реклама
ОНЛАЙН АПТЕКА НИЗКИХ ЦЕН
цены ниже розничных точек. доставка по украине

   Любые виды проектных, дизайнерских и строительных работ в Украине и Киеве    
Запчасти на Волгу 21

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard
рекламодателям  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Проблемы бегства капитала из России и пути его возвращения (Н.А. Лопашенко)

Грантовское монографическое исследование

САРАТОВ - 2002 г.

Исследование осуществлено при поддержке Американского университета (г. Вашингтон, США) и Московского исследовательского Центра по проблемам транснациональной организованной преступности и коррупции при Институте государства и права Российской Академии наук.

 

АННОТАЦИЯ К ИССЛЕДОВАНИЮ

При множестве специальных исследований по экономической преступности исследования проблемы бегства капиталов из России в уголовно-правовой и криминологической науке практически не проводились; в том числе не рассматривалась в науке в качестве самостоятельной и проблема экономической амнистии. Этому и посвящено настоящее исследование.

В результате проведенного анализа автором рассчитана экспертная оценка бегства капиталов за десятилетие (с 1992 по 2001 г.г.), оценены официальные статистические данные о криминальном вывозе капитала из страны, сформулированы основные дефиниции по теме и разработана структура явления. Бегство капиталов, по мнению автора, представляет собой их фактический вывоз за пределы российской территории и невозвращение капиталов в Россию, если они фактически – по собственнику или законному владельцу – являются российскими. Место размещения капитала зависит от его происхождения. Легальный капитал чаще размещается в экономически развитых государствах. Напротив, капитал, приобретенный полузаконными или незаконными способами, прячется в оффшорных зонах. С точки зрения соответствия законодательству способов бегства, автор выделяет: 1/ законные способы; 2/ незаконные, но не преступные способы; 3/ преступные способы бегства (их два – контрабанда (ст. 188 УК РФ) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ)). При этом речь идет только о тех капиталах, которые могут “работать” в Российской Федерации, т.е. капиталов, образованных в результате: 1/ законной деятельности, 2/ незаконной, но не преступной деятельности, 3/ преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности. В отношении капиталов, полученных в результате совершения других преступлений (хищений, преступлений, связанных с преступным оборотом оружия, наркотических средств или психотропных веществ, и т.д.), действует федеральное российское и международное законодательство о противодействии легализации (отмыванию) капиталов, приобретенных преступным путем.

В исследовании проанализированы социальная опасность и причины бегства капиталов за границу, способы противодействия этому явлению и выработаны основные подходы к последнему; изучен опыт экономической амнистии как одного из возможных средств возращения капиталов в страну. Автор приходит к выводу о необходимости использования опыта казахстанской экономической амнистии с учетом ее основных уроков в России.

From a great amount of research works on economical criminality, the researches of problems of flowing oft capital from Russia in such sciences as criminal law and criminal legality were not practically made, including the problem of economic amnesty that was not examined independently. The presented research is devoted to that problem.

In the course of analysis, the author gives the estimated results and the expert conclusion about the flowing off the capital during the period of one decade (from 1992 to 2001), gives the official statistical data on a criminal export of capital from the country, formulates the main definitions on that theme and develops the structure of that phenomenon. According to the authors opinion, the flowing oft capital presents in fact the export of capital beyond the borders of Russian territory and not returning them back if they are actally Russian, i.e. belong to the proprietor or lawful owner. The peace of capital investments depends upon its origin. The legal capital is invested as a rule to the economically developed countries. And on the contrary, the capital that is received by half-legal or illegal ways is hidden in the shadow zones. From the point of view of lawful flowing oft capital the author marks: 1/ the lawful ways; 2/ non- lawful, but not criminal ways; 3/ criminal ways of flowing oft (there are two of them: smuggling (item 188 CC of Russian Federation) and not returning back the means of foreign currency from abroad (item 193 CC of Russian Federation)). In that case we speak about those capitals, that can "work" in Russian Federation, i.e. capitals formed in the result of: 1/ lawful activity; 2/ non-lawful, but not criminal activity; 3/ criminal activity that is based on committing a crime in the field of economical activity.

What concerns capitals, received in the result of committing other crime (plunders, crimes connected with the criminal turnover of weapons, narcotic means or psychotropic substances, etc.) we must mark the work of Russian international legislation of capitals, received by criminal ways.

In this research the author analysis the social danger and the reasons of flowing oft capital abroad, carries out the means of withstanding and the main approaches to that problem; investigates the experience of economical amnesty as one of possible means of returning back the capitals into the country. The author comes to the conclusion of using the experience of Kazakhstan economical amnesty, taking into account its main lessons in Russia.

ПЛАН:

 

Введение с. 7.

Глава 1. Состояние бегства капиталов за границу России: анализ экспертных оценок и статистических данных с. 9.

§ 1. О названии явления и методах его познания с. 9.

§ 2. Экспертные оценки: анализ с. 10.

§ 3. Данные официальной статистики: анализ с. 25.

Глава 2. Понятие и структура явления “бегство капиталов за границу России”

§ 1. Понятие бегства с. 31.

§ 2. Место бегства с. 32.

§ 3. Способы бегства с. 32.

§ 4. Понятие капиталов с. 36.

§ 5. Виды бегства капиталов с. 38.

§ 6. Признаки бегства капиталов за границу России с. 40.

Глава 3. Социальная опасность и причины бегства капиталов за границу России

§ 1. Об опасности бегства и характере ущерба, им причиняемом с. 41.

§ 2. Причины бегства капиталов с. 44.

§ 3. Криминогенность российского экономического законодательства

Глава 4. Способы противодействия бегству капиталов за границу: подходы к проблеме с. 53.

§ 1. Виды способов противодействия бегству капиталов и их классификация с. 53.

§ 2. Уголовно-правовые способы противодействия бегству: анализ российского уголовного законодательства с. 60.

§ 3. Уголовно-правовые способы противодействия бегству: зарубежный опыт с. 70.

Глава 5. Способы возврата бежавших капиталов. Экономическая амнистия

§ 1. Об отношении к экономической амнистии с. 79.

§ 2. Мировой опыт экономических амнистий с. 82.

§ 3. Экономическая амнистия в Казахстане: история подготовки и осуществления, некоторые результаты и уроки с. 83.

§ 4. Экономическая амнистия в России была бы полезной с. 94.

Заключение. Основные выводы исследования с. 96.

Список использованной литературы с. 104.

ВВЕДЕНИЕ.

 

Проблема экономической преступности вообще и отдельных ее видов, в частности, не является новой для российской, равно, как и мировой, уголовно-правовой и криминологической науки. Разумеется, российский научно-исследовательский опыт далеко не столь обширен, как опыт зарубежный, что объясняется, прежде всего, социально-политическими причинами. Исследование экономической преступности в России стало возможным в полной мере только в 90-х годах ушедшего столетия. Кроме того, со многими видами экономической преступности Россия “столкнулась” тоже примерно в это время. Однако интерес к проблемам экономической преступности, к оценке ее состояния, к ее причинам и, главное, к поиску ответа на вопрос: “Что делать для эффективной борьбы с ней?” в российской науке настолько велик, что породил массу интересных и глубоких исследований. В их числе следует назвать работы Б.В. Волженкина, Ю.В. Голика, Л.Д. Гаухмана, А.С. Горелика, Т.А. Диканову, В.М. Егоршина, Э.А. Иванова, В.В. Колесникова, А.Г. Корчагина, Л.Л. Кругликова, А.П. Кузнецова, В.Д. Ларичева, С.В. Максимова, Т.В. Пинкевич, В.И. Тюнина, И.В. Шишко, П.С. Яни, и др.

Однако, как это не парадоксально, но при множестве специальных исследований по экономической преступности исследования проблемы бегства капиталов из России в уголовно-правовой и криминологической науке практически не проводились. Рассматривались лишь отдельные ее аспекты, такие, например, как уголовно-правовой анализ состава невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте (к слову сказать, и подобные исследования в науке единичны и представлены или короткими статьями, или являются частью общего исследования экономических преступлений). Но невозвращение из-за границы валютных средств совершенно не идентично бегству капиталов из России.

Частично с проблемой бегства капиталов из России перекликается проблема “отмывания “грязных” денег”. Многие отождествляют указанные проблемы, что требует рассмотрения их соотношения.

На сегодняшний день в уголовно-правовой и криминологической российской науке нет ответов на вопросы: какова структура “бегства капиталов из России” как экономического явления; все ли элементы этого явления преступны; носит ли это явление принципиально негативный характер; необходимо ли с ним бороться, и какими способами. Не разработана методология изучения этого явления.

В отмеченных аспектах бегство капиталов из России как самостоятельная и крупная проблема в российской уголовно-правовой и криминологической науке отдельно не рассматривалась.

Практически не рассматривалась в науке в качестве самостоятельной уголовно-правовой и криминологической проблемы и проблема экономической амнистии. Ее необходимость лишь провозглашалась или также декларативно отвергалась, аргументированного же и глубокого анализа до сих пор не проведено. Тем более, проблема экономической амнистии не исследовалась с точки зрения возможности решения посредством нее проблемы бегства капиталов из России.

Именно указанные причины и побудили меня осуществить исследование по теме “Проблемы “бегства” капитала из России и пути его возвращения”.

Объектом монографического исследования выступает комплекс проблем, связанный с так называемым бегством капиталов за границу Российской Федерации: понятие, характер и структура явления “бегство капиталов за границу”; причины этого явления; выработка подходов к способам противодействия бегству капиталов за границу; оценка возможности и целесообразности уголовно-правовой борьбы с указанным явлением; экономическая амнистия как одно из возможных средств влияния на бегство капиталов за границу.

Предмет исследования носит сложный характер, что предопределяется сложностью и объемностью объекта исследования. В него входят: 1/ уголовно-правовые нормы российского законодательства, которые: а) запрещают под страхом уголовного наказания бегство капиталов за границу; б) способствуют своим существованием бегству капиталов за границу; 2/ так называемое позитивное российское законодательство (гражданское, банковское, валютное, финансовое, таможенное, налоговое, иное), как вызывающее бегство капиталов за границу, так и стремящееся его предотвратить или уменьшить; 3/ уголовное законодательство зарубежных стран, в части выявления его позиции по отношению к бегству капиталов за границу; 4/ зарубежный – казахстанский – опыт проведения экономической амнистии как средство воздействия на бегство капиталов за границу; 5/ опубликованные статистические данные о преступлениях, связанных (или символизирующих) с бегством капиталов за границу, за 1997 – 2001 годы; 6/ экспертные оценки размеров бегства капиталов за границу, высказанные различными экспертами, начиная от государственных деятелей и руководителей банковской системы России, заканчивая учеными и практиками; 7/ юридическая и иная литература (монографии, авторефераты кандидатских и докторских диссертаций, учебные пособия, комментарии законодательства, учебники, статьи, в том числе в юридической и иной периодической печати, в сети Интернет, и т.п.).

К методам исследования следует отнести: формально-логический, сравнительно-правовой (включает в себя сравнительное исследование уголовного и позитивного российского законодательства, относящегося в той или иной мере к проблеме бегства капиталов за границу, а также сравнительное исследование российского и зарубежного уголовного законодательства в этой же сфере), системно-структурный методы познания; а также методики анализа и обобщения статистических данных (официально опубликованных) и экспертных оценок.

Специально хотела бы оговорить такой метод, нечасто используемый в научных исследованиях, как проведение экспертной оценки криминогенности законодательства – уголовного и позитивного (гражданского, банковского, валютного, финансового, таможенного, налогового, иного). Имеется в виду криминогенность, связанная с бегством капиталом за границу.

Глава 1. СОСТОЯНИЕ БЕГСТВА КАПИТАЛОВ ЗА ГРАНИЦУ РОССИИ:

АНАЛИЗ ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК И СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ.

§ 1. О названии явления и методах его познания.

Анализируемое явление по - разному называется специалистами. В основном, употребляются следующие термины: бегство капиталов, утечка капиталов, вывоз капиталов, отток капиталов, перевод капиталов за границу, нелегальный экспорт капитала, и т.д. Полагаю, что вполне возможно использование любого из приведенных терминов; терминология здесь принципиальной не является, хотя достижение договоренности о единой терминологии, безусловно, было бы полезным. В то же время считаю предпочтительными термины “бегство капиталов” или “утечка капиталов”, поскольку они подчеркивают, что явление, обозначаемое ими, носит для государства характер настоящей проблемы, которую необходимо решать. Что касается вывоза, оттока, перевода капиталов за границу и др., они больше символизируют вполне естественные в межгосударственных экономических сношениях экономические процессы.

Явление “бегство капиталов за границу”, исходя из условий его совершения и причин существования этого явления, не может быть познано с помощью точных статистических показателей. Таковые просто отсутствуют. Только очень незначительная часть бегства фиксируется в официальной статистике, а именно, в виде количества зарегистрированных уголовных дел и количества людей, привлеченных по ним к ответственности, по бегству, наказываемому в уголовном порядке. Но и эта разновидность бегства обладает высочайшей латентностью, поэтому официальная статистика не дает представления о реальном положении дел.

§ 2. Экспертные оценки: анализ.

Главным методом познания истинных размеров бегства капиталов за границу России являются экспертные оценки. Следует говорить о различной степени достоверности оценок разных экспертов. С одной стороны, более точными, видимо, являются экспертные оценки экономистов, поскольку в их основе лежат математические расчеты, опирающиеся на конкретные экономические показатели государства (планируемые и реально достигнутые). С другой стороны, экспертные оценки экономистов не учитывают, как правило, данные о состоянии экономической и иной преступности в государстве, о размерах и сущности существующей в России теневой экономики, в том числе, экономики так называемой “черной” и “серой”. И в этом аспекте экспертные оценки правоохранительных органов по поводу размеров бегства капиталов за границу представляются более обоснованными. Нельзя сбрасывать со счетов также экспертные оценки, сделанные политиками, которые, как правило, опираются на обе названные выше разновидности экспертных оценок; экспертные оценки журналистов, имеющие свое обоснование; и т.д.

Именно поэтому для достижения наибольшей достоверности при получении результатов об истинных размерах бегства капиталов за границу России мною сознательно исследовался весь спектр существующих экспертных оценок, опубликованных в серьезных монографических и иных научных работах, в периодической печати, размещенных во всемирной сети Интернет.

Бегство капиталов за границу глазами экспертов изучалось за период с начала 90-ых годов по 2001 год включительно.

Экспертные оценки по бегству капиталов из России разнятся и сводятся к следующему.

По официальным оценкам, обнародованным перед президентскими выборами 1996 г.(1), только в период с 1988 по 1995 год отток российского капитала за рубеж составил около 250 - 285 миллиардов долларов США.

Невозврат валютной выручки в 1992-1993 гг., по самым оптимистическим оценкам, составлял около 50% стоимости экспортированных товаров. По сведениям МВД России (2), в 1992-1993 годах из России ежегодно вывозилось 15 – 20 млрд. долларов.

По свидетельству Б.В. Волженкина (3), за 1993-1994 годы из России за границу было вывезено не менее 40 миллиардов долларов.

Экспертные оценки, основанные на данных Центробанка и Государственного таможенного комитета (4), показывают, что в 1992-1995 годах из России было вывезено различными способами 126-166 млрд. долларов.

В 1996 г. отток капитала из России по объему в 10 раз превышал прямые инвестиции в национальную экономику. Д.И. Аминов и В.П. Ревин полагают (5), что он исчислялся в сумме 17 миллиардов долларов. По свидетельству же академика Л. Абалкина (6), в 1996 г. за границей оказалось не менее 24 млрд. долларов.

По разным оценкам, в течение 1992-1996 гг. из России было вывезено активов на сумму от 60 млрд. (по данным Всемирного банка) (7) до 150-200 млрд. долл. (по данным МВЭС России) (8). Оценки ежегодной величины оттока также сильно варьируют - от - 2-7 млрд. долл. в год (по данным А. Илларионова) (9) до 30 млрд. долл. (10).

По данным Г.М. Казиахмедова на 1996 год (11), за рубеж России тогда ежемесячно вывозилось около одного миллиарда долларов. При этом, по российским источникам (12), с 1992 по 1997 годы из России было вывезено 150-300 миллиардов долларов; по оценке совместного исследования ученых РАН и Университета Западного Онтарио (Канада) (13), - 200 миллиардов долларов. В письме Правительству РФ № 976-П, подготовленном бывшим первым заместителем министра экономики России В. Пансковым (14), отмечалось, что вывоз капитала из страны за 1994-1996 годы составил 110-115 млрд. долларов США, а с учетов отсутствия таможенно - банковского контроля – 165 миллиардов (15).

По данным Совета Безопасности РФ (16), с 1992 по 1997 годы из России в мировые финансовые центры переведено свыше 60 млрд. долларов.

В. Орешкин, начальник отдела управления платежного баланса Банка России (17), оценивал нелегальную утечку капитала из страны за 1993-1997 годы в 40 млрд. долларов или в около 8 миллиардов в год.

