уголовная ответственность человека, предоставляющего помещение, наступает, наступает лишь тогда, когда виновный предоставлял его систематически.

Думается, что систематичность здесь означает предоставление не менее трех раз, если это выражает определенную тенденцию в поведении виновного.

Носящие случайный характер эпизодические предоставления помещения, разрозненные большим разрывом во времени, нельзя считать преступлением.

Слова “притон” и “помещение” в ст. 241 УК РФ употреблены во множественном числе. Значит ли это, что ответственность здесь наступает лишь тогда, когда виновный содержит несколько притонов или предоставляет ряд помещений? Конечно, нет. Множественное число означает тут разнообразие мест недопустимого занятия проституцией, а не их количество у одного виновного.

Стало быть, уголовную ответственность может нести и тот, кто содержит даже один притон или предоставляет одно помещение.

Преступление, предусмотренное ст. 241 УК РФ, предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что он совершает деяния, указанные, в ст. 241 УК РФ, и желает этого.

Мотив преступления здесь чаще всего корыстный, хотя может быть и иной (например, зависть).

Уголовную ответственность по ст. 241 УК РФ несут лица, достигшие 16 летнего возраста, как мужчины, так и женщины.

Если для организации занятия проституцией виновный использует свое служебное положение, то он должен отвечать по п. “а” ч. 2 ст. 241 УК РФ

Закон не говорит, что использовать служебное положение может должностное лицо. Значит по п. “а” ч. 2 ст. 241 УК РФ уголовную ответственность несет как должностное лицо (скажем, руководитель муниципального учебного заведения, содержащий в этом заведении притон), так и недолжностное (например, директор частной гостиницы, устроивший притон в одном из ее номеров).

Глава v. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ПРОСТИТУЦИИ ИЛИ УСИЛЕНИЕ ЗА НЕЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В последнее время можно часто слышать, что проституцию надо легализовать. Это-де позволит государству получать дополнительный налог, уменьшит риск заражения клиентов проститутки ВИЧ-инфекцией и венерическими болезнями, ибо жрицы любви будут регулярно проходить медосмотр. Говорят также, что это поможет охране трудовых прав путан.

Нас пытаются убедить, что профессия путан не хуже других, что они дарят любовь тем, кто ее не может получить иным образом (например, инвалидам и всяким уродам).

Сторонников легализации проституции, вероятно, можно разделить на 4 группы.

Первая - те, кто выполняет социальный заказ. Их меньше всего беспокоит судьба “сирых и убогих”. Не волнует их, по сути, и потеря государством налогов, которые можно было бы дополнительно взимать с официальных публичных домов. Проституция дает огромные деньги. Значительная их часть достается “крышующим структурам”.

И первую группу оплачивают те, кто делает на проституции бизнес, как и те, кому от этого бизнеса отстегивают доходы.

Вторая группа сторонников – это люди, стремящиеся обратить на себя внимание, дабы сделать или упрочить политическую карьеру.

Третья группа – люди, попавшие под влияние первых двух групп и убежденные, что они помогают доброму делу.

Четвертая группа – клиенты нынешних проституток. Они считают, что широкое развитие официальных борделей приведет к большей конкуренции, улучшению обслуживания и снижению платы за услуги.

Нынешние притоны, прикрывающиеся названиями “фирма досуга”, “массажный кабинет”, “приятная сауна” и т. п., платят какие-то налоги. И если эти бордели официально переименуют, то их хозяева едва ли будут платить больше, чем сейчас.

Не убежден, что переименование способно само по себе гарантировать трудовые права проституток. Разве хозяева среднего и особенно малого бизнеса сейчас четко соблюдают законодательство о труде? Разве в таких фирмах нет “черной” и “белой” бухгалтерии? Разве там не составляют две ведомости на заработную плату: официальную, с очень низкой зарплатой – для финансовых органов и фактическую – для внутреннего потребления.

Переименование нынешних притонов не может исключить и заражение путанами своих клиентов. Во время инкубационного периода ни сифилис, ни гонорею при наружном осмотре определить нельзя. Но передать инфекцию другому человеку в это время вполне возможно. Анализ мазка (при подозрении на гонорею) делают, когда появляется уже гной. Анализ же крови (при подозрении на сифилис) может быть, как правило, достоверным, лишь в конце инкубационного периода (примерно через три недели после заражения).

Ну а наградить полового партнера венерической болезнью жрица любви может и в начале инкубационного периода. Не всегда эффективны и механические предохранительные средства. Кондомы не исключают проникновение ВИЧ-инфекции: она может попасть через имеющиеся в кондомах поры.

Вот почему наружный осмотр клиентов публичных домов и периодический медицинский осмотр самих путан кардинально все равно проблему не решит.

Простой россиянин (рабочий, крестьянин, врач, учитель, библиотекарь), как правило, бордель не посещает и “девочек” и “мальчиков” из фирм досуга не вызывает. Его беспокоит проблема выживания в нынешних отнюдь не простых условиях России. Солидные предприниматели обычно имеют любовниц (не только миловидных секретарш) и для них, пожалуй, безразлично, будут или не будут существовать бордели и путаны.

Кто же, главным образом, пользуется услугами проституток? Кто заинтересован в сохранении борделей?

Весьма весомая часть клиентов борделей – это нынешняя “золотая молодежь”. Она посещает ночные клубы, часто употребляет наркотики (особенно легкие), охотно прибегает к услугам проституток.

Воображая себя сливками общества, такие молодые люди пренебрежительно относятся к труженикам и поддерживают политический режим, позволяющий им пользоваться различными (в том числе и сексуальными) благами. Находя в такой молодежи политическую опору или, во всяком случае, не опасаясь ее политического противодействия власть предержащие не заинтересованы в лишении ее возможности “красиво жить” вообще и прибегать к услугам проституток, в частности.

