реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Спецслужбы России и информационные права граждан (ЮИ Вдовин)

В деятельности спецслужб бывшего Советского Союза информационное пространство всегда занимало ведущее место с точки зрения возможности формирования общественного мнения страны в направлении решаемых спецслужбами в каждый момент времени задач. Российские спецслужбы являются преемниками спецслужб бывшего Советского Союза, и, к сожалению, наследниками всех негативных черт, присущих этим службам в прошлом. В Советском Союзе речь об информационных правах граждан вообще не шла. Как известно, средства массовой информации были только государственными, контролировались государством, а распространение зарубежных средств массовой информации было запрещено. Русскоязычные зарубежные радиопередачи длительное время глушились, распространение газет, журналов и литературы, изданной за рубежом, равно как и публикация и распространение без санкции властей (Главлита) любой информации (так называемый "самиздат") жестоко преследовалось.

Возникновение относительно независимых средств массовой информации не изменило сложившихся в течение длительного времени отношений между спецслужбами и СМИ, в которых до сих пор сохраняется с помощью различных механизмов возможность оказывать давление на информационную политику СМИ. Это проявляется в разных видах - от жесткого блокирования информации в СМИ, распространение которой по тем или иным причинам представляется спецслужбам нежелательным, до активного формирования общественного мнения в нужном спецслужбам направлении. В большинстве случаев такая политика спецслужб осуществляется с помощью сотрудников СМИ и журналистов, находящихся в конфиденциальных отношениях со спецслужбами либо на договорных началах, либо в качестве волонтеров.

Любопытно одно обращение к спецслужбам по этому поводу и реакция на это обращение. В 1994 наша организация обратилась к директору ФСК г-ну Степашину С.В. с рядом вопросов и предложений, среди которых было и следующее:

"Общеизвестно, сколь часто пользовалось КГБ вербовкой или принуждением к сотрудничеству журналистов для решения своих полицейско-сыскных задач, как внутри страны, так и за рубежом.

Д этой связи им представляется чрезвычайно желательным, чтобы руководство ФСК выступило с заявлением, освобождающим завербованных КГБ журналистов от каких-либо обязательств черед ФСК, а также о решительном отказе впредь привлекать журналистов для решения собственных задач. "

Мы получили ответ, подписанный по поручению Директора ФСК начальником (сейчас бывшим) Центра общественных связей ФСК г-ном А. Михайловым, который заслуживает внимания:

"Характер и тональность ваших вопросов Директору ФСК свидетельствует, к сожалению. о живучести старых стереотипов. Несмотря на раскассирование КГБ, последующие реорганизации органов безопасности, нашу открытость с представителями СМИ, синдром отождествления функций ФСК с функциями бывшего КГБ достаточно устойчив. В настоящее время Служба подчиняется Президенту России. На 1 Всероссийском совещании федеральных органов контрразведки им были поставлены конкретные задачи и определены основные направления деятельности ФСК (см. "Российская газета" от 28. 05. 94 г.).

...Конфиденциальные отношения, устанавливаемые сегодня органами контрразведки с гражданами, являются элементом оперативной деятельности, основаны на действующем законодательстве и ни в коей мере не ущемляют их прав. Это одна из специфических форм участия граждан в обеспечении безопасности государства, профессиональная же принадлежность - дело второстепенное. Выступать ФСК с предлагаемым вами заявлением считаем нецелесообразным в силу причин, о которых было сказано выше. "

Иными словами, "вербовали, вербуем и будем вербовать". Что же до того, что вербовка граждан, по своей профессиональной принадлежности призванных работать на реализацию информационных прав граждан, создает идеальные условия для ущемления этих самых прав граждан, то очевидная недопустимость и непристойность этого недоступны пониманию ни чекистов, ни наших законодателей, ни очень многих работников СМИ.

Нами была предпринята другая попытка. Был разработан проект закона РФ о запрете вербовки журналистов и работников СМИ для решения задач спецслужб. Но все попытки привлечь к нему внимание законодателей или каких-то структур, обладающих правом законодательной инициативы не увенчались успехом. Во время обсуждения проекта закона об оперативно-розыскной деятельности мы попытались внести туда запрет на вербовку журналистов, но и эта попытка закончилась неудачей. Нами направлены в Госдуму предложения по корректировке закона о СМИ, который защитил бы граждан от воздействия ангажированных спецслужбами журналистов, но и это не имеет поддержки среди наших законодателей. Воспитанная в советское время уверенность во всесильности наших "органов" не позволяет ни журналистам освободиться от власти чекистов, ни законодателям встать на пути ущемления информационных прав граждан. А примеров деятельности спецслужб по формированию общественного мнения в их интересах более чем достаточно не только с приснопамятных времен коммунистического большого террора, но и в наше псевдодемократическое. Самый последний пример - это активное формирование общественного мнения по делам Александра Никитина и Виталия Пасько подконтрольными ФСБ журналистами и СМИ, которые до суда навязывают гражданам версии следствия как абсолютную истину, хотя она должна быть еще доказана в суде в состязательном процессе и подтверждена решением суда. И речь здесь вовсе не идет о мнении журналиста. Речь идет о распространении журналистами заведомо ложных сведений с подачи следственных работников ФСБ как установленных фактов. А эти якобы факты и формируют до суда у граждан представление о Никитине и Пасько как о шпионах, оказывая тем самым давление на суд. Это является грубым, но безнаказанным нарушением Конституции РФ со стороны спецслужб и журналистов.