По утверждению зам. начальника Главного управления по экономическим преступлениям МВД РФ К. Шаленко (18), в середине 1998 г. ежедневно за границу из России незаконным путем переводилось до двух с половиной миллионов долларов.

По мнению экспертов Министерства экономики на этот же период (19), эта цифра в год составляла около 230 млрд. долларов. По оценке других специалистов (20), она была много меньшей – пятьдесят миллиардов или чуть более. Наиболее крупные суммы вывезенной валюты концентрировались в банках США, Великобритании, Франции, Кипра, Мальты, Швейцарии и некоторых других стран.

На брифинге “Бегство капиталов за границу: причины и пути решения проблемы”, проведенном в начале 1998 г. заместителем начальника ГУЭП МВД России генерал-майором милиции Шалениовым К.Л., начальником отдела ГУЭП МВД России полковником милиции Степановым О.П., начальником отдела ГУЭП МВД России полковником милиции Даниловым Н.Н., приводился, в частности, следующий пример, свидетельствующий о масштабах бегства капиталов за границу в 1997 г.: в Москве был изобличен в незаконной банковской деятельности и невозвращении из-за границы денежных средств в иностранной валюте управляющий трастовой компании “Ай-Си-Би-Си Траст Лимитед” – “К”. Установлено, что он в феврале 1996 года зарегистрировал на подставных лиц в офшорной зоне Тихоокеанского региона два банка: “International Commercial Bank Corporation” и “Intertrade Bank Corporation”. В 1997 году управляющим было открыто представительство компании в Москве, а также рублевый и валютный счета указанных банков в АКБ “Автобанк”. Поступающие на эти счета от российских предприятий и организаций в качестве оплаты за поставленные из-за границы товары и оборудование рублевые денежные средства конвертировались в валюту иностранных государств и переводились с помощью специальных торговых счетов на счета различных иностранных компаний и фирм, минуя уполномоченные российские банки. Ежедневно за пределы России незаконным путем, таким образом, переводилось от 1,5 до 2,5 млн. долл. США.

По оценкам Московского управления Налоговой полиции на начало 1998 г., за рубежами России оставалась примерно треть валютной выручки от российского экспорта. Только за 1997 год в Россию не было переведено около 39 миллиардов валюты. К числу наиболее злостных нарушителей ГУЭП МВД относило госкомпанию “Росвооружение” (800 млн. долларов), объединение “Тяжпромэкспорт” (64 миллиона), “Росвнешторг” (62 миллиона), “Технопромэкспорт” (50 миллионов), совместное предприятие “Болкар Трейдинг” (89 миллионов). За поставки нефти Россия недополучила более одного миллиарда долларов, за ядерные реакторы и другое оборудование для АЭС –3,5 млрд., за экспорт карельского леса – около 50 миллионов и т.д. В региональном разрезе список предприятий и организаций, недополучивших валюту, выглядел следующим образом: в Москве было расположено 5 тысяч предприятий, в Московской области – 230, которые имели валютную задолженность по 10100 контрактам, что составляло почти 50% от всей суммы валютной задолженности на 1997 г. За ними следовали предприятия и организации Республики Башкортостан, Красноярского края, Иркутской, Свердловской, Челябинской и других областей.

Все эти оценки докризисные. Кризис августа 1998 года, по официальным данным, повлёк незаконный перевод за рубеж примерно полутора миллиардов долларов. По сведениям Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю, только за две кризисные недели – с 10 по 25 августа 1998 года, коммерческие банки продали 230 миллионов долларов через торги на Московской межбанковской валютной бирже и приобрели там же в основном для иностранных финансово-кредитных учреждений, зарегистрированных в оффшорной зоне, более 2,1 млрд. долларов.

Однако вряд ли приведённые сведения охватывают всё незаконное перемещение капитала за рубеж после кризиса. Так, по оперативным данным ФСБ, в самый разгар кризиса одному только банку удалось перевести за границу около двух миллиардов долларов якобы в качестве кредита иностранной фирме, владельцами которой являются учредители этого банка, для инвестирования в производство под 8 % годовых на тридцать лет. Сумма же незаконно переведённых за рубеж средств по этим же данным (21) за пять – семь лет до кризиса 1998 г. исчисляется почти в половину триллиона долларов.

По оценкам экономистов (22), утечка российского капитала за рубеж за годы реформ (с 1992 по 1998) составила от 120 до 200 миллиардов долларов.

По данным ведущего экономиста Российско-европейского центра экономической политики (РЕЦЭП), редактора журнала “Обзор российской экономики” Ниины Паутола (23), в период между 1993 и 1998 годами утечка капитала из России составляла около 73 миллиардов долларов, т.е. в среднем ежегодно примерно 12-13 миллиардов долларов. В докладе РЕЦЭП “Экспортная выручка: репатриация или экспроприация?” (24) указывалось, что общий объем бегства капитала за период 1993–1998 гг. составляет от 68,3 до 77,6 миллиардов долларов США.

Н.Ф. Кузнецова отмечала (25), что за период с 1994 по 1998 годы из России вывезено и размещено на счетах в зарубежных банках свыше 60 млрд. долларов.

По мнению В.М. Алиева (26), объем капитала, вывезенного за период до начала 1999 г. (исходя из контекста, начиная с начала 90-ых годов), можно оценить примерно в 150-200 млрд. долларов.

На начало 1999 г., по утверждению бывшего главы Министерства по налогам и сборам РФ Георгия Бооса (27), ежегодная утечка капиталов из России за границу составляла 12-14 миллиардов долларов. С начала 1999 г. утечка капитала за границу только по фиктивным импортным контрактам, предусматривающим стопроцентные авансовые переводы преимущественно в оффшорные зоны, достигла в среднем 1 миллиарда долларов в месяц (28). В результате реализации дополнительных мер в 1999 г. ежемесячный несанкционированный вывоз капитала за границу в первом полугодии, по оценке платежного баланса, сократился в 2,5 раза.

По данным Банка России (29), утечка капиталов из страны в 1999 г. сократилась до 15 млрд. долларов США по сравнению с 25 млрд. долларов в 1998 г. Эксперт Минфина О. Дынникова (30) называет более крупные суммы – в 1998 г. – 26,5 млрд. долларов, в 1999 г. – 23-25 млрд. долларов. При этом вывоз капитала в процентах по отношению к ВВП нарастал: в 1998 г. – 9,7 %, в 1999 г. – 13-14 %.

По данным д.э.н., директора Института проблем глобализации М. Делягина, отток капиталов за границу сократился в 1999 г. на 20% и впервые стал меньше сальдо внешней торговли (“капитал замедлил отток просто потому, что утекать стало нечему”). По свидетельству этого же источника (31), за 1994 - 1999 годы только неофициальный отток капитала из России достиг 139,7 миллиардов долларов.

М. Делягину принадлежит и авторство очень интересной таблицы, основанной на платежных балансах Центробанка РФ:

Неофициальный отток капитала из России, млрд. долл.:

 

1994

1995

1996

1997

1998

1999 (I-III кв.)

1999 (оценка)

Сальдо внешней торговли

11,0

11,1

17,4

12.8

14.0

19.6

30.6

в т.ч. сальдо по товарам

17,7

20,5

22,9

17,4

17.4

21.3

33.2

Сальдо по услугам

-6,7

-9,4

-5,5

-4,6

-3.3

-1.7

-2.6

Просроченная задолженность зарубежных получателей ссуд и займов

 

12.8

 

10.6

 

9.5

 

3,0

 

7.4

 

5.6

 

5.9

Невозврат экспортной выручки и непогашенные импортные авансы

 

3.9

 

4.9

 

9.8

 

11.5

 

8.7

 

4.1

 

5.2

Чистые ошибки и пропуски

0.2

8.8

9.8

8.9

9.5

6.4

9.3

ИТОГО

16.9

24.3

29.1

23.4

25.6

16.1

20.4

Неофициальный отток, в % к сальдо внешней торговли

 

153,6

 

218,9

 

167,2

 

182,8

 

182,9

 

82,1

 

66,7

Примечание. Оценка сальдо экспорта и импорта товаров за 1999 г. дана по Госкомстату - $33,2 млрд., сальдо услуг спрогнозировано пропорционально товарам. Интенсивность оттока капитала по указанным каналам в IV квартале 1999 г взята на уровне III квартала.

По сведениям МВД России (32), в 1999 г. из страны “утекло” 9-14 млрд. долларов; в Министерстве финансов и Министерстве экономики (33) называли другую цифру – 10-15 млрд. долларов. Однако, по свидетельству других экспертов (34), эта цифра сильно занижена и реально составляет более 30 млрд. долларов.

По оценке С.С. Босхолова (35), в период с 1992 по 1999 годы из России было вывезено около 100 млрд. долларов США, при этом доля “грязных” денег составила 30-40 %. А.С. Булатов называет другую цифру – около 115 млрд. долларов, без учета контрабанды. В докладе комитета ассигнования международных операций
Палаты представителей конгресса США (36) в сентябре 2000 г. отмечалось, что утечка капиталов за период со времени установления государственной независимости России составила свыше 500 миллиардов американских долларов. Стенли Фишер, исполнявший обязанности Директора-распорядителя МВФ (37), для этого же периода говорил о 10-20 млрд. долларов США ежегодно.

По официальным данным Банка России (38), утечка капитала из страны в 2000 г. превысила уровень в 24 млрд. долл. Заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы М. Задорнов (39) говорил по этому же году о сумме от 23 до 25 млрд. долларов. По оценке бывшего директора-распорядителя МВФ Мишеля Камдессю (40), утечка капиталов из России в 2000 г. составила более 30 млрд. долларов.

По информации заместителя секретаря Совета безопасности Вячеслава Солтаганова (41), общий объем вывезенных из России за последние 10 лет (с 1991 по 2000 годы) денежных средств составляет около 130-150 млрд. долл. По другим данным (42), эта сумма составляет почти 4 триллиона долларов США. Газета “Фигаро экономи” приводит данные американского эксперта адвоката Джона Вейфая, который, ссылаясь на исследования заокеанских университетов (43), утверждает, что за последнее десятилетие из России нелегальными путями были вывезены от 200 до 500 миллиардов долларов. Из них около 100 миллиардов оказались на Западе в результате отмывания капиталов, добытых преступным путем. При этом объемы вывоза капиталов, несмотря на принимаемые меры, сохраняются в прежних масштабах.

По данным “Интерфакса” (44), вывезенный за последние 10 лет (с 1991 по 2000 г.) за рубеж российскими юридическими и физическими лицами капитал составляет от 3,5 до 4,5 триллиона долларов

По оценке российского Института глобализации (45), с 1994 по 2000 годы из России вывезено не менее 155 млрд. долларов, или 22 миллиарда каждый год.

С 1996 по 2000 годы из России (46), по данным председателя Национального инвестиционного совета А. Лебедева, было вывезено 70 миллиардов долларов.

По предварительным прогнозам Джона Вейфая на 2001 г. (47), утечка капиталов из России должна была составить 47,4 миллиарда долларов (15 процентов ВВП) и превысить весь российский бюджет, оцениваемый в 34 миллиарда долларов. Однако по данным на первую половину 2001 г. эти прогнозы не оправдались. Так, по оценкам экспертов Всемирного банка (48), в первом полугодии 2001 г. отток капиталов из России превысил 10 миллиардов долларов. В докладе “Об экономической ситуации в России”, подготовленном московским представительством Всемирного банка в России, отток капитала из страны в 2001 г. приблизительно соответствует уровню 2000 года. По заявлению первого заместителя Генерального прокурора РФ Ю. Бирюкова (49), ежегодно из страны “утекает” более 20 миллиардов долларов США.

Экспертные оценки по бегству капиталов за границу могут быть представлены в виде следующей таблицы:

Таблица № 1. Экспертные оценки бегства капиталов из России (в миллиардах долларов).

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

1.

31,3

35,6

31,3

35,6

31,3

35,6

31,3

35,6

           

2.

7,5

10,0

7,5

10,0

               

3.

 

20,0

20,0

             

4.

31,5

41,5

31,5

41,5

31,5

41,5

31,5

41,5

           

5.

       

17,0

         

6.

       

24,0

         

7.

12,0

12,0

12,0

12,0

12,0

         

8.

30,0

40,0

30,0

40,0

30,0

40,0

30,0

40,0

30,0

40,0

         

9.

2,0

7,0

2,0

7,0

2,0

7,0

2,0

7,0

2,0

7,0

         

10.

30,0

30,0

30,0

30,0

30,0

         

11.

       

12,0

         

12.

25,0

55,0

25,0

55,0

25,0

55,0

25,0

55,0

25,0

55,0

25,0

55,0

       

13.

33,3

33,3

33,3

33,3

33,3

33,3

       

14.

   

36,7

38,3

36,7

38,3

36,7

38,3

         

15.

   

55,0

55,0

55,0

         

16.

10,0

10,0

10,0

10,0

10,0

10,0

       

17.

 

8,0

8,0

8,0

8,0

8,0

       

18.

         

30,0

       

19.

         

230,0

       

20.

         

50,0

       

21.

83,3

100,0

83,3

100,0

83,3

100,0

83,3

100,0

83,3

100,0

83,3

       

22.

17,1

28,6

17,1

28,6

17,1

28,6

17,1

28,6

17,1

28,6

17,1

28,6

17,1

28,6

     

23.

 

12,2

12,2

12,2

12,2

12,2

12,2

     

24.

 

11,4

12,9

11,4

12,9

11,4

12,9

11,4

12,9

11,4

12,9

11,4

12,9

     

25.

   

12,0

12,0

12,0

12,0

12,0

     

26.

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

16,7

22,2

   

27.

           

12,0

14,0

     

28.

           

12,0

     

29.

           

25,0

15,0

   

30.

           

26,5

23,0

25,0

   

31.

   

153,6

218,9

167,2

182,8

182,9

66,7

   

32.

             

9,0

14,0

   

33.

             

10,0

15,0

   

34.

             

30,0

   

35.

12,5

12,5

12,5

12,5

12,5

12,5

12,5

12,5

   

36.

62,5

62,5

62,5

62,5

62,5

62,5

62,5

62,5

   

37.

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

10,0

20,0

   

38.

               

24,0

 

39.

               

23,0

25,0

 

40.

               

30,0

 

41.

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

13,0

15,0

 

42.

400,0

400,0

400,0

400,0

400,0

400,0

400,0

400,0

400,0

 

43.

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

20,0

50,0

 

44.

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

350,0

450,0

 

45.

   

22,1

22,1

22,1

22,1

22,1

22,1

22,1

 

46.

       

14,0

14,0

14,0

14,0

14,0

 

47.

                 

47,4

48.

                 

20,0

49.

                 

20,0

Примечание. Если экспертом называлась общая сумма вывезенных капиталов за какой-либо период (несколько лет), она распределялась между годами этого периода поровну.

Если экспертом назывались две суммы (минимальная и максимальная), в его графе, соответственно, приведены две оценки.

Определим теперь минимальные, максимальные и средние значения ежегодного бегства капиталов из России. Сделаем это несколькими способами.

Таблица № 2. Минимальные, максимальные и средние (по минимуму и максимуму) показатели бегства капиталов за границу (в млрд. долларов).

Год

Минимум

 

Максимум

Максимум

(без учета экстремальных показателей)

В среднем

(на основании минимума и максимума – экстремальной оценки) – средний показатель №1

В среднем

(на основании минимума и максимума без учета экстремальной оценки) - средний показатель №2

1992

2,0

450,0

83,3

226,0

42,7

1993

2,0

450,0

100,0

226,0

51,0

1994

2,0

450,0

153,6

226,0

77,8

1995

2,0

450,0

218,9

226,0

110,5

1996

2,0

450,0

167,2

226,0

84,6

1997

8,0

450,0

230,0

229,0

119,0

1998

10,0

450,0

182,9

230,0

96,5

1999

9,0

450,0

66,7

229,5

37,9

2000

13,0

450,0

50,0

231,5

31,5

2001

20,0

47,4

47,4

33,7

33,7

ИТОГО

за 10 лет:

70,0

4097,4

1300,0

2083,7

685,2

В среднем из страны в год вывозилось:

7,0

409,7

130,0

208,4

68,5

Рассчитаем теперь средние показатели ежегодного бегства капиталов за границу на основании учета всех экспертных оценок в год и всех оценок, за исключением экстремальных показателей.

Таблица № 3.Средние ежегодные показатели бегства капиталов за границу (на основании учета всех экспертных оценок) (в млрд. долларов).

Год

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Количество оценок

32

38

42

41

41

32

27

24

13

3

Сумма капиталов на основании всех оценок

1972,6

2137,1

2437,3

2482,6

2358

2379,6

1844,6

1685,7

1436,1

87,4

Средний показатель № 3

61,4

56,2

58,0

60,6

57,5

74,4

68,3

70,2

110,5

29,1

И, наконец, рассчитаем средние показатели ежегодного бегства капиталов за границу на основании всех экспертных оценок, за исключением экстремальных показателей.