Следующая группа клиентов проституток – это различные рэкетиры, работники частных охранных структур, разные маклеры, перекупщики, а также моряки, плавающие на судах под иностранным флагом.

Большинство из них Советская власть считала бы лицами, живущими на нетрудовые доходы.

Такие люди в основном вписались в нынешний Российский бандитско-бюрократический капитализм. Их мало интересует политика. И они не представляют серьезной угрозы для правящего режима. Взаимоотношения с властью обычно у них основано на принципе: “Вы не троньте нас, а мы не тронем вас”.

Обострять отношения с этой группой людей, обижать их, лишая, в частности, возможности пользоваться услугами проституток, для власть предержащих нет смысла.

Третья группа – чиновники, депутаты, милиционеры и некоторые иные работники силовых структур. Они стремятся сохранить и даже повысить свой социальный статус. Эти люди чаще всего одобряют решения властей, а если критикуют, то с популистских позиций, содействуя выпусканию пара, чтобы не взорвался котел. Они не тратят много времени на проституток. Связь с “девочками” и “мальчиками” у них носит характер разминки во время работы.

Такие люди сами обладают властью, и лишать себя удовольствия заниматься сексом с проститутками они не собираются.

Проститутки нередко навязывают в гостиницах услуги командированным, но командированные – это в основном те же торговые посредники, чиновники, силовики, депутаты. И их отношение к проституции определяется их социальным статусом и групповой психологией.

Если проституция в России сейчас не легализована формально, то она легализована фактически.

Связанная с проституцией торговля женщинами и иная организованная преступность достигла огромных размеров. И формальная легализация проституции едва ли сама по себе уже приведет к дальнейшему существенному росту этих явлений.

Но формальная легализация была бы, на мой взгляд, мало привлекательна в политическом плане. Она вызвала бы отрицательную реакцию представителей традиционных религий, в частности, иерархов русской православной церкви, осуждающей разврат.

Представители традиционных религий поддерживают политику Президента России. И омрачать сложившиеся с ними отношения для Президента нет смысла.

Формальная легализация проституции вызвала бы резкую критику политического руководства страны (справа и слева). Его оппоненты разыграли бы “бордельную карту”. Это могло бы привести к снижению рейтинга Президента, в чем он явно не заинтересован.

Тогда, может быть, стоит усилить ответственность путан и не ограничиваться штрафом, предусмотренным ст. 6.11 КоАП РФ?

Если понимать под законом текст, изложенный на листе бумаги, перед которым теоретически (но, увы, только теоретически) должны испытывать священный трепет все граждане государства, то такое решение будет не более эффективным, чем попытка погасить горящую нефтяную скважину с помощью стандартного огнетушителя. Рассчитывать же на все силы государства, призванные в случае невыполнения закона принудительно воплощать его в жизнь, мы не можем.

Посещение борделей, систематическая связь с путанами и педерастами отвлекает человека от политики. А чем меньше его заботят политические проблемы, тем меньше головной боли у власть предержащих.

Следовательно, нынешнему политическому режиму нет смысла ни легализовать формально проституцию, ни усилить за нее ответственность. Он действует по принципу “Не трогай лихо, пока тихо”.

Известный поборник эмансипации женщин вождь германских социал-демократов А. Бебель писал: “Проституция… является для буржуазного общества необходимым социальным учреждением, подобно полиции, постоянному войску, церкви, предпринимательству”.

Слышу возражение: “А разве при Советской власти не было проституток?”. Конечно, были. Но проституция тогда не приобрела характер широко распространенного социального явления. Не было и продажи наших женщин в зарубежные бордели.

Значит, образно говоря, надо отличать сникерс от карамелек “му-му”.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

Понятие “проституция” в широком смысле, как я уже отметил, означает продажность, растленность. И в этом плане придорожные, вокзальные или валютные проститутки отнюдь не монополисты.

Скажите, пожалуйста, выгодное замужество, брак по расчету – это что?

Простите, а чем расплачивается расчетливая невеста за будущее материальное благополучие? Что приносят в богатую семью крепкие телом и не слабые духом зятья? Можно ли их весьма резко и очень быстро растущие доходы считать трудовыми?

Да и где, собственно говоря, начинается и где кончается тело? Разве политик, торгующий своим языком и голосующий рукой, многим отличается от проститутки? Разве сильно от нее отличается журналист, пишущий заказные статьи, противоречащие его убеждению?

Разве грешно назвать проститутками экономистов, юристов, философов, боготворивших прежде Советскую власть, получивших от нее награды, степени и звания, а теперь поливающих эту власть помоями?

Ведь нынешние российские политические проститутки не лучше бордельных.

Да и может ли быть иначе в обществе, где все продается и покупается? Конечно, не каждый торгует своими знаниями, талантом, совестью. Но в буржуазном обществе такие люди – скорее исключение, подтверждающее общее правило.

Еще в 1848 году К. Маркс и Ф. Энгельс в “Манифесте Коммунистической партии” писали, что “буржуазия в ледяной воде эгоистического расчета потопила священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли… Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до сих пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников.

Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно-сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям”.

Жить в обществе и быть независимым от общества нельзя. Но степень зависимости поэта, врача, юриста, журналиста и других платных наемных работников от буржуазного общества, от власти “денежных мешков”, степень вторжения чистогана в личную жизнь, в семейные и интимные отношения, конечно, не во всех буржуазных странах одинаковы. Здесь серьезную роль играют традиции, геополитическое положение страны, качество жизни и не в последнюю очередь демократические завоевания прогрессивной общественности.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2018, security2001@mail.ru