В Конституции РФ, в ряде законов и отраслевых документов прописана обязанность органов власти обеспечивать право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений. По смыслу этих документов перечисленные права должны распространятся и на факсимильную связь, и на электронную почту, и на мобильную связь, и на информационные потоки в Интернет, а также и на другие услуги связи, возникающие на новой технологической основе и предоставляющие гражданам возможность обмениваться информацией. Однако сложившаяся в советское время практика бесконтрольного использования спецслужбами возможностей по надзору за гражданами фактически остается неизменной. И потому существует в структурах, предоставляющих гражданам услуги по обмену информацией, регламентируемая целым рядом нормативных я распорядительных документов так называемая система оперативно-розыскных мероприятий на предприятиях связи (СОРМ), которая дает спецслужбам широчайшие возможности по осуществлению контроля над информацией, которой обмениваются граждане.

Само по себе создание нормативной и технической базы для решения задач обеспечения безопасности граждан и государства с помощью в том числе и санкционированного в рамках закона контроля информационных потоков в разработках спецслужбами криминальных структур имеет право на существование. Однако даже беглое знакомство с документами, конституирующими и регламентирующими СОРМ свидетельствует о совершенном небрежении авторов этой затеи такими понятиями как права человека и правом на неприкосновенность и защиту личной жизни граждан, в частности.

При осуществлении оперативно-розыскных мероприятий спецслужбы получают в соответствии с действующим законодательством разрешение суда на прослушивание телефонных переговоров подозреваемого, вскрытие его почты и т.д. Здравый смысл подсказывает, что получив такое разрешение оперативные работники обращаются в соответствующий узел связи и просят предоставить им возможность с соблюдением всех мер секретности осуществить у такого-то абонента телефонной сети прослушивание телефонных переговоров, вскрытие почтовых отправлений и т.д. Честная процедура предполагает, что связисты, за деньги, которые перечисляет им соответствующая спецслужба из своего бюджета, предоставляет им эту услугу, например, подключив помещение спецслужбы к телефонной линии, которую суд разрешил прослушивать. Однако дело на практике обстоит совсем не так. Вполне достаточно познакомиться с выдержками из "Технических требований к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС (СОРМ)":

1. Назначение СОРМ

1. 1. Система технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ) на отечественных и импортных электронных телефонных станциях предназначена для оперативного контроля соединений определенных абонентов из удаленного пункта управления (ПУ) правоохранительных органов путем взаимодействия этого пункта с оборудованием станций.

1.2. СОРМ должна состоять из аппаратно-программных средств и включаться в состав штатного оборудования электронных телефонных станций следующих типов:

- ЭАТС местных сетей (городских, сельских, комбинированных);

- УПАТС;

- АМТС,

- МЦК.

1.3. Взаимодействие СОРМ с ПУ должно осуществляться по каналам обмена информацией на расстоянии до 16 км.

1.4. Линейное оборудование и аппаратура канала данных (модем), размещаемые на ПУ, должны входить в комплект обязательной поставки вместе со станционным оборудованием СОРМ.

1.5. Данные Технические требования к СОРМ распространяются на отечественные и импортные электронные телефонные станции, устанавливаемые на всех телефонных сетях общего пользования, ведомственных и коммерческих, независимо от форм собственности, входящих в состав Взаимоувязанной сети связи России.

2. Технические требования к СОРМ на ЭАТС и УПАТС

2.1. Организация контроля

2.1.1. На ЭАТС и УПАТС (далее - ЭАТС) СОРМ должна обеспечивать:

- контроль исходящих и входящих вызовов (местных, внутризоновых, междугородных и международных) к/от определенных абонентов данной станции, а также контроль вызовов к заранее заданным номерам телефонной сети при исходящей связи абонентов этой станции;

- контроль вызовов при предоставлении абонентам дополнительных видов обслуживания (ДВО), изменяющих направление вызовов (переадресация) или номерную информацию по ним (сокращенный набор номера);

При предоставлении абоненту услуги по переадресации вызовов на другого абонента должен контролироваться как номер абонента, заказывающего эту услугу, так и номер, на который заказана переадресация;

- возможность получения по заявке с ПУ информации о категории абонентов и предоставляемых им ДВО.