Таблица № 4.Средние ежегодные показатели бегства капиталов за границу (на основании учета всех экспертных оценок, за исключением экстремальных) (в млрд. долларов).

Год

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Количество оценок

29

35

39

38

38

29

24

21

10

3

Сумма капиталов на основании всех оценок

772,6

937,1

1237,3

1282,6

1158

1179,6

644,6

485,7

236,1

87,4

Средний показатель № 4

26,6

26,8

31,7

33,8

30,5

40,7

26,9

23,1

23,6

29,1

 

Таким образом, все виды средних оценок ежегодного бегства капиталов за границу России могут быть сведены в следующую таблицу:

Таблица № 5. Сводная таблица средних показателей ежегодного бегства капиталов за границу России (в млрд. долларов):

 

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Ср. показ. №1

226,0

 

226,0

226,0

226,0

226,0

 

229,0

230,0

229,5

231,5

33,7

Ср. показ. №2

42,7

51,0

77,8

110,5

84,6

119,0

96,5

37,9

 

31,5

33,7

Ср. показ. №3

61,4

56,2

58,0

60,6

57,5

74,4

68,3

70,2

110,5

29,1

Ср. показ. №4

26,6

26,8

31,7

33,8

30,5

40,7

26,9

23,1

23,6

29,1

Очевидно, что разброс в оценках бегства капиталов по одну году (за исключением 2001 г.) очень велик. При этом из общего порядка цифр “выпадает” средний показатель бегства № 1, поскольку погрешность при его расчете максимально велика. Истину, видимо, следует искать среди трех остальных показателей; они вполне сопоставимы.

Таким образом, годовой отток капитала со времени установления Россией независимости по 2001 год на основании анализа независимых экспертных оценок варьируется в следующих границах:

1992 г. – от 26,6 до 61,4 млрд. долларов;

1993 г. – от 26,8 до 56,2 млрд. долларов;

1994 г. – от 31,7 до 77,8 млрд. долларов;

1995 г. – от 33,8 до 110,5 млрд. долларов;

1996 г. – от 30,5 до 84,6 млрд. долларов;

1997 г. – от 40,7 до 119,0 млрд. долларов;

1998 г. – от 26,9 до 96,5 млрд. долларов;

1999 г. – от 23,1 до 70,2 млрд. долларов;

2000 г. – от 23,6 до 110,5 млрд. долларов;

2001 г. – от 29,1 до 33,7 млрд. долларов.

Если рассчитать ежемесячный вывоз капитала за пределы России, получим следующую таблицу:

Таблица № 6.Средние ежемесячные показатели бегства капиталов за границу (на основании учета минимального и максимального значения итоговых экспертных оценок) (в млрд. долларов).

 

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Минимум в месяц

2,2

2,2

2,6

2,8

2,5

3,4

2,2

1,9

2,0

2,4

Максимум в месяц

5,1

4,7

6,5

9,2

7,1

9,9

8,0

5,9

9,2

2,8

Таким образом, основные выводы проведенного исследования экспертных оценок сводятся к следующим:

1/ вывоз капиталов за границу России подвергался тщательному вниманию различных экспертов, высказывавших по этому явлению свои оценки, начиная с первой половины 90-ых годов 20-го столетия;

2/ не смотря на то, что экспертные оценки различных экспертов значительно разнятся, они, в основном, сопоставимы и укладываются в единый порядок цифр, символизирующих уровень бегства капиталов;

3/ резко отличающиеся от большинства экспертных оценок, оценки, очень высокие по уровню цифр, названные мною экстремальными, даны всего двумя экспертами из 49, т.е. составляют 4,1 %. Для получения общей картины спектра экспертных мнений, они, без сомнения, важны, однако, вряд ли могут быть признаны отвечающими действительности из-за своей малочисленности;

4/ самым высоким как минимальным, так и максимальным ежегодным и помесячным показателями вывоза капиталов за границу России характеризовался 1997 год; близко к нему примыкает 1995 год;

5/ самый низкий уровень бегства капиталов за границу России, с учетом минимальных и максимальных показателей, по экспертным оценкам, характерен для 1993 и 2001 годов;

6/ некоторые годы анализируемого десятилетия особенно сложны для экспертной оценки бегства капиталов за границу. Разница между минимальным и максимальным значением бегства в год и ежемесячно велика; при этом некоторые эксперты могут относить конкретный год или к наиболее спокойным в проблеме бегства капиталов за границу, или, наоборот, к годам с максимальным оттоком капитала. Такими годами являются 1998 и 2000 годы.

§ 3. Данные официальной статистики: анализ.

Официальная статистика по поводу бегства капиталов за границу сводится к статистике, имеющей отношение к криминальному бегству, а именно, к составам контрабанды (ст. 188 УК) и невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК). Она, однако, глубоко дефектна в связи с высочайшей латентностью указанных преступлений. По оценкам многих специалистов, латентность достигает 93 – 97 %. Тем не менее, и она представляет большой интерес.

Официальные статистические данные о криминальном бегстве капиталов за границу могут быть представлены в виде следующей таблицы:

Таблица № 7. Официальные статистические данные о борьбе с криминальным бегством капиталов за границу.

 

1997

1998

1999

2000

Ст. 188 УК

3375

1778

3525

1654

3982

1784

4371

1662

Ст. 193 УК

28

6

68

4

171

13

232

65

Итого:

3403

1784

3593

1658

4153

1797

4603

1727

 

Рассмотрим тенденции анализируемой преступности с учетом ежегодных изменений, в том числе изменений в структуре экономической преступности и во всей преступности в целом. Для наглядности, сделаем это отдельно для контрабанды и отдельно для невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте, и для всей преступности, связанной с бегством капиталов за границу.

Таблица № 8. Состояние и тенденции контрабандной преступности (ст. 188 УК).

 

1997

1998

1999

2000

Количество возбужденных уголовных дел

3375

3525

3982

4371

В % к 1997 году

-

104,4%

118,0%

129,5%

В % к предыдущему году

-

104,4%

113,0%

109,8%

В % к экономической преступности (гл. 22 УК)

 

5,5%

4,1%

 

3,4%

 

2,7%

В % ко всей преступности за год

0,1%

0,1%

0,1%

0,1%

Количество лиц, привлеченных к ответственности

1778

1654

1784

1662

В % к 1997 году

-

93,0%

100,3%

93,5%

В % к предыдущему году

-

93,0%

107,9%

93,2%

В % к общему количеству привлеченных за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК)

 

4,3%

 

2,7%

 

2,0%

 

1,3%

В % к общему количеству привлеченных к ответственности по всем преступлениям за год

 

0,1%

 

0,1%

 

0,1%

 

0,1%

Таблица № 9. Состояние и тенденции преступности, связанной с невозвращением из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК).

 

1997

1998

1999

2000

Количество возбужденных уголовных дел

28

68

171

232

В % к 1997 году

-

242,9%

610,7%

828,6%

В % к предыдущему году

-

242,9%

251,5%

135,7%

В % к экономической преступности (гл. 22 УК)

0,05%

0,08%

0,1%

0,1%

В % ко всей преступности за год

0,001%

0,003%

0,006%

0,008%

Количество лиц, привлеченных к ответственности

6

4

13

65

В % к 1997 году

-

66,7%

216,7%

1083,3%

В % к предыдущему году

-

66,7%

325,0%

500,0%

В % к общему количеству привлеченных за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК)

 

0,01%

 

0,007%

 

0,01%

 

0,05%

В % к общему количеству привлеченных к ответственности по всем преступлениям за год

 

0,0004%

 

0,0003%

 

0,0008 %

 

0,004%

Таблица № 10. Состояние и тенденции всей официально зарегистрированной преступности, связанной с криминальным бегством капиталов за границу России (по ст.ст.188, 193 УК)

 

1997

1998

1999

2000

Количество возбужденных уголовных дел

3403

3593

4153

4603

В % к 1997 году

-

105,6%

122,0%

135,3%

В % к предыдущему году

-

105,6%

115,6%

110,8%

В % к экономической преступности (гл. 22 УК)

 

5,5%

4,2%

 

3,5%

2,9%

В % ко всей преступности за год

0,14%

0,14%

0,14%

0,16%

Количество лиц, привлеченных к ответственности

1784

1658

1797

1727

В % к 1997 году

-

92,9%

100,7%

96,8%

В % к предыдущему году

-

92,9%

108,4%

96,1%

В % к общему количеству привлеченных за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК)

 

 

 

4,3%

 

 

 

2,7%

 

 

 

2,0%

 

 

 

1,4%

В % к общему количеству привлеченных к ответственности по всем преступлениям за год

 

 

0,13%

 

 

0,11%

 

 

0,1%

 

 

0,1%

 

Таким образом, основные выводы проведенного исследования официальных статистических данных по состоянию бегства за границу сводятся к следующим:

1/ на противодействие бегству капиталов за границу России направлено две уголовно-правовые нормы, предусмотренные ст. ст. 188 (частично) и 193 УК. В исследовании учитывались данные официальной статистики по всей ст. 188 УК (контрабанда), что свидетельствует о достаточно высокой погрешности абсолютных показателей состояния анализируемой преступности. Однако получить точные данные о том количестве уголовных дел, которые были возбуждены только по контрабандному вывозу из России валюты, ценных бумаг, драгоценных металлов и драгоценных камней, и других капиталов в рамках осуществляемого гранта не представляется возможным;

2/ анализируемые преступления составляют незначительную часть в общей структуре преступности, в среднем это одна десятая процента от общего количества возбужденных уголовных дел;

3/ в структуре экономической преступности, подпадающей под гл. 22 УК – преступления в сфере экономической деятельности, доля преступлений, направленных на противодействие бегству капиталов за пределы России, также незначительна. При этом наблюдается отчетливая и постоянная тенденция к ее снижению: от 5,5% в 1997 г. до 2,9% в 2000 г. Указанная тенденция порождена подобной же тенденцией в контрабандной преступности. Что касается отдельно преступности, заключающейся в невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте, ее доля в структуре экономической преступности незначительно, однако постоянно растет;

4/ в целом по этой категории преступности с 1997 г., т.е. года вступления в действие УК РФ 1996 г., фиксируется постоянный рост количества возбужденных уголовных дел, который обеспечивается постоянным ростом, как количества фактов выявленной контрабанды, так и количества фактов выявленного невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте. Особенно значительным является рост количества возбужденных уголовных дел по ст. 193 УК, которые, однако, в абсолютных цифрах измеряются менее, чем в трех сотнях дел в целом по России;

5/ темпы прироста анализируемой преступности к предыдущему году, достаточно высокие в 1998 и 1999 годах, особенно по невозвращению из-за границы средств в иностранной валюте, в 2000 г. заметно снизились; по ст. 193 УК – почти вдвое;

6/ количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления, связанные с бегством капиталов из России, в абсолютном и процентном выражении за период с 1997 по 2000 годы какими-то постоянными тенденциями не характеризуется; в отдельные годы наблюдался как спад, так и рост (незначительный) количества привлеченных. Отсутствуют выраженные тенденции к росту фактов привлечения к уголовной ответственности и отдельно по контрабанде и по невозвращению из-за границы средств в иностранной валюте (по последнему составу рост наблюдается только в течение 1999 и 2000 годов);

7/ в то же время наблюдается отчетливая тенденция к снижению доли привлеченных к уголовной ответственности за анализируемые преступления в общей структуре привлеченных к уголовной ответственности за год (с 0,13% в 1997 г. до 0,1% в 2000 г.) и в структуре лиц, привлеченных к ответственности за экономические преступления, предусмотренные гл. 22 УК (с 4,3% в 1997 г. до 1,4% в 2000 г.). Эта тенденция, опять-таки, порождена тенденцией доминирующей в структуре этой преступности преступности контрабандной.

Соответственно сказанному, можно констатировать постоянный рост преступности, связанной с бегством капиталов за границу, начиная с 1997 г. по 2000 г., с одновременными тенденциями к снижению доли этой преступности в общей структуре преступности и в структуре экономической преступности и к снижению доли привлеченных к уголовной ответственности за год по всей преступности в целом и по экономической преступности, в частности.

Глава 2. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ЯВЛЕНИЯ “БЕГСТВО КАПИТАЛОВ ЗА ГРАНИЦУ РОССИИ”

§ 1. Понятие бегства.

В самом общем виде бегство капиталов за границу России представляет собой отток, перемещение капиталов различного происхождения с территории Российской Федерации на территорию любого другого государства и размещение его на этой территории с использованием, опять-таки, различных способов.

Определимся, исходя из вышеприведенной дефиниции, в понятиях.

Бегство капиталов за границу России означает, прежде всего, их фактический вывоз за пределы Российского государства. Думаю, что под бегство не подпадает смена российского собственника на иностранного (например, продажа доли в собственности, продажа всего предприятия в целом российским бизнесменом иностранному партнеру) в том случае, если капиталы остаются на территории России, но фактически переходят в собственность иностранного государства. Подобная ситуация может расцениваться как вполне законная, легальная, или незаконная, даже преступная, однако к бегству капиталов за границу она отношения не имеет. Если капитал остается на территории России, государство получает от этого экономическую выгоду в виде налогов, инвестирования капиталов в российскую экономику и, тем самым, в виде ее развития и укрепления.

Нельзя относить к бегству капиталов за границу и перевод рублевых запасов, капиталов, в валютные, если эти капиталы остаются на территории России. Даже если они не помещены на банковские счета, хранятся, по образному выражению, “в чулках”, и не работают не только на официальную экономику России, но и на своего собственника, бегство капиталов за границу отсутствует; капитал находится в России.

Под понятие “бегство капиталов за границу России” подпадает также невозвращение на территорию России капиталов, образовавшихся на территории другого государства в результате, например, хозяйственной деятельности, если собственник (законный владелец) капитала – российский гражданин или лицо без гражданства, гражданин другого государства, постоянно проживающие на российской территории.

Таким образом, бегство капиталов за границу России представляет собой их фактический вывоз за пределы российской территории и невозвращение капиталов в Россию, если они фактически – по собственнику или законному владельцу – являются российскими.

§ 2. Место бегства.

Место вывоза капитала за границу России, или место, где размещается, откуда не возвращается капитал, - конкретное иностранное государство – значения не имеет. Теоретически это могут быть даже государства, входящие в СНГ (бывшие советские республики); однако чаще это государства, входящие в так называемые оффшорные зоны, и развитые в экономическом отношении государства. Оффшорные государства, при этом, используются обычно как одна из ступенек по отмыванию капиталов, добытых преступным путем. По мнению заместителя председателя Центрального банка России В. Мельникова, местом утечки капиталов часто служат такие оффшорные территории, как “Полинезийские, Сейшельские острова, Науру, Анаута, Палау и прочая тропическая экзотика”.

Очевидно, что место размещения капитала зависит от его происхождения. Легальный капитал, полученный законным путем, чаще размещается в экономически развитых государствах. Напротив, капитал, приобретенный полузаконными или незаконными способами, прячется в оффшорных зонах, в которых отсутствует строгий контроль за происхождением капиталов.

§ 3. Способы бегства.

Само “бегство” - фактический вывоз капиталов за границу или их невозвращение оттуда - может осуществляться разными способами. Так, на брифинге “Бегство капиталов за границу: причины и пути решения проблемы”, проведенном в начале 1998 г. заместителем начальника ГУЭП МВД России генерал-майором милиции Шалениовым К.Л., начальником отдела ГУЭП МВД России полковником милиции Степановым О.П., начальником отдела ГУЭП МВД России полковником милиции Даниловым Н.Н., выделялись два основных канала бегства капиталов за границу: 1/ невозврат валютных средств, полученных от экспортно-импортных операций, и 2/ осуществление незаконных трансфертных валютно-финансовых операций и неконтролируемый вывоз наличной валюты за рубеж гражданами России и иностранцами. По мнению МВД, заявленному в 2000 г., основными каналами, используемыми для вывоза средств, являются липовые контракты на импорт с фирмами-однодневками.

П. Вестин отмечает: “Значительная часть финансовых средств переводится из России за границу по каналам торговых операций путем заключения фиктивных контрактов, а также путем завышения сумм импортных и занижения сумм экспортных сделок”.

По мнению академика Л. Абалкина, наиболее распространенной моделью утечки капитала является оформление продажи сырьевых ресурсов дешевле мировых цен с последующим дележом разницы между участниками сделки.

Заместитель председателя Центрального банка России В. Мельников выделяет следующие классические способы вывоза капиталов за границу: 1/ занижение в документах цены экспортного товара, который в оффшорной зоне оплачивается зарубежным партнером по мировым ценам. Разница остается на личном счету российского поставщика в добротном оффшорном банке; 2/ завышение в контракте показателей качества экспортного товара с одновременным завышением размера штрафа на тот случай, если товар не соответствует указанному качеству. Поскольку товар действительно не соответствует заявленному качеству, российский экспортер выплачивает за границу значительный штраф, оседающий на его личном зарубежном счету, чаще всего — в оффшоре; 3/ завышение зарубежным партнером по договоренности процентной ставки за валютный кредит, предоставленный российской стороне (иногда - до 50% годовых). Под видом выплаты процентов российский должник переводит за границу значительные денежные средства.

Начальник отдела управления платежного баланса Банка России В. Орешкин полагает, что “утечка капитала, в основном, осуществляется в формах покупки гражданами России недвижимости за рубежом, открытия резидентами (как юридическими, так и физическими лицами) счетов в иностранных банках и приобретения акций иностранных компаний без получения лицензий в ЦБ”. Кроме того, существуют и чисто криминальные способы утечки.

Авторы электронного учебника по инновационному учебному курсу “Теневая экономика и экономическая преступность”, созданному при поддержке Института Открытое Общество. Фонд Содействия (Фонда Сороса), называют следующие основные способы утечки капиталов: 1/ невозврат в страну экспортной валютной выручки; 2/ необоснованные авансовые перечисления в счет фиктивных контрактов на поставки в страну товаров и оплаты фиктивных импортных услуг (информационных, маркетинговых, консалтинговых, комиссионных и пр.); 3/ манипуляции с ценами при безвалютных товарообменных сделках (бартерных, клиринговых, компенсационных и т.п.) с последующим инвестированием за рубежом части средств; 4/ занижение цен при экспорте и завышение цен при импорте товаров и услуг; 5/ внесение страхового депозита в иностранный банк с формальным намерением получить кредит при последующем отказе от него; 6/ создание оффшорных компаний для вывода части прибыли из-под налогообложения; 6/ злоупотребления при получении иностранной финансовой помощи с оседанием за рубежом до 1/3 выделенных сумм; 7/ нарушение финансовой дисциплины при оплате экспортных поставок (оплата контракта с просрочкой с сокрытием процентов); 8/ предоставление отсрочки по оплате экспортной продукции (фирменный кредит); 9/ использование международных перестраховочных операций; 10/ осуществление незаконных трансфертных валютно-финансовых операций; 11/ трансферты при теневом финансировании импортных операций и снижения налоговых платежей; 12/ неконтролируемый вывоз наличной валюты за рубеж гражданами России и иностранцами (в 1998 г. более 100 тыс. человек вывезли за рубеж суммы, равные или превышающие 10 тыс. долларов. Всего же, по данным Государственного таможенного комитета, физическими лицами было вывезено за рубеж не менее 10,6 млрд. долларов).

По мнению А. Е. Лебедева, президента Национального инвестиционного совета и президента Национального резервного банка России, к способам бегства капиталов за границу России относятся: 1/ сокрытие экспортной выручки в иностранных банках путем занижения экспортных цен по сравнению с мировыми и экспорт конечной продукции под видом сырья; 2/ фиктивные импортные контракты; 3/ создание фиктивной задолженности перед подконтрольными юридическими лицами за рубежом; 4/ операции по продаже за рубежом ценных бумаг (акций, облигаций) ниже рыночной стоимости; 5/ валютные операции, включая форвардные, для вывода из банков активов; 6/ выдача заведомо невозвратных кредитов, в том числе вексельных; 7/ лжебанкротства банковских учреждений, сопровождаемые выводом средств на заграничные счета.

Приведенные выше конкретные разновидности способов утечки капиталов за границу, на мой взгляд, могут быть сведены к следующим основным: 1/ банковскому, осуществляемому путем переводов и иных банковских операций в отношении денежных средств, находившихся на счетах в российских банках, повлекших их зачисление на счета в иностранных банках; 2/ способу вывоза наличной и иной (находящейся, например, на кредитных карточках, в дорожных чеках и т.п.) валюты и валютных ценностей, ценных бумаг при пересечении границы России, при следовании за границу Российской Федерации; 3/ невозвращению полученной от экономической деятельности, осуществляющейся за пределами России, валюты на территорию Российской Федерации; 4/ ведению заведомо невыгодной для российского партнера официальной экономической деятельности с иностранными партнерами или российскими предприятиями, размещенными за границей, с одновременным получением валютной неофициальной выгоды за пределами России и ее размещением там; 5/ способу использования телеграфных и иных небанковских переводов денежных средств за рубеж. Часто для осуществления вывоза капиталов за границу используется несколько способов одновременно.

Если оценивать способы бегства капиталов с точки зрения их соответствия законодательству, можно выделить: 1/ законные способы (например, вывоз продекларированной валюты, или законных капиталов с помощью кредитной карточки, или создание предприятий с определенным капиталовложением в них за рубежом в соответствии с российским законодательством, и т.д.); 2/ незаконные, но не преступные способы (к ним следует отнести контрабандный вывоз капиталов, не подпадающий под уголовно-правовое понятие контрабанды, невозвращение валютной выручки из-за границы на сумму, недостаточную для признания деяния преступным, т.е. не свыше 10 тысяч МРОТ, финансовые и банковские нарушения, не являющиеся преступными, по порядку перевода капиталов за границу с использованием банковских операций, и др.); 3/ преступные способы бегства (по российскому уголовному законодательству их два – контрабанда (ст. 188 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК)).

§ 4. Понятие капиталов.

Понятие “капиталы”, на мой взгляд, здесь в основном (основываясь на сущности явления “бегство капиталов за границу”) образовано капиталом в виде наличных и безналичных денежных средств в любой, преимущественно, нероссийской валюте, а также в виде ценных бумаг, в том числе, бездокументарных. Капиталы могут быть представлены также иными валютными ценностями, например, драгоценными камнями или драгоценными металлами, сырьевыми ресурсами, и т.п. Хотя, думаю, это происходит достаточно редко. Даже в том случае, когда капиталы вывозятся в форме иных валютных ценностей, последние за границей реализуются с целью получения денежных средств в иностранной валюте (как было, например, в известном деле “Голден ада”).

Думаю, что в явлении “бегство капиталов за границу России” речь идет только о тех капиталах, которые могут “работать” в Российской Федерации, т.е. капиталов, образованных в результате 1/ законной деятельности, 2/ незаконной, но не преступной деятельности (в результате, например, финансовых, банковских, таможенных, валютных, налоговых и иных правонарушений), 3/ преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности (предусмотрены гл. 22 УК РФ). Можно, таким образом, говорить о преступном характере происхождения некоторых бегущих капиталов.

На этой последней категории капиталов следует остановиться особо. Полагаю, что в понятие капиталов, которые бегут из России, следует включать капиталы, появившиеся в результате так называемой “серой” теневой экономики. Это капиталы, образовавшиеся в результате совершения таких преступлений, как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК), лжепредпринимательство, не связанное с совершением хищений и иных преступлений, не подпадающих под гл. 22 УК (ст. 173 УК – частично), незаконное получение кредита (ст. 176 УК), невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК), весь спектр налоговых преступлений (ст. ст. 194, 198 199 УК), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК). В немалой степени появление таких капиталов обусловлено экономической политикой Российского государства, правильнее сказать, ее изъянами и издержками. Экономическое законодательство России на протяжении практически всех 90-х годов 20-го столетия было крайне невыгодно для субъектов экономической деятельности; важнейший принцип экономической деятельности, согласно которому любому ее субъекту должно быть выгоднее экономически не нарушать закон, соблюдать его, вообще не закладывался в экономические законы. Проводился в жизнь – и то, крайне непоследовательно, - принцип выгоды государства и приоритетной защиты его экономических и иных интересов. К этому принципу на законодательном уровне стали обращаться только сейчас; речь идет, прежде всего, об изменениях в налогообложении, введении единого 13-ти процентного налога, который некоторые исследователи сравнивают с экономической амнистией.

Что касается капиталов, полученных в результате совершения других преступлений, например, в результате хищений, преступлений, связанных с преступным оборотом оружия, радиоактивных веществ или ядерных материалов, наркотических средств или психотропных веществ, и т.д., они, на мой взгляд, ни при каких условиях не могут быть возвращены в официальную экономику в таком виде, без изменения их статуса. Подобные капиталы должны быть безусловно конфискованы. Поэтому понятие “бегство капиталов за границу России” на такие капиталы не распространяется; в отношении них действует федеральное российское и международное законодательство о противодействии легализации (отмыванию) капиталов, приобретенных преступным путем. По этому поводу в 2000 г. на завтраке с испанскими предпринимателями точно заметил Президент России В.В. Путин: “На Западе часто путают два понятия: отмывание денег и утечка капитала”.

Таким образом, преступный характер происхождения бегущего капитала означает, что капитал, “убежавший” позже за границу России, появился в результате совершения отдельных преступлений в сфере экономической деятельности.

§ 5. Виды бегства капиталов.

Совершенно очевидно, что бегство капиталов далеко не однородное явление. Оно включает в себя полностью криминальные виды, незаконные, но не преступные разновидности, и совершенно легальные формы утечки капиталов за пределы России.

Криминальные виды бегства капиталов за пределы Российской Федерации.

Криминальное бегство капиталов за пределы Российской Федерации может быть преступным или по причине преступного характера происхождения капиталов, или по причине преступного способа утечки капиталов за границу (понятия приведены выше); возможно и сочетание того и другого.

В свою очередь, на мой взгляд, можно различать несколько относительно самостоятельных разновидностей криминального бегства капитала из страны. Такими являются:

1/ бегство, преступное как по способам осуществления, так и по происхождению капиталов (например, вывоз из России контрабандным способом, подпадающим под понятие уголовно-наказуемой контрабанды, капиталов, полученных в результате преступного незаконного предпринимательства);

2/ бегство, непреступное по происхождению капиталов, но преступное по способам его осуществления (например, вывоз из России контрабандным способом, подпадающим под понятие уголовно-наказуемой контрабанды, капиталов, полученных в результате законной экономической деятельности; невозвращение в Россию валюты в сумме, превышающей 10 тысяч МРОТ, заработанной в результате законной экономической деятельности за пределами России);

3/ бегство, преступное по происхождению капиталов, но непреступное по способам его осуществления (например, вывоз из России законным способом – путем декларирования валюты или с помощью кредитных карточек - капиталов, полученных в результате преступного незаконного предпринимательства; или вывоз из России контрабандным способом, не подпадающим под понятие уголовно-правовой контрабанды, тех же самых капиталов).

Незаконные, но не преступные разновидности бегства капиталов за пределы Российской Федерации.

Эти виды бегства капиталов могут быть подразделены на следующие группы:

1/ бегство, незаконное, но не преступное, как по способам осуществления, так и по происхождению капиталов (например, вывоз из России контрабандным способом, не подпадающим под понятие уголовно-правовой контрабанды, т.е. в результате контрабанды – таможенного правонарушения, капиталов, образовавшихся при совершении налоговых, таможенных, предпринимательских или иных правонарушений, не являющихся преступными);

2/ бегство, законное по характеру происхождения капиталов, но незаконное, но не преступное, по способам его осуществления (например, вывоз из России контрабандным способом, не подпадающим под понятие уголовно-правовой контрабанды, т.е. в результате контрабанды – таможенного правонарушения, капиталов, образовавшихся от законной предпринимательской деятельности);

3/ бегство, незаконное, но не преступное, по происхождению капиталов, но законное по способам его осуществления (например, вывоз из России законным способом – путем декларирования валюты или с помощью кредитных карточек и т.п. - капиталов, полученных в результате незаконного предпринимательства, не являющегося, тем не менее, преступным).

Легальные формы утечки капиталов за пределы России.

Это законные разновидности бегства капиталов за пределы России. Они имеют место тогда, когда и капитал получен в результате полностью легитимной – законной – деятельности, и способы вывоза его за границу или невозвращения капитала в Россию абсолютно законны. Очевидно, что сюда относится законное инвестирование российских капиталов в экономику других стран, внешнеэкономическая деятельность хозяйствующих субъектов, осуществляемая в полном соответствии с российским законодательством, и др. (например, размещение в зарубежных банках легальным российским собственником легальных же средств, полученных от экономической деятельности, что в настоящее время разрешено, хотя и со многими условиями и оговорками, российским законодательством).

§ 6. Признаки бегства капиталов за границу России.

Таким образом, на основании изложенного выше, можно сформулировать следующие признаки бегства капиталов за границу России:

1/ бегство капиталов за границу России представляет собой их фактический вывоз за пределы российской территории и невозвращение капиталов в Россию, если они фактически – по собственнику или законному владельцу – являются российскими;

2/ место вывоза капитала за границу России, или место, где размещается, откуда не возвращается капитал, - конкретное иностранное государство – значения не имеет и может быть любым;

3/ способы бегства капиталов могут быть законными, незаконными, но непреступными, преступными;

4/ к преступным способам бегства капиталов за границу по российскому уголовному законодательству относятся контрабанда (ст. 188 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК);

5/ “бегущие” капиталы обладают двумя обязательными признаками: а) они могут иметь любую форму выражения, однако чаще представлены денежными средствами в иностранной валюте; б) они появились в результате законной деятельности; незаконной, но не преступной деятельности; преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности (предусмотрены гл. 22 УК РФ);

6/ понятие “бегство капиталов за границу России” на капиталы, полученные в результате совершения других преступлений (например, от незаконного оборота наркотиков), не распространяется; в отношении них действует федеральное российское и международное законодательство о противодействии легализации (отмыванию) капиталов, приобретенных преступным путем;

7/ бегство капиталов за границу России включает в себя полностью криминальные виды, незаконные, но не преступные его разновидности, и совершенно легальные формы утечки капиталов за пределы России.

 

Глава 3. СОЦИАЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ И ПРИЧИНЫ БЕГСТВА КАПИТАЛОВ ЗА ГРАНИЦУ РОССИИ.

§ 1. Об опасности бегства и характере ущерба, им причиняемом.

Бегство капиталов за границу – явление для России не новое. По свидетельству профессора, декана исторического факультета СПбГУ И. Фроянова, “даже беглый взгляд на последний 300-летний отрезок нашей истории позволяет утверждать, что всякий раз смута на Руси оборачивалась для Запада невиданными барышами”; капитал бежал на запад во времена петровских реформ, в период отмены крепостничества, на рубеже 19 и 20 веков, в преддверии социалистической революции, и т.д.

Бегство капиталов за границу не относится к типично и только к российским явлениям. В той или иной мере оно известно практически каждому государству, особенно государству с нестабильной, ослабленной экономикой. Как справедливо отмечали члены экспертного совета Рабочего центра экономических реформ при Правительстве России, в этом смысле “Россия отличается от других только многообразием форм перемещения капитала за границу, его необратимостью да стойким недоверием инвесторов к рублю”.

Для сохранения и наращивания своего капитала его собственник или владелец перемещает капитал туда, где условия для его размещения являются более комфортными, по сравнению со своим государством. Однако если для экономически развитых государств отток капитала не страшен и проблемой не является, и, кроме того, часто уравновешивается притоком иностранного капитала, то для экономически слабых государств бегство национального капитала только усугубляет и без того непростую экономическую действительность. По точному замечанию авторов электронного учебника по инновационному учебному курсу “Теневая экономика и экономическая преступность”, созданному при поддержке Института Открытое Общество. Фонд Содействия (Фонда Сороса), если “отток капиталов превалирует над их притоком, то применительно к странам с реформируемой и, в частности, с переходной экономикой это, как правило, означает реальное сокращение ресурсов для экономического роста”. Он “ограничивает свободу действий правительства в проведении оптимального хозяйственного курса, дестабилизируя систему макроэкономического регулирования … и подрывая фискальную дисциплину”. В России “отлив капиталов затянул процесс финансовой стабилизации…, значительно отодвинул во времени перспективу возобновления экономического роста, усилил ее зависимость от иностранных займов и создал угрозу критического нарастания величины издержек по обслуживанию внешнего долга. Либерализация внешнеэкономической деятельности и связанная с ней возможность бесконтрольного вывоза капитала усиливала стимулы для правонарушений и преступлений на внутреннем рынке”. По образному выражению экономиста В. Замараева, “российская экономика представляет собой дырявое решето: сколько ни черпай, столько же, а то и больше, опять утекает”.

Как правило, никто не оспаривает тезиса об опасности такого явления, как бегство капиталов за границу, для экономически недостаточно сильных государств, в том числе, и для России. Следует отметить, в то же время, что на “круглом столе” в Национальном инвестиционном совете, прошедшем в середине 2001 года и посвященном проблеме утечки капитала за рубеж, его участники, хотя и пришли к выводу, что бегство капитала из России - проблема номер один для отечественной экономики, однако высказали и суждения о том, что отток капитала - вещь далеко не однозначная и не всегда вредная для отечественной макроэкономики, поскольку в стране ощущается переизбыток валюты, полученной в результате экспортных операций.

По мнению А. Е. Лебедева, президента Национального инвестиционного совета, президента Национального резервного банка России, ущерб от утечки капиталов за рубеж состоит, в основном, в следующем: 1/ государство не может собирать в полном объеме налоги и пошлины; 2/ отечественные средства инвестируются не в стране, а за ее пределами; 3/ ухудшается инвестиционный климат, вследствие чего нет притока иностранных капиталовложений; 4/ криминальный капитал коррумпирует государственную власть, подкупая чиновников для проведения незаконных операций; 5/ “страдает мораль - общество строится на принципах лицемерия. Например, все знают о том, что значительная часть выручки от экспорта остается за рубежом, но для борьбы с этим ничего не делается”.

Подводя некоторые итоги, сформулируем основные проявления (свидетельства) опасности для национальной экономики России бегства капиталов за ее пределы. Они, на мой взгляд, сводятся к следующим: 1/ экономическая опасность, которая проявляется в совокупности характеристик (отсутствие возможного в гораздо больших размерах внутреннего инвестирования экономики, необходимость дополнительного зарубежного инвестирования национальной экономики, неполучение государством налогов от налогообложения бежавших капиталов, и др., приводящее в конечном итоге к дальнейшему ослаблению экономики); 2/ политическая опасность (она состоит в том, что растущий и высокий уровень бегства капиталов за границу свидетельствует не только об экономической слабости, но и о политической нестабильности российского государства. Недоверие российских капиталовладельцев к своему государству, к тому, что оно может реально гарантировать сохранность их капиталов, оборачивается снежным комом и влечет такое же недоверие к нему иностранных партнеров, и, как следствие, отказ от возможных инвестиций и т.д.); 3/ социальная опасность (ослабление и без того низких показателей экономического состояния России приводит к возрастанию социальной напряженности в обществе, к недовольству населением политикой государства, многократно усиливающемуся еще и тем фактом, что привлечение к любой ответственности – гражданской, уголовной, административной, налоговой и т.д. даже за криминальный вывоз капитала является единичным); 4/ опасность возрастания реального уровня экономической и коррупционной преступности (уход от ответственности является мощным криминогенным фактором; он делает привлекательным и безопасным бегство капиталов за границу, которое часто совершается или влечет за собой совершение целого спектра преступлений: налоговых, различных фальсификаций (подделок) документов, коррупционных, прежде всего, взяточничества и коммерческого подкупа, и т.д.).

Отдельно следует оговорить структуру экономического вреда, причиняемого бегством капиталов за границу России. Убежавшие капиталы представляют собой своего рода упущенную государством экономическую выгоду, поскольку вместо того, чтобы быть инвестированными, размещенными в легальной экономике России, они служат, в основном, зарубежному банковскому капиталу. Экономический вред, причиняемый государству бегством капиталов, выражается, таким образом, не в прямом положительном ущербе (уменьшении государственного капитала), поскольку государству такой капитал не принадлежит, и его судьба определяется собственником или законным владельцем, а в упущенной выгоде.

§ 2. Причины бегства капиталов.

По вопросу причин существования такого явления, как бегство капиталов за границу России, высказано громадное количество авторитетных мнений. Часто в главном они сходятся, хотя наблюдаются и различия в позициях. Продемонстрирую основной спектр мнений.

Так, основными причинами утечки капиталов из России специалисты Центрального банка России называют неустойчивую экономическую и политическую ситуацию в стране, криминализацию и коррумпированность экономики, ее долларизацию, а также высокий уровень налогового бремени и неплатежей в экономике.

Руководитель рабочего Центра экономических реформ Правительства Российской Федерации В.А. Мау полагает, что утечку капиталов из России определяют два основные фактора: 1/ главный, макроэкономический – “вложение в Россию до тех пор, пока сохраняются высокие политические риски и высокое недоверие к финансовой системе, естественно, бессмысленно: как держать деньги здесь, если этот банк завтра может закрыться?”; 2/ слабость российского государства. “Институты государства Россия создавала заново после 1991 года. В реформы Россия в отличие от всех других стран … вошла без государственных институтов и создавала их параллельно с экономическими реформами”.

В докладе Российско-европейского центра экономической политики (РЕЦЭП) “Экспортная выручка: репатриация или экспроприация?” отмечалось: “Бегство капитала — это проблема, порожденная отсутствием инвестиционных возможностей и неблагоприятными условиями для бизнеса и инвестиционной деятельности”.

По замечанию председателя  Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам А. Шохина, “основная часть российских капиталов за рубежом — это деньги, вывезенные из России по причине чрезмерного налогового гнета, неустойчивого законодательного режима, засилья чиновничества и т. д.”.

Авторы электронного учебника по инновационному учебному курсу “Теневая экономика и экономическая преступность”, созданному при поддержке Института Открытое Общество. Фонд Содействия (Фонда Сороса), называют следующие основные причины бегства капиталов за границу: 1/ общие неблагоприятные условия формирования экономического и инвестиционного климата в стране (падение темпов роста и инвестиционной активности, нарастание политической нестабильности, сокращение емкости рынка, высокий бюджетный дефицит, слабость национальной валюты, неразвитость инфраструктуры финансовых рынков и др.); 2/ чрезмерно энергичные меры и рецепты по либерализации российской экономики, навязанные нам по линии мировых финансовых институтов, прежде всего МВФ; 3/ последствия проводимого в стране хозяйственного курса, в том числе во внешнеэкономической сфере: возрастание налогового бремени, ожидание девальвации национальной валюты, жесткая кредитная политика и др. (политика завышенного курса рубля, длительное время проводимая Центральным Банком РФ, стимулирует вложение средств в дешевый доллар и отток капитала из страны); 4/ чрезмерно высокий уровень фискальных ставок и неэффективность системы начисления и взимания налогов, низкое качество налогового законодательства; 5/ недоверие бизнеса к правительству, а населения - к банкам и иным финансовым институтам, деятельность которых связана с распоряжением активами вкладчиков; 6/ криминализация экономической деятельности, безопасность и высокая эффективность легализации доходов преступного происхождения посредством внешнеэкономических операций; 7/ высокие риски рыночного обесценения капитальных активов; 8/ неопределенность российских границ с бывшими союзными республиками; 9/ отсутствие четкого регулирования легального экспорта капитала из России; 10/ активное участие в оттоке российского капитала за рубеж крупного сегмента финансово-банковской системы Запада (участие в приеме российских капиталов, обучении российских банкиров умению работать в оффшорах, содействие в реализации двойных и фиктивных внешнеторговых контрактов с завышенными ценами и т.п.).

Думаю, что основные причины бегства капиталов за пределы России лежат в экономической сфере и объясняются экономическими интересами собственников или законных владельцев бегущих капиталов. В свою очередь, эти экономические интересы формируют: 1/ стремление сохранить свои капиталы; 2/ стремление приумножить эти капиталы, заставить их работать; 3/ стремление уйти от необходимости уплачивать с существующих капиталов высокие налоги; 4/ стремление легализовать свои капиталы, полученные не всегда законным путем, с тем, чтобы можно было передать их по наследству, распорядиться ими официально; 5/ стремление получить с капиталов более высокий доход, чем это возможно на территории России, и т.д.

Все остальные причины бегства капиталов за границу носят, по моему глубокому убеждению, производный от экономических причин характер. В механизме поведения собственника или владельца бежавших капиталов всегда есть экономическая мотивация, именно она предопределяет его поведение в отношении размещения капиталов за границей России.

Следует отметить, что, как и любое другое человеческое поведение, поведение собственника или владельца бежавших капиталов объясняется взаимодействующей по своим законам совокупностью экономических и производных от них причин, которая никогда не сможет быть выделена и познана до конца даже в конкретном случае. Иное означало бы упрощенческий, примитивный подход к проблеме причин бегства капиталов за границу. Поэтому механизм поведения собственника или владельца бежавших капиталов обусловлен всеми названными выше различными экспертами факторами, и множеством не названных факторов. В их числе, на мой взгляд, нужно выделить криминогенность российского экономического законодательства, о которой говорят явно недостаточно, и о которой в настоящем исследовании будет сказано особо.

§ 3. Криминогенность российского экономического законодательства.

Одним из факторов, непосредственно воздействующих на бегство капиталов за границу России, является, на мой взгляд, качество российского экономического законодательства и, прежде всего, законодательства валютного. Любой законодательный акт принимается для позитивного урегулирования какой-либо существующей в обществе проблемы; соответственно, и последствия, которые прогнозируются и планируются от введения его в действие, относятся к числу позитивных, содержащих в себе решение проблемы. К сожалению, сложность и взаимопереплетение, взаимодействие механизмов общественных отношений, всегда на практике приводят к тому, что наряду с последствиями благоприятными, ожидаемыми, появляются от введения нового закона в действие и последствия негативные, последствия, которые вообще не просчитывались, или же просчитывались, но их невозможно было избежать.

Если анализировать криминальное бегство капиталов за границу, можно говорить о криминогенности позитивного экономического законодательства, его негативном воздействии на проблему оттока капиталов. Дело в том, что уголовное законодательство и, прежде всего, посвященное борьбе с экономической преступностью (криминальное бегство капиталов – это экономические преступления), неразрывно – через так называемые бланкетные диспозиции статей закона – связано с позитивным – гражданским, банковским, валютным, другим законодательством. Изменение этого последнего неизбежно приводит к изменению содержания уголовной ответственности и к необходимости изменения толкования конкретной уголовно-правовой нормы. Позитивное законодательство, таким образом, в значительной степени определяет объем уголовной ответственности (пределы уголовного запрета): расширяет или сужает его. Соответственно, расширяется или сужается сфера преступного и конкретный вид преступности. Это качество позитивного законодательства может быть квалифицировано, как его потенциальная способность порождать криминогенное поведение.

Следует, в то же время, заметить, что криминогенность позитивного законодательства должна рассматриваться в двух смыслах, или на двух уровнях. Первый – очевидный – вытекает из содержания самого закона, определяется им. Это уровень сознательно допускаемой криминогенности, и в основном именно о нем шла речь выше. Второй – скрыт в законе, является его побочным, часто непросчитываемым последствием; он может быть назван латентной криминогенностью позитивного закона.

Допускаемая криминогенность позитивного законодательства напрямую участвует в криминализации и декриминализации общественно опасных деяний, т.е. в основных методах уголовно-правовой политики. Допускаемая криминогенность – необходимое зло во имя преобладания позитивных результатов правотворчества, в том числе таких, как положительное влияние принятого закона на преступность. При принятии любого законодательного акта предполагается просчет допускаемой криминогенности. С учетом этого законопроект должен подвергаться необходимой корректировке, или же, для купирования отрицательных последствий, требуется одновременное изменение уязвимого законодательства.

Латентная криминогенность свидетельствует о негативных аспектах правотворческой деятельности, открывает новые возможности для совершения преступлений, известных уголовному закону, повышает уровень существующей преступности.

Для того, чтобы свести к минимуму криминогенность позитивного законодательства, совершенно необходимо проведение криминологической экспертизы принимаемого закона. Под криминологической экспертизой понимают “процесс или результат оценки специалистами характера и степени влияния исследуемого объекта (отдельных его сторон) на преступность, ее факторы и последствия, личность преступника, а также на систему мер борьбы с преступностью”.

Вопрос о необходимости проведения криминологической экспертизы на государственном уровне был впервые поставлен в 1993 г. в постановлении Съезда народных депутатов Российской Федерации “О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией”. Однако обеспечивающего претворение в жизнь этого решения законодательства так и не было принято, хотя соответствующие законопроекты разрабатывались. Между тем, криминологическая экспертиза является одним из основных методов криминологической политики государства.

С сожалением приходится констатировать, что анализируемый метод криминологической политики по указанным выше причинам (отсутствию необходимой законодательной базы) еще не получил сколько-нибудь значительного распространения и влияния. Полагаю, между тем, что его широкое использование позволило бы своевременно устранять новые криминогенные факторы и положительно воздействовать на уже существующие.

Исходя из предложенных посылок, рассмотрим существующее валютное законодательство и его влияние на состояние криминального бегства капиталов за границу.

Согласно ст. 5 Закона РФ от 9.10.1992 г. с последующими изменениями и дополнениями “О валютном регулировании и валютном контроле”, резиденты могут иметь счета в иностранной валюте в уполномоченных банках. Иностранная валюта, получаемая предприятиями (организациями) - резидентами, подлежит обязательному зачислению на их счета в уполномоченных банках, если иное не установлено Центральным банком РФ. Резиденты могут иметь счета в иностранной валюте в банках за пределами Российской Федерации в случаях и на условиях, устанавливаемых ЦБ РФ. Порядок открытия и ведения уполномоченными банками счетов резидентов в иностранной валюте устанавливает Центральный банк Российской Федерации.

При этом устанавливается различный порядок открытия счетов в свободно конвертируемой валюте или в иностранной валюте, не отнесенной к таковой. (Свободно конвертируемая валюта – иностранная валюта, которая без ограничений обменивается на валюту другого иностранного государства при осуществлении текущих валютных операций (ст. 1)).

Ограничений, связанных с открытием счетов в иностранной валюте, не являющейся свободно конвертируемой, меньше. Согласно закону (ст. 5), резиденты могут иметь такие счета в банках за пределами территории России для расчетов по договорам международного строительного подряда, заключенным с субподрядчиками, выполняющими отдельные виды работ (услуг), расчетов, связанных с закупкой необходимых для исполнения указанных договоров товаров, и расчетов с командированными специалистами – гражданами РФ. Резиденты обязаны уведомить налоговые органы об открытии указанных счетов на основании указанных выше договоров и ежемесячно отчитываться перед ними о движении денежных средств на этих счетах с приложением банковских выписок по таким счетам.

В соответствии со ст. 6 закона РФ 1992 г., текущие валютные операции осуществляются резидентами без ограничений. К ним закон относит: а) переводы в РФ и из РФ иностранной валюты для осуществления расчетов без отсрочки платежа по экспорту и импорту товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности), а также для осуществления расчетов, связанных с кредитованием экспортно-импортных операций на срок не более 90 дней; б) получение и предоставление финансовых кредитов на срок не более 180 дней; в) переводы в РФ и из РФ процентов, дивидендов и иных доходов по вкладам, инвестициям, кредитам и прочим операциям, связанным с движением капитала; г) переводы неторгового характера в РФ и из РФ (ст. 1).

Валютные операции, связанные с движением капитала, осуществляются резидентами в порядке, устанавливаемом Центральным банком РФ. Такими операциями закон признает: а) прямые инвестиции, то есть вложения в уставный капитал предприятия с целью извлечения дохода и получения прав на участие в управлении предприятием; б) портфельные инвестиции, то есть приобретение ценных бумаг; в) переводы в оплату права собственности на здания, сооружения и иное имущество, включая землю и ее недра, относимое по законодательству страны его местонахождения к недвижимому имуществу, а также иных прав на недвижимость; г) предоставление и получение отсрочки платежа на срок более 90 дней по экспорту и импорту товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности); д) предоставление и получение финансовых кредитов на срок более 180 дней; е) все иные валютные операции, не являющиеся текущими валютными операциями (ст. 1).

При этом без ограничений осуществляются следующие валютные операции:

- расчеты за экспорт товаров, указанных в разделах 16, 17, 19 Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности РФ, при условии, что срок возврата валютной выручки от реализации этих товаров на экспорт не будет превышать три года с даты фактического пересечения этими товарами таможенной границы РФ;

- расчеты за производимые резидентами за пределами территории РФ строительные и подрядные работы, сроки платежа за которые в соответствии с условиями заключенных договоров превышают 90 дней, при условии, что срок возврата валютной выручки за произведенные строительные и подрядные работы не будет превышать пять лет с даты заключения такого договора;

- расчеты, связанные со взносами и выплатами по страхованию и перестрахованию, осуществляемыми в период срока действия соответствующего договора, при условии, что срок действия указанного договора не будет превышать пять лет с даты его заключения;

- переводы физическим лицом – резидентом иностранной валюты в РФ и из РФ на сумму, не превышающую 75 тысяч долларов США, осуществляемые в течение календарного года в целях приобретения физическим лицом – резидентом прав на ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте, в целях реализации им принадлежащих ему прав на указанные ценные бумаги. Переводы осуществляются через счет в уполномоченном банке, порядок открытия и ведения которого определяется законодательством РФ.

В законе специально оговаривается порядок различных способов вывоза валюты за пределы РФ. Так, в ст. 6 указывается, что физические лица - резиденты имеют право переводить, вывозить и пересылать из РФ ранее переведенные, ввезенные или пересланные в Российскую Федерацию валютные ценности при соблюдении таможенных правил в пределах, указанных в декларации или ином документе, подтверждающем их перевод, ввоз или пересылку в Россию (п. 6). Порядок вывоза и пересылки резидентами из Российской Федерации валютных ценностей, за исключением случаев, указанных в пункте 6 статьи, устанавливает Центральный банк РФ совместно с Государственным таможенным комитетом РФ.

Закон РФ устанавливает, что 50 процентов валютной выручки резидентов от экспорта товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) подлежат обязательной продаже через уполномоченные банки по рыночному курсу иностранных валют к валюте РФ на внутреннем валютном рынке РФ не позднее чем через семь календарных дней со дня поступления указанной валютной выручки в соответствии с порядком, устанавливаемым Центральным банком РФ.

Уже приведенные законодательные положения свидетельствуют, что криминогенность закона, посвященного валютному регулированию в России, очень высока, причем это криминогенность прямая, допустимая. Государственная позиция, согласно которой вся полученная предприятием-экспортером валютная выручка в обязательном порядке должна быть зачислена на счета в уполномоченных банках Российской Федерации и 50 % ее подлежит обязательной продаже, существенно ограничивает экономическую самостоятельность хозяйствующего субъекта, не выгодна ему, с учетом инфляционных процессов причиняет ему значительный материальный ущерб. В определённой степени само государство толкает хозяйствующих субъектов к нарушению действующего валютного законодательства, к сокрытию валютной выручки и невозвращению ее из-за границы.

Позитивный закон, вводящий ограничения в сфере валютного регулирования, поэтому, порождает отклоняющееся от нормы, которую он устанавливает, поведение хозяйствующих субъектов.

Таким образом, результат законодательной нормы – отклоняющееся поведение субъекта, которому эта норма предназначена. Это результат явно негативный. Позитивные результаты законодательных ограничений в сфере валютного регулирования связываются с сохранением или возвращением в страну легальных (заработанных законным путем) валютных средств с тем, чтобы они работали на российскую экономику. Обязательная продажа валютной выручки и строгий государственный контроль за валютным обращением предприняты государством в целях стабилизации курса рубля, создания условий для его конвертируемости, рационализации порядка расчетов экспортеров с государственным бюджетом. Перевешивают ли названные позитивные последствия последствие негативное? Может ли быть последнее признано злом необходимым?

Думаю, что на поставленные вопросы, принимая во внимание слабость и молодость рыночной экономики России, нужно ответить утвердительно.

В то же время признание преступным факта невозвращения из-за границы валютной выручки явно ошибочно. Криминализация подобного экономического поведения в основном влечет негативные последствия для экономических общественных отношений. Общественно-опасный характер невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте, обусловленный социально политически, не очевиден для руководителей предприятия; экономическая польза от такого деяния для всего предприятия часто перетягивает чашу возможного (не безусловно обязательного) привлечения к уголовной ответственности его руководителя. Превентивное воздействие нормы, предусмотренной ст. 193 УК РФ, не срабатывает. Привлечение же руководителя организации к уголовной ответственности часто оборачивается разрывом экономических связей этой организации с зарубежными партнерами и негативно сказывается на эффективности руководства хозяйствующим субъектом.

Более разумным, поэтому, было бы воздействие на руководителя предприятия сугубо экономическими методами.

Таким образом, основные выводы этого раздела исследования сводятся к следующим:

1/ Позитивный закон, вводящий ограничения в сфере валютного регулирования, порождает отклоняющееся от нормы, которую он устанавливает, поведение хозяйствующих субъектов, поскольку существенно ограничивает экономическую самостоятельность хозяйствующего субъекта, не выгоден ему, с учетом инфляционных процессов причиняет ему значительный материальный ущерб. Криминогенность российского валютного законодательства очень высока.

2/ В то же время на современном уровне развития российской экономики порождение валютным законодательством отклоняющегося поведения является необходимым злом во имя благих целей - стабилизации курса рубля, создания условий для его конвертируемости, рационализации порядка расчетов экспортеров с государственным бюджетом.

3/ Установление уголовной ответственности за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте ошибочно. Криминализация не выполняет своего предназначения. Способы противодействия нарушениям валютного законодательства должны быть строго экономическими.

Глава 4. СПОСОБЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ БЕГСТВУ КАПИТАЛОВ ЗА ГРАНИЦУ: ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ.

§ 1. Виды способов противодействия бегству капиталов и их классификация.

Поскольку, как было показано выше, бегство капиталов за границу представляет серьезную опасность для экономики России, постольку совершенно необходимо противодействие ему. В настоящее время уже на высшем государственном уровне есть понимание того, что для предотвращения утечки капиталов необходимы, прежде всего, изменения в экономической политике государства. На завтраке с испанскими предпринимателями в 2000 г. президент России В.В. Путин говорил об изменениях “определенных экономических условий в налоговом, таможенном, банковском секторе, чтобы предотвратить дальнейшую утечку и вернуть вывезенные за границу капиталы”.

О способах противодействия бегству капиталов за границу написано много; равно как и конкретных способов предлагается значительное количество. Рассмотрим некоторые из этих предложений.

Специалисты пытаются классифицировать способы противодействия бегству капиталов за границу. Так, по мнению доктора экономических наук М. Делягина, директора Института проблем глобализации, существует два “непримиримых подхода” к решению проблемы бегства капиталов за границу России: либеральный и административный. “Либеральный подход сводится, в основном, к призыву улучшать инвестиционный климат, в результате чего все частные проблемы (включая отток капитала) решаются сами собой”. Однако этот путь, по мнению автора, ведет к тому, что “рост притока валюты в страну, в том числе из-за сокращения ее оттока, либо укрепляет рубль, что подрывает национальную конкурентоспособность, либо вынуждает эмиссию ради сохранения стабильности валютного рынка”. Что касается административного подхода, то “попытки перекрытия конкретных каналов утечки капитала полезны, как всякие усилия по повышению культуры бизнеса, но не могут серьезно задержать отток капитала просто потому, что материальные ресурсы инфраструктуры его бегства … сопоставимы с государственными…, а интеллектуальные ресурсы этой инфраструктуры заведомо выше. Поэтому в рамках административного подхода … наиболее разумно временное введение госмонополии на стратегический экспорт (нефть и нефтепродукты, газ, уголь, электроэнергия, металлы), подобной существующей в экспорте оружия”. Однако и эта мера, по мнению М. Делягина, не по силам современному слабому российскому государству. Поэтому остается только устранять типично российские причины бегства капиталов (незащищенность собственности, политическую нестабильность, дефекты в общественной психологии) с одновременными государственными гарантиями крупных инвестиционных проектов в стратегических экспортных отраслях и системах жизнеобеспечения.

Авторы электронного учебника по инновационному учебному курсу “Теневая экономика и экономическая преступность”, созданному при поддержке Института Открытое Общество. Фонд Содействия (Фонда Сороса), также выделяют два основных подхода к противодействию бегству капиталов за границу, называя их условно либерально-рыночным и административно-государственным. С точки зрения первого подхода, проблема бегства капиталов за границу “разрешится сама собой по мере продвижения рыночных реформ, нормализации ситуации в области налогообложения и общего улучшения условий инвестиционного климата в России”. Второй подход, как отмечают авторы учебника, характерный для российских внешнеэкономических ведомств, некоторых федеральных служб и ряда российских ученых, заключается в необходимости усиления государственного контроля над валютными и внешнеэкономическими операциями и принятия целенаправленных мер (в том числе законодательных) по борьбе с правонарушениями и коррупцией в этой области. Свой вариант решения проблемы авторы видят в одновременном принятии комплекса общих и специальных мер. К общим, при этом, они относят, например, целенаправленное улучшение инвестиционного и предпринимательского климата, создание критической массы доверия к правительству и финансовым институтам; укрепление доверия к российской экономике посредством обеспечения сбалансированности бюджета, улучшения налоговой системы и налогового администрирования, обеспечения надежной работы банковской системы, защиты прав кредиторов и инвесторов; прозрачность финансовой отчетности всех предприятий и организаций; повышение эффективности в борьбе с преступностью и коррупцией, улучшение работы прокуратуры и судебной системы; строгое соблюдение федеральных законов на всей территории РФ; снижение общего уровня предпринимательских рисков. В числе специальных мер авторы учебника отмечают, среди прочего, необходимость образования в системе правоохранительных органов и контролирующих организаций межведомственного центра финансовых расследований для информационно-аналитического обеспечения правоохранительной деятельности; разработку правовых и организационных мер для введения экономических санкций к резидентам - экспортерам за неисполнение или несвоевременное зачисление валютной выручки от внешнеэкономических операций, осуществляемых вне таможенной территории России; ускорение принятия законов “О коррупции”, “О борьбе с организованной преступностью”, “Об ответственности за незаконные трансферты”; совершенствование информационного обеспечения правоохранительных органов по вопросам контроля за нелегальным экспортом капитала; разработку процедуры возвращения незаконно вывезенных денег; совершенствование межведомственного взаимодействия; проведение специальных операций правоохранительных и контролирующих органов.

Ю. Скугарев полагает, что комплекс мер, направленных на противодействие бегству капиталов за границу, следует условно разделить на три группы: макроэкономические, правовые и политические; при этом он отдает предпочтение первой группе.

Некоторые эксперты, хотя специально и не классифицируют способы противодействия бегству капиталов за границу на либеральные и административные (или иные названия видов), однако фактически говорят о необходимости и тех, и других. В докладе Российско-европейского центра экономической политики (РЕЦЭП) “Экспортная выручка: репатриация или экспроприация?” отмечалось: “Решение проблемы бегства капитала невозможно без улучшения инвестиционного климата путем последовательного осуществления реформ, особенно институциональных реформ, нацеленных на защиту прав как отечественных, так и иностранных инвесторов, налоговой реформы, призванной обеспечить прозрачность и равные условия для всех субъектов экономической деятельности, а также принятия международных стандартов бухучета с целью улучшения условий для капиталовложений. К первоочередным задачам относятся также ускорение банковской реформы и расширение присутствия иностранных банков на рынке частных вкладов, что будет способствовать развитию конкуренции между отечественными банками”. И далее: “Введение дополнительных ограничений и усиление надзора помогут сократить масштабы этого явления лишь частично. Для решения проблемы необходимо осуществить структурные и институциональные реформы, которые позволят создать стимулы для того, чтобы субъекты экономической деятельности стремились оставить денежные средства внутри страны”.

В числе приверженцев административных мер следует назвать, например, агентство Рос-Бизнес-Консалтинг. По его утверждению со ссылкой при этом на западных аналитиков, первоочередными мерами противодействия бегству капиталов за границу являются восстановление монополии внешней торговли, в первую очередь в области экспорта стратегического сырья и энергоносителей, и введение жесткого контроля над валютными операциями. В качестве примера приводится такая экономически развитая страна, как Япония, которая до сих пор сохраняет строгий контроль над операциями с валютой. Там продавать и покупать валюту могут лишь организации, имеющие специальные лицензии; существуют ограничения на перевод валюты за рубеж частными лицами (не более 16 тыс. долл.), контролируются крупные корпоративные сделки с валютой, и т.п.

Однако, приоритет среди мер, которые могут противодействовать бегству капиталов за границу, в основном отдается либеральным (либерально-рыночным) мерам. Так, например, в интервью бывшего директора-распорядителя МВФ Мишеля Камдессю ведущему программы “Здесь и сейчас” Александру Любимову (ОРТ) 16 апреля 2001 г. по поводу бегства капиталов из России, он заявил: “вам никогда не удастся этого (бегства – Н.Л.) полностью избежать, потому что совершенно естественно, что любая великая страна понемножечку инвестирует из-за границы для того, чтобы организовывать филиалы собственных предприятий за границей, чтобы развивать собственную торговую экспортную сеть. Это нормальное явление. Но что ненормально… - это доля утечки капитала... Как остановить это? Не нужно думать об административных, принудительных мерах. …Нужно сделать ... таким образом, чтобы Россия, которая является страной будущего, … показалась бы русским инвесторам, российским инвесторам как надежное место, выгодное для капиталовложений...” .

На “круглом столе” в Национальном инвестиционном совете, прошедшем в середине 2001 года и посвященном проблеме утечки капитала за рубеж, заместитель директора Института экономики РАН Д. Сорокин отметил, что административные меры по предотвращению бегства капиталов за границу успеха иметь не будут, т.к. отток денежных средств из России напрямую связан с условиями социально-экономической среды в России и отсутствием у правительства программы долгосрочных инвестиций в промышленность.

Наиболее агрессивная и жесткая форма противодействия утечке капитала, по справедливому мнению А. Лавринского, - валютная монополия. “Однако, - замечает он, - использование механизма монополии возможно только при определенной политической системе государства, называемой ныне тоталитарной системой. При переходе к рыночным принципам в управлении экономикой монополия неизбежно должна трансформироваться в более или менее жесткие формы валютного регулирования и валютного контроля”.

Категорически возражает против административных мер борьбы с бегством капитала за границу директор института экономического анализа А. Илларионов. Он подчеркивает, что “ужесточение административного регулирования на валютном рынке - самый эффективный способ стимулировать отток капитала, а не предотвратить его. … Чем жестче будет контроль Центрального банка за деятельностью экспортеров, тем больше будет их желание выводить свои ресурсы из-под удара бюрократических органов”.

Подведем некоторые итоги.

В решении вопроса о способах противодействия бегству капиталов за границу исходить следует из причин этого явления. Поскольку они, в основе своей, всегда являются экономическими, постольку и противодействовать бегству нужно экономическими методами.

Анализ конкретных экономических способов противодействия бегству капиталов за границу России не входит в задачи автора настоящего исследования. Они выше частично были названы, и должны разрабатываться экономистами. Речь здесь идет только о подходах к решению проблемы способов противодействия бегству капиталов за границу.

Действительно, пути осуществления экономических мер противодействия бегству капиталов за границу могут быть разными:

1/ это может быть либерально-рыночный путь, заключающийся в основном в проведении мягких экономических реформ в стране, направленных на создание развитой, сильной и высокоэффективной экономики. Администрирование, запрет какого-либо не очевидно общественно опасного экономического поведения субъектов экономической деятельности, в том числе оттока капиталов за границу, при этом сведен к минимуму, хотя далеко не исключен (прежде всего, это запрет различных контрабандных способов оттока капиталов за пределы своего государства). Проблема бегства капиталов такими способами решается плавно, постепенно, путем косвенного позитивного экономического воздействия на субъектов бегства. Последнее, доказывая приоритетность существования капиталов в национальной среде, медленно, но последовательно, приводит к сокращению оттока капитала за границу. Недостатки такого пути очевидны – он слишком долог, поэтому не всегда приемлем для государств, стремящихся получить результаты сразу, немедленно. По этому пути идет большинство развитых в экономическом отношении государств;

2/ путь либерально-административный, сочетающий в себе, образно говоря, “кнут и пряник”. Постепенное проведение экономических реформ в стране, повышающих привлекательность национальной экономики для инвесторов, в том числе, для инвесторов потенциальных, которыми являются владельцы бегущих капиталов, имеет место и здесь, и также признается приоритетным. Однако для получения быстрых результатов в деле противодействия бегству капиталов достаточно широко используются административные методы, методы запрета, в том числе, уголовно-правового (они будут рассмотрены самостоятельно). Законодательно вводятся ограничения на осуществление некоторых видов внешнеэкономической деятельности, жестко регулируется порядок возвращения в страну валютной выручки, полученной за ее пределами, со значительными ограничениями регламентирован порядок размещения денежных средств за границей, и т.д. Полная государственная валютная и внешнеэкономическая монополия, однако, не вводится. Этот путь, с различным процентным содержанием либеральных и административных методов используется многими развивающимися в экономическом и политическом отношении государствами. По этому пути идет в настоящее время и Россия, причем для нас характерно постепенное ослабление административной составляющей анализируемого пути;

3/ административный путь, или путь введения государственных монополий на внешнеэкономическую и валютную деятельность. Он характеризуется полным и полностью административным решением проблемы бегства капиталов за границу. Внешнеэкономическая деятельность, валютное регулирование – монополии государства, нарушение которых жестко карается не только, и не столько экономическими методами, сколько методами принуждения, прежде всего, уголовно-правового. Это тот путь, по которому шла Россия в бытность Советского Союза.

§ 2. Уголовно-правовые способы противодействия бегству: анализ российского уголовного законодательства

УК РФ 1996 г. включает в себя две статьи, посвященных в той или иной мере противодействию бегству капиталов за пределы Российской Федерации: ст. 188 УК – контрабанда и ст. 193 УК – невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте. Прежде чем перейти к анализу указанных составов, следует сделать два принципиальных замечания:

1/ уголовная ответственность за контрабанду направлена не только и даже, наверное, не столько на противодействие бегству капиталов за границу, сколько на предотвращение преступного ввоза на территорию России различных предметов и иных ценностей (в том числе, и иностранной валюты) и преступного вывоза за пределы России товаров и иных предметов, не подпадающих под понятие “капиталы” при бегстве (наркотики, оружие, и др.). Именно поэтому ниже состав контрабанды будет рассмотрен только в том аспекте, в котором он подпадает под понятие “бегство капиталов за границу”;

2/ бегству капиталов за границу, как правило, сопутствует целый спектр преступлений, совершаемых их собственником или владельцем. Эти преступления могут характеризовать происхождение капиталов (появление их, например, в результате незаконного предпринимательства – ст. 171 УК, незаконной банковской деятельности – ст. 172 УК, налоговых преступлений – ст. ст. 194, 198, 199 УК и др.) или способствовать беспрепятственному вывозу капиталов за пределы России (к таким преступлениям относятся, например, служебный подлог – ст. 292 УК, приобретение – ст. 324 УК, похищение – ст. 325 УК или подделка официальных документов – ст. 327 УК, незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации – ст. 322 УК, и др.). Они, однако, уголовной ответственности собственно за бегство капиталов за границу не предусматривают, и поэтому к уголовно-правовым способам противодействия бегству отнесены быть не могут.

Ст. 188 УК. Контрабанда.

Нормативный материал к статье включает в себя: Таможенный кодекс РФ; федеральный закон от 7.07.1995 г. “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”; постановление Пленума Верховного Суда СССР “О судебной практике по делам о контрабанде” от 3.02.1978 г. с изм., в части, не противоречащей новому уголовному закону, и др.

Термин контрабанда происходит от итальянского contrabando: contra — против и bando — правительственный указ. Контрабанда, таким образом, означает дословно нарушение нормативных актов государства. Ст. 188 УК предусматривает два вида уголовно- наказуемой контрабанды: менее опасный, включенный в ч. 1 ст. 188 УК, и более опасный, который определяется ч. 2 этой статьи. Предмет менее опасного вида контрабанды - любые товары и иные предметы, кроме тех, которые указаны в ч. 2 статьи. Чаще других в качестве контрабанды перевозятся валюта, ювелирные ценности, часы, техника различного назначения и др. Именно этот вид контрабанды чаще всего и используется при бегстве капиталов за границу.

Предметом контрабанды по ч. 2 ст. 188 УК выступают: 1) наркотические средства; 2) психотропные вещества; 3) сильнодействующие вещества; 4) ядовитые вещества; 5) отравляющие вещества; 6) взрывчатые вещества; 7) радиоактивные вещества; 8) радиационные источники; 9) ядерные материалы; 10) огнестрельное оружие; 11) взрывные устройства; 12) боеприпасы; 13) оружие массового поражения; 14) средства его доставки; 15) иное вооружение; 16) иная военная техника; 17) материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, 18) стратегически важные сырьевые товары; 19) культурные ценности, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации. Таким образом, из числа предметов более опасного вида контрабанды к бегству капиталов могут относиться только два последних.

Стратегически важные сырьевые товары определяются Правительством России в специальных перечнях. В их число обычно входят нефть, нефтепродукты, черные, цветные и редкоземельные металлы, лес, лесоматериалы, пшеница твердых и мягких сортов, икра, ценные породы рыб и водных животных, лекарственное сырье и т.п.

Понятие культурных ценностей дано в обобщенном виде в федеральном законе от 15.04. 1993 г. “О вывозе и ввозе культурных ценностей”, в Положении “Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации”, утвержденном Указом Президента РФ от 30.11. 1992 г. и в других нормативных актах.

Особо ценные объекты культурного наследия народов РФ и зарубежных стран подразделяются названным законом на: 1) предметы художественного достояния; 2) предметы исторического достояния; 3) предметы археологического достояния.

К предметам художественного достояния относятся художественные ценности, в том числе: картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов; оригинальные культурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы; художественно оформленные предметы культового назначения, в частности иконы, гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы, произведения декоративного прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов, изделия традиционных народных художественных промыслов, составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства, старинные книги; редкие рукописи и документальные памятники-архивы, включая фото-, фоно-, кино -, видеоархивы, уникальные и редкие музыкальные инструменты; почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях; редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для минералогии, анатомии и палеонтологии; и др.

Предметы исторического достояния — это исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства).

Предметами археологического достояния закон считает предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 188 УК, совпадает полностью, за исключением одного признака — размера перемещаемых ценностей, и заключается в незаконном перемещении предметов преступления через таможенную границу Российской Федерации. По ч. 1 статьи предметы контрабанды перемещаются в крупном размере.

Перемещение через таможенную границу при бегстве капиталов за границу заключается только в совершении действий по вывозу с таможенной территории РФ товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередач. К указанным действиям относятся подача таможенной декларации или иное действие, непосредственно направленное на реализацию намерения вывезти товары или транспортные средства. Действия по незаконному ввозу товаров или иных предметов на таможенную территорию России являются контрабандой, но не имеют отношения к бегству капиталов за границу.

Формы незаконного перемещения состоят в перемещении: 1) помимо таможенного контроля; 2) с сокрытием от него; 3) с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации; 4) с недекларированием или недостоверным декларированием.

Под таможенным контролем понимают совокупность мер, осуществляемых таможенными органами в целях обеспечения соблюдения законодательства России о таможенном деле, а также законодательства и международных договоров, контроль за исполнением которых возложен на таможенные органы. Он проводится должностными лицами таможенных органов путем проверки документов и сведений, необходимых для таможенных целей; таможенного досмотра; учета товаров и транспортных средств; устного опроса; проверки системы учета и отчетности; осмотра территорий и помещений складов временного хранения, таможенных складов, и т.п. Перемещение товаров помимо таможенного контроля означает перемещение их вне определенных таможенными органами мест или вне установленного времени производства таможенного оформления. Последнее производится в определенных для этого местах в регионе деятельности таможенного органа, в котором находится отправитель или получатель товаров либо их структурное подразделение, и во время работы таможенного органа РФ, устанавливаемых ГТК РФ. По сути дела, это форма преступления состоит в перемещении товаров без таможенного оформления.

Под сокрытием товаров от таможенного контроля понимают использование тайников либо других способов, затрудняющих обнаружение товаров, или придание одним товарам вида других. Тайники представляют собой специально созданные в целях сокрытия приспособления или хранилища (двойное дно в чемоданах, специально выдолбленные отверстия в каблуках обуви, в тростях, ручках зонта, магнитные контейнеры, прикрепляемые к транспортным средствам в труднодоступных местах, и т.д.). Другие способы, затрудняющие обнаружение товаров, — это, например, провоз товаров, при бегстве, прежде всего, наличной валюты, в тамбурах поездов, хвостовой части самолетов, в туалетах, в трудно обозримых местах транспортных средств, на себе — под одеждой, в естественных складках тела и т.п. При придании одним товарам вида других ювелирное изделие, например, предъявляется как бижутерия, произведение искусства — как подделка, типографская или иная копия.

Предметом следующей формы контрабанды выступают документы и средства таможенной идентификации, т.е. необходимые для таможенных целей: выданные таможенным органом или составленные с его участием (акты о результатах выгрузки грузов с транспортных средств), а также удостоверяющие характер и объем груза, разрешения на вывоз последнего (коносаменты, накладные багажные списки, вагонные листы). Идентификация производится путем наложения пломб, печатей, нанесения цифровой, буквенной и иной маркировки, идентификационных знаков, проставления штампов, взятия проб и образцов, описания товаров и транспортных средств, составления чертежей, изготовления масштабных изображений, фотографий, иллюстраций, использования товаросопроводительной и иной документации и других средств идентификации.

Обманное использование документов или средств таможенной идентификации состоит в представлении таможенному органу поддельных или недействительных документов, документов, полученных незаконным путем или содержащих недостоверные сведения, документов, относящихся к другим товарам и транспортным средствам, а также в использовании поддельного средства таможенной идентификации либо подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и транспортным средствам.

Недекларирование или недостоверное декларирование товаров или транспортных средств заключается в незаявлении по установленной письменной, устной или иной форме достоверных сведений либо заявлении недостоверных сведений о товарах и транспортных средствах, их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей. Товары декларируются таможенному органу, в котором производится таможенное оформление. Таможенная декларация подается в сроки, устанавливаемые ГТК РФ. Они не могут превышать пятнадцати дней с даты представления товаров и транспортных средств, перевозящих товары, таможенному органу РФ. При перемещении через таможенную границу физическими лицами товаров не для коммерческих целей в ручной клади и сопровождаемом багаже таможенная декларация подается одновременно с представлением товаров.

Преступление считается оконченным в момент подачи таможенной декларации или совершения иного действия, непосредственно направленного на реализацию намерения вывезти предмет преступления.

Обязательным условием ответственности по ч. 1 ст. 188 УК является крупный размер перемещаемых товаров или иных предметов. Его понятие дается в примечании к статье. Действия признаются совершенными в крупном размере, если стоимость перемещаемых товаров превышает пятьсот МРОТ.

Местом совершения преступления признаются таможенная территория, таможенная граница, свободные таможенные зоны и свободные склады. Таможенную территорию РФ составляет сухопутная территория РФ, территориальные и внутренние воды и воздушное пространство над ними. Кроме того, в таможенную территорию России входят находящиеся в морской исключительной экономической зоне РФ искусственные острова, установки и сооружения, над которыми Россия обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного дела. Таможенную границу образуют пределы таможенной территории РФ, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов. Территории свободных таможенных зон и свободных складов рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории РФ, за исключениями, определяемыми таможенным законодательством. Свободная таможенная зона и свободный склад — это таможенные режимы, при которых иностранные товары размещаются и используются в соответствующих территориальных границах или помещениях (местах) без взимания таможенных пошлин, налогов, а также без применения к указанным товарам мер экономической политики, а российские товары размещаются и используются на условиях, применяемых к вывозу в соответствии с таможенным режимом экспорта.

Субъективная сторона контрабанды характеризуется прямым умыслом.

Субъектом контрабанды может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Часть 3 ст. 188 УК содержит квалифицирующие признаки к обоим видам контрабанды; ими признаются: 1) неоднократность — п. “а”; 2) совершение деяния должностным лицом с использованием своего служебного положения — п. “б” и 3) совершение деяния с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль, — п. “в”.

Неоднократную контрабанду могут составить разные виды контрабанды. Так, например, неоднократной контрабандой является контрабанда наркотиков, совершенная лицом, ранее судимым за простую контрабанду (по ч. 1 ст. 188 УК).

К должностным лицам в основном относят должностных лиц таможенных органов и должностных лиц, освобожденных от определенных форм таможенного контроля (Президента РФ и следующих вместе с ним членов его семьи, депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации и Правительства РФ). Необходимо, чтобы должностное лицо использовало при совершении контрабанды свое служебное положение.

Насилие к лицу, осуществляющему таможенный контроль, может выражаться в причинении потерпевшему легкого или средней тяжести, простого и квалифицированного тяжкого вреда здоровью (ч. 1 и ч. 2 ст. 111 УК). Более тяжкий вред требует дополнительной квалификации по ч. 3 или ч. 4 ст. 111 или по ст. 105 УК РФ.

В ч. 4 ст. 188 УК предусмотрено ужесточение наказания, если контрабанда совершена организованной группой. Ее признаками признаются следующие: 1) группу образуют два и более человек, каждый из которых достиг 16-летнего возраста; 2) группа лиц характеризуется устойчивостью. Об устойчивости группы лиц могут свидетельствовать, например, стабильность состава группы и ее организационных структур (выделение постоянных подразделений, руководства группы), тесная взаимосвязь между членами группы, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности. Об устойчивости, кроме того, можно судить, например, по длительности существования группы, количеству совершенных ею преступлений, по наличию внутригрупповой дисциплины, по конспиративным мерам, предпринимаемым руководством группы и всеми ее членами, по планированию преступной деятельности, и т.п. Вопрос о том, обладала ли группа признаком устойчивости, должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела; 3) группа лиц должна заранее объединиться для совершения одного (редко) или нескольких (чаще) преступлений. Члены группы должны осознавать, что объединение их усилий перерастает ранг простой группы лиц, предварительно договорившихся о совершении преступлений. Умыслом членов группы должен охватываться признак устойчивости группы; 4) организованная группа может специализироваться на совершении однотипных преступлений (незаконного предпринимательства), а может совершать разнородные преступления (например, незаконное предпринимательство, принуждение к совершению сделки, вымогательство, преступления против личности).

Участники организованной группы могут выполнять различные роли; на квалификацию это не влияет, но должно учитываться при назначении наказания.

Совершение преступления организованной группой влечет, согласно ч. 7 ст. 35 УК, более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных уголовным кодексом.

Контрабанда по российскому уголовному закону наказывается следующим образом: предусмотренная ч. 1 - лишением свободы на срок до пяти лет; ч. 2 - лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой; ч. 3 - лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой; ч. 4 - лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Контрабанда, предусмотренная ч. 1 ст. 188 УК, является преступлением средней тяжести; преступления, указанные в ч. 2 и ч. 3 ст. 188 УК, отнесены законодателем к категории тяжких; преступление, содержащееся в ч. 4 ст. 188 УК — к категории особо тяжких.

Ст. 193 УК. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте.

Нормативный материал к статье составляют: закон РФ от 9.10.1992 г. с последующими изменениями и дополнениями “О валютном регулировании и валютном контроле”; федеральные законы: от 29.12.1998 г. “О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики”, Инструкция Центробанка РФ № 7 “О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации”, утвержденная приказом Центробанка РФ от 29.06. 1992 г. с посл. изм., Инструкция Центробанка РФ и Государственного таможенного комитета РФ (ГТК) от 13.10. 1999 г. № 86-И “О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию выручки от экспорта товаров”, Положение о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации иностранной валюты и ценных бумаг в иностранной валюте уполномоченными банками, утвержденное Центробанком РФ 19.04. 1993 г. № 13 и ГТК РФ 14.04.1993 г. № 01-20/3371, разъяснения Государственной налоговой службы РФ от 27.08. 1993 г. № ЮУ-4-06/132Н “О применении штрафных санкций за нарушение порядка зачисления валютной выручки на счета в уполномоченных банках Российской Федерации”, и др.

Предметом преступления выступают средства в иностранной валюте, которые подлежат в соответствии с российским законодательством обязательному перечислению на счета в уполномоченный российский банк.

К иностранной валюте относятся: а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным платежным средством в соответствующем иностранном государстве или группе государств, а также изъятые и изымаемые из обращения, но подлежащие обмену; б) средства на счетах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах, в том числе, ценные бумаги в иностранной валюте — платежные документы (чеки, простые векселя, тратты, аккредитивы, оттиски с кредитных карточек, платежные поручения, заявления и иные приказы об осуществлении платежа), фондовые ценности (акции, облигации, сертификаты о заключении валютных сделок “фьючерс” и “опцион”) и другие долговые обязательства (депозитные и сберегательные сертификаты, гарантийные письма).

Обязательность перечисления валютной выручки, полученной от экспорта и импорта товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) установлена вышеназванным законом 1992 года. Юридические лица, предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством РФ, с местонахождением на ее территории, а также их филиалы и представительства, находящиеся за пределами России, могут иметь счета в иностранной валюте в уполномоченных банках. Получаемая ими иностранная валюта подлежит обязательному зачислению на эти счета, если иное не установлено Центробанком России. По каждому заключенному предприятием-экспортером контракту оформляется паспорт сделки, который подписывается банком, на транзитный валютный счет в котором в последующем должна поступить вся валютная выручка от экспорта товара по данному контракту. В указанный банк передаются сведения об отгрузке экспортных товаров, и постепенно или целиком поступает вся валютная выручка.

Предприятия – экспортеры, включая предприятия с участием иностранных инвестиций, независимо от формы собственности, осуществляют обязательную продажу 50 % валютной выручки от экспорта товаров на внутреннем валютном рынке РФ через уполномоченные банки РФ по рыночному курсу иностранных валют к валюте Российской Федерации. Обязательная продажа валютной выручки введена в целях стабилизации курса рубля, создания условий для его конвертируемости, рационализации порядка расчетов экспортеров с государственным бюджетом.

Объективная сторона состава заключается в невозвращении в крупном размере валютной выручки из-за границы.

Под невозвращением средств в иностранной валюте понимают неперечисление их в российский банк. Закон не требует, чтобы имело место сокрытие валютной выручки. Достаточно самого факта невозвращения средств из-за границы.

Не имеет значения для квалификации, каким образом предприятие распоряжалось валютной выручкой за пределами России: оно могло зачислить ее на счет в иностранных банках, вложить в производство, в недвижимость и т.п. Хищение средств в иностранной валюте требует дополнительной квалификации.

Деяние наказуемо в уголовном порядке, если совершено в крупном размере, т.е. если сумма невозвращенных средств в иностранной валюте превышает десять тысяч МРОТ (Примечание к статье).

Преступление окончено с момента невозвращения средств в иностранной валюте из-за границы. Должно быть доказано, что предприятие фактически получило эти деньги. При этом принимаются во внимание оговоренные в экспортном контракте и Паспорте сделки сроки поступления выручки в уполномоченный банк. Они рассчитываются экспортером самостоятельно, исходя из времени движения товаров по территории России, времени пробега банковских документов, условий платежа по контракту и других факторов от даты таможенного оформления товаров и могут быть различными; однако, согласно изменениям закона 1992 года законом от 29.12.1998 г., эти сроки не могут быть более 90 дней.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Виновный может преследовать цель избежать обязательной продажи части валютной выручки или уменьшить ее.

Субъект преступления - руководитель организации. Не имеет значения форма собственности, организационно-правовая форма и цели деятельности организации.

Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте по российскому уголовному закону наказывается лишением свободы на срок до трех лет, и является преступлением средней тяжести.

§ 3. Уголовно-правовые способы противодействия бегству: зарубежный опыт

Многие государства мира, в той или иной степени, осуществляют борьбу с бегством капиталов за границу. При этом наблюдается достаточно интересная и вполне объяснимая тенденция: уголовное законодательство развитых в экономическом отношении стран, как правило, не предусматривает специальных норм, посвященных противодействию бегства капиталов за границу (см., например, уголовные кодексы Австрии, Испании, Голландии, Дании, Швеции, Швейцарии, ФРГ, Японии и др.). В лучшем случае, иногда в законах, не носящих целиком уголовно-правового характера (например, в налоговых, иных экономических, валютных), устанавливается уголовная ответственность за контрабанду, в том числе, контрабанду наличной валюты. Уголовное же законодательство развивающихся государств, в том числе многих государств бывшего социалистического лагеря, государств – бывших советских республик, напротив, считает некоторые формы бегства капиталов за границу преступными, не довольствуясь, как правило, введением уголовной ответственности за одну только контрабанду. Рассмотрим это на примере уголовного законодательства некоторых стран.

Азербайджанская Республика.

В Республике борьба с преступным бегством капиталов за границу ведется посредством установления уголовной ответственности за контрабанду (ст. 206 УК) и за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 208 УК). Контрабандный вывоз наличной валюты наказывается в уголовном порядке, если совершен в крупном размере, т.е. при превышении стоимости валюты 4000 МРОТ (возможное наказание – лишение свободы на срок до пяти лет, при отягчающих обстоятельствах – до двенадцати лет с конфискацией имущества). В зависимости от части статьи, преступление является менее тяжким, тяжким или особо тяжким. Состав невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте установлен только для руководителей организации, не возвративших в Азербайджан средства, полученные от внешнеэкономической деятельности, в значительном (20 000 МРОТ) или крупном (30000 МРОТ) размерах. Это преступление, отнесенное законодателем к менее тяжким, может повлечь наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при отягчающих обстоятельствах (крупном размере, группе лиц, совершивших деяние по предварительному сговору) – лишение свободы на срок от трех до пяти лет.

Республика Беларусь.

УК Беларусь известны три состава преступления, предусматривающие уголовно-правовые меры борьбы с бегством капиталов за границу. Такими преступлениями являются незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь (ст. 224), невозвращение из-за границы иностранной валюты (ст. 225) и, частично, контрабанда (ст. 228). Незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь представляет собой открытие счетов за пределами РБ и ведение по ним операций должностным лицом юридического лица без специального разрешения (лицензии). Статья предусматривает административную преюдицию и наказание в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение свободы на срок до трех лет, или лишение свободы на срок до двух лет. В целом это преступление отнесено законодателем к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности. Невозвращение из-за границы иностранной валюты влечет уголовную ответственность для должностных лиц юридического лица, если размер валюты особо крупный, т.е. составляет 1000 и более МРОТ. Это преступление максимально может быть наказано лишением свободы на срок до трех лет, т.е. преступление относится к менее тяжким. Наконец, контрабанда наличной валюты преступна, если совершена в крупном размере (2000 МРОТ). Наказание по составу – штраф, ограничение свободы на срок до пяти лет, или лишение свободы на тот же срок (по ч. 1 – менее тяжкое преступление), при наличии особо отягчающих признаков – лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без конфискации (ч. 4 – особо тяжкое преступление).

Республика Болгария.

Законодатель Болгарии предусматривает ряд составов преступлений, направленных на борьбу с бегством капиталов. Так, под страхом наказания до трех лет лишения свободы, он запрещает занятие внешнеторговой деятельностью без разрешения или в нарушение такого разрешения (ст. 234а УК). Является преступлением перевод за границу через финансовое учреждение денежных средств с использованием поддельного, фальсифицированного документа или документа с неправильным содержанием; наказание – лишение свободы от года до десяти лет и штрафом, не превышающим двойного размера суммы перевода. Если же лицу было известно или оно предполагало, что денежные средства добыты путем незаконного оборота наркотических веществ и (или) их аналогов, и (или) прекурсоров, наказание повышается до лишения свободы от пяти до пятнадцати лет и штрафа в двойном размере суммы перевода (ст. 250). Наказуемо также нарушение положений закона, акта Совета Министров или обнародованного акта Народного банка Болгарии относительно режима сделок, ввоза и вывоза, других операций с валютными ценностями или обязанностей по их декларированию, если стоимость предмета преступления будет в особо крупных размерах (ст. 251). За него возможно назначение наказания в виде лишения свободы до шести лет или штрафа, равного двойному размеру стоимости предмета преступления.

Грузия.

В уголовном кодексе Грузии борьбе с бегством капиталов за границу посвящены две статьи: нарушение таможенных правил (отчасти, ст. 214 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 217 УК). Нарушение таможенных правил состоит в ввозе или вывозе через таможенную границу Грузии движимых вещей в крупных размерах, совершенных в обход таможенного контроля или втайне от него, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, внесением в декларацию ложных данных (максимальное наказание по ч. 1 – пять лет лишения свободы; при наличии квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельств, соответственно, по ч. 2 – семь лет лишения свободы, по ч. по ч. 5 – двенадцать лет лишения свободы, по ч. 6 – пятнадцать лет лишения свободы). Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте наказуемо, если повлекло причинение значительного ущерба, при этом возможно назначение штрафа или лишения свободы на срок до трех лет.

Республика Казахстан.

Уголовное законодательство Республики установило уголовную ответственность в анализируемой области противодействия преступности за экономическую контрабанду (ст. 209 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 213 УК). Экономическая контрабанда влечет наказание в границах от лишения свободы на срок до трех лет со штрафом, или более мягкое наказание (ч. 1 – преступление средней тяжести), до лишения свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества (ч. 3 – преступление тяжкое), если совершается в крупном размере (стоимость перемещенных товаров превышает 1000 месячных расчетных показателей). Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте преступно для руководителя организации при совершении этого деяния в крупном размере (5000 месячных расчетных показателей). Максимальное наказание за это преступление средней тяжести – лишение свободы на срок до трех лет.

Китайская Народная Республика.

По уголовному кодексу КНР возможно преследование контрабандного вывоза наличной валюты, соединенного с неуплатой налогов (ст. 153), и нарушения государственного законодательства о хранении валюты за рубежом или переводе валюты за рубеж (ст. 190 УК). Минимальное наказание за контрабанду определено в том случае, если сумма неуплаченных налогов составляет от 50 до 150 тысяч юаней (лишение свободы на срок до трех лет или более мягкое наказание); максимальное – при сумме неуплаченных налогов с превышением 500 тысяч юаней (лишение свободы на срок свыше десяти лет или бессрочное лишение свободы, а также штраф от 2- до 6-кратного размера неуплаченных налогов или конфискация имущества). Нарушение государственного законодательства о хранении валюты за рубежом или переводе валюты за рубеж есть в случаях самовольного хранения валюты на счетах за рубежом или незаконного перевода ее за рубеж. Наказание предусмотрено для государственных компаний, предприятий или иных государственных организаций – в виде штрафа при наличии отягчающих обстоятельств; для руководителей организации и других лиц, несущих непосредственную ответственность, - в виде лишения свободы на срок до пяти лет или краткосрочного ареста.

Латвийская Республика.

По УК Латвии преступным является только один вид бегства капиталов за границу, - контрабанда наличной валюты (ст. 190). Контрабанда преступна, если осуществлена в крупном размере, или организованной группой. Рамки возможного наказания: лишение свободы на срок до пяти лет, или арест, или более мягкое наказание (ч. 1 – менее тяжкое преступление) – лишение свободы на срок до десяти лет с конфискацией имущества (ч. 3 – тяжкое преступление).

Республика Таджикистан.

В уголовном кодексе Таджикистана предусмотрены несколько составов, направленных в той или иной степени на противодействие бегству капиталов за пределы государства: незаконная сделка с иностранной валютой (ст. 286 УК), невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 287 УК), нарушение правил внешнеэкономической деятельности (ст. 288 УК), контрабанда (ст. 289 УК). Незаконная сделка с иностранной валютой заключается, кроме ее покупки, продажи, обмена, использовании в качестве иных средств платежа, еще и в иных незаконных операциях с иностранной валютой. Уголовная ответственность наступает: по ч. 1 - если ранее лицо привлекалось к ответственности административной (максимальное наказание – два года лишения свободы); по ч. 2 – если стоимость предмета превышает 50 МРОТ (максимальное наказание – лишение свободы на срок от трех до пяти лет с конфискацией имущества); по ч. 3 – если деяния, предусмотренные ч. 2, совершены повторно, группой лиц по предварительному сговору или в крупном размере – с превышением 2 тысяч МРОТ (наказание – лишение свободы на срок от шести до десяти лет с конфискацией имущества). Ч. 3 ст. 286 УК отнесена законом к тяжким преступлениям. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте преступно в том случае, если совершено в крупном размере (свыше 5 тысяч МРОТ) руководителем организации. Максимальное наказание, которое может быть назначено за это преступление, - лишение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком на пять лет. Нарушение правил внешнеэкономической деятельности представляет собой сокрытие всей или части валютной выручки, полученной от проведения валютной или экспортной операции, совершение коммерческих сделок за валюту, минуя уполномоченные банки, и иное грубое нарушение законов о внешнеэкономической деятельности, если эти деяния причинили крупный ущерб (свыше 1 тысячи МРОТ) интересам граждан, общества или государства (наказание штраф или лишение свободы на срок до двух лет). При наличии квалифицирующих признаков (повторность, организованная группа, особо крупный размер – свыше 5 тысяч МРОТ) наказание возрастает: лишение свободы на срок от двух до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком на пять лет. Контрабанда понимается традиционно; она преступна, если совершается в крупном размере (свыше 1 тысячи МРОТ), и наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. При наличии квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельств наказание ужесточается (максимум по ч. 4, при совершении преступления организованной группой, – лишение свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до пяти лет или без такового). Преступления, предусмотренные в ч. 3 и ч. 4 ст. 289 УК, являются особо тяжкими.

Республика Узбекистан.

Узбекский законодатель установил достаточно жесткое наказание за два вида посягательств, связанных, в той или иной степени, с бегством капиталов за границу – за сокрытие иностранной валюты (ст. 178 УК) и нарушение таможенного законодательства (ст. 182). Сокрытие иностранной валюты заключается в умышленном сокрытии иностранной валюты, подлежащей зачислению на счета в уполномоченных банках Республики Узбекистан, лицами, осуществляющими валютные операции (среди них вывоз и пересылка за границу валютных ценностей, осуществление международных денежных переводов) на предприятиях, в учреждениях или организациях. Оно влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 178 УК в виде штрафа или лишения определенного права от трех до пяти лет, или лишение свободы до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой (менее тяжкое преступление); если же деяние совершено из корысти, повторно, по предварительному сговору группой лиц (ч. 2), наказание состоит в лишении свободы от пяти до восьми лет с конфискацией имущества (тяжкое преступление), при совершении деяния организованной группой или в ее интересах (ч. 3) - лишением свободы от восьми до двенадцати лет с конфискацией имущества (особо тяжкое преступление). Нарушение таможенного законодательства (по сути, традиционная контрабанда) преступно, если совершено в крупном размере (от 100 до 300 МРОТ) или с использованием служебного положения (ч. 1 ст. 182 УК), и является тяжким преступлением (наказание - лишение свободы от пяти до восьми лет с конфискацией имущества). При совершении этого деяния в особо крупном размере (300 и более МРОТ), путем прорыва, организованной группой или в ее интересах, преступление отнесено к особо тяжким (наказание - лишение свободы от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества).

Украина.

Украинское уголовное законодательство предусматривает три состава преступления, направленных на борьбу с преступным бегством капиталов за границу. К ним относятся контрабанда (ст. 201 УК), уклонение от возврата выручки в иностранной валюте (ст. 207 УК) и незаконное открытие или использование за пределами Украины валютных счетов (ст. 208 УК). Контрабанда преступна, если совершена в крупных размерах (стоимость в тысячу и более раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан), и влечет наказание в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией предметов контрабанды (ч. 1 – тяжкое преступление); при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц или лицом, ранее судимым за контрабанду - лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с конфискацией предметов контрабанды и с конфискацией имущества (ч. 2 – особо тяжкое преступление). Уклонение от возврата выручки в иностранной валюте представляет собой умышленное уклонение должностных лиц предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности или лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность без создания юридического лица, от возврата в Украину в предусмотренные законом сроки выручки в иностранной валюте от реализации на экспорт товаров (работ, услуг) или других материальных ценностей, полученных от этой выручки, а равно умышленное сокрытие любым способом такой выручки, товаров либо других материальных ценностей. Преступление наказывается: по ч. 1 – штрафом или исправительными работами до двух лет, или ограничением свободы на срок до трех лет (преступление небольшой тяжести); по ч. 2, при наличии таких отягчающих обстоятельств, как повторность, предварительный сговор группы лиц, крупный размер (выручка в тысячу и более раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан), - ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на срок до трех лет (преступление средней тяжести); по ч. 3, при совершении преступления в особо крупных размерах (выручка в три тысячи и более раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан), - лишением свободы на срок от трех до семи лет (преступление тяжкое). Незаконное открытие или использование за пределами Украины валютных счетов состоит в незаконном, с нарушением установленного законом порядка, открытии или использовании за пределами Украины валютных счетов физических лиц, совершенном гражданином Украины, постоянно проживающим не ее территории, а равно валютных счетов юридических лиц, действующих на территории Украины, совершенное должностным лицом предприятия, учреждения либо организации или по его поручению другим лицом, а равно в совершении указанных действий лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без создания юридического лица. Преступление отнесено законом к преступлениям небольшой тяжести по ч. 1 ст. 208 УК (наказание – штраф или исправительные работы на срок до двух лет, или ограничение свободы на срок от двух до четырех лет, с конфискацией валютных ценностей, находящихся на счетах); по ч. 2 – к преступлениям средней тяжести (наказание – лишение свободы на срок от трех до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и с конфискацией валютных ценностей, находящихся на счетах).

Эстонская Республика.

Уголовному законодательству Эстонии известны два состава преступления, с помощью которых в определенной степени можно бороться с бегством капиталов за границу, - контрабанда (ст. 76 УК) и нарушение порядка совершения валютных сделок (ст. 86 УК). Контрабанда признается преступлением второй степени; она наказуема при совершении ее в крупных размерах штрафом или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет (ч. 1), при совершении ее должностным лицом с использованием своего служебного положения или группой лиц – лишением свободы на срок от трех до восьми лет (ч. 3). Нарушение порядка совершения валютных сделок преступно, если совершается в значительных размерах, и влечет наказание в виде штрафа или лишения свободы на срок до пяти лет; это также преступление второй степени.

Основные выводы проведенного исследования сводятся к следующим:

1/ борьба с бегством капиталов за границу может осуществляться, в том числе, и уголовно-правовыми методами;

2/ уголовно-правовые методы борьбы с бегством капиталов за границу используются, в основном, государствами с формирующейся рыночной экономикой или государствами с неразвитой или нестабильной экономической системой;

3/ традиционным уголовно-правовым методом борьбы с бегством капиталов является установление уголовной ответственности за контрабанду, которая в отношении наличной валюты или других капиталов наказуема, как правило, если осуществляется в крупных размерах;

4/ кроме контрабанды, к уголовно-правовым методам борьбы с бегством капиталов за границу относятся:

5/ все названные преступления влекут достаточно строгое уголовное наказание (в среднем, лишение свободы на срок три года – пять лет) и считаются, в основном, преступлениями средней тяжести. Самое жесткое уголовное законодательство в сфере борьбы с бегством капиталов за границу – это уголовное законодательство Китая, Таджикистана и Узбекистана;

6/ как правило, уголовное законодательство за совершение преступлений в сфере бегства капиталов за границу не предусматривает специальных видов освобождения от уголовной ответственности, т.е. не использует институт поощрительных норм уголовного закона.

Глава 5.

СПОСОБЫ ВОЗВРАТА БЕЖАВШИХ КАПИТАЛОВ.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АМНИСТИЯ.

Следует оговориться, что способы противодействия бегству капиталов за границу России включают в себя, прежде всего, и в основном, способы предотвращения оттока капитала из страны в дальнейшем, способы сокращения размеров оттока. Они далеко не всегда действуют как способы возвращения убежавших капиталов в свою страну. Вернуть беглые капиталы административными мерами практически невозможно. Только финансовая, экономическая привлекательность государства способна частично положительно повлиять на возврат капиталов, размещенных за границей.

Проблему возврата убежавших капиталов в определенной степени, по мнению некоторых экспертов, способна решить экономическая амнистия