2.1.2. Номера телефонов контролируемых абонентов ЭАТС, а также номера телефонов абонентов сети, с которыми должны контролироваться все исходящие соединения абонентов данной станции, должны задаваться из ПУ и заноситься на станции в соответствующие таблицы оперативной памяти.

2.1-3- Максимальное число номеров телефонов контролируемых абонентов на ЭАТС должно определяться из расчета 128 для станций емкостью 10000 номеров, но не должно превышать 1024 при увеличении емкости станции до максимальной. Число номеров телефонов контролируемых абонентов сети не превышает 1024 при любой емкости станции.

При этом СОРМ на ЭАТС должна обеспечивать одновременный контроль следующего предельного количества абонентов (см. таблицу 1).

Таблица 1
Количество контролируемых
абонентов
Одновременный контроль
соединений, не менее
128 28
256 56
512 112
1024 168

Примечание. Число номеров телефонов контролируемых абонентов сети в отдельных случаях может отличаться от указанного в п.2. 1.3 по согласованию с ФСК.

2.1.4. Для УПАТС число номеров телефонов контролируемых абонентов и одновременно контролируемых соединений приведено в таблице 2"

Ну, а контроль бывает полный и статистический. При полном контроле вся информация попадает на ПУ, а статистический контроль только фиксирует факт связи и номера. Все расписано.

Эти выдержки из технических требований дают достаточно пищи для пытливого ума. Сами технические требования являются приложением к письму Минсвязи России от 11 ноября 1994 года М 252-у, утверждены Первым заместителем Министра связи Российской Федерации А.Е. Крупновым 19 сентября 1994 года и согласованы заместителем Директора ФСК Российской Федерации А.П. Быковым. А вот примечательные выдержки и из самого письма:

"...3. Госсвязьнадзору (Логинов):

3.1. При приемке в эксплуатацию новых электронных телефонных станций требовать составления согласованного с региональными (краевыми, областными) подразделениями ФСК плана мероприятий по внедрению СОРМ.

3.2. Обеспечить контроль выполнения планов и докладывать в Министерство связи Российской Федерации не реже одного раза в год об их выполнении.

3.3. При невыполнении мероприятий по внедрению СОРМ принимать соответствующие меры, в том числе вносить предложения по аннулированию лицензий.

4. Считать требования СОРМ неотъемлемой частью лицензий на осуществление деятельности по связи при применении электронных телефонных станций." (выделено автором)

Таблица 2
Емкость УПАТС Количество контролируемых
абонентов
Одновременный контроль
соединений, не менее
30 2 2
50 3 3
150 5 5
200 7 7
300 8 8
500 10 10
1000 30 12
2000 50 12
5000 100 15

С 94 года выпущено еще ряд документов по проблеме СОРМ, появилась СОРМ-2. В частности, в 1998 году разработаны технические требования к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях документальной электросвязи (СДЭС) и предполагает обязанность оператора связи, предоставляющего услуги связи гражданам и организациям, предоставлять спецслужбам возможность "съема всей информации (входящей и исходящей), принадлежащей абонентам данной сети". Аналогичные документы существуют и для сетей подвижной связи - ничто не забыто. Но отличительная особенность всех этих документов, регламентирующих негласный съем информации, которой обмениваются граждане и организации, - это отсутствие хоть каких-либо процедур, предохраняющих граждан от несанкционированного в установленном порядке вмешательства в личную жизнь граждан и конфиденциальный обмен информацией граждан и организаций. Кроме того, финансирование СОРМов осуществляется владельцем лицензии на деятельность по связи, т.е. теми гражданами и организациями, которые пользуются услугами данного оператора связи. Таким образом, граждане дважды дают деньги на спецслужбы - через налоги, из которых формируется бюджет и оплачиваются спецслужбы, и через абонентскую плату оператору связи, услугами которого мы пользуемся.

Такова ситуация в России, являющая собой нарушение фундаментального права на неприкосновенность личной жизни, ибо спецслужбы могут бесконтрольно вмешиваться в нее и произвольно распоряжаться информацией, которую они также бесконтрольно могут получать. Контролируемые спецслужбами СМИ и завербованные журналисты при этом формируют общественное мнение в пользу спецслужб. В этих условиях никаких серьезных разговоров о реальной демократизации России речи быть не может. Все эти процессы носят имитационный характер, что особенно опасно для граждан, ради реализации фундаментальных прав и законных интересов которых и должно существовать государство.

У меня нет оснований полагать, что в Белоруссии ситуация лучше.

Единственным способом борьбы за соблюдение информационных прав граждан является, конечно, широкое публичное обсуждение данной проблемы, на что не решаются пока наши СМИ. Активно распространяет информацию о СОРМах Интернет. Возможно ознакомление с документами по СОРМ и в любых информационных юридических базах данных, проведя поиск по терминам СОРМ.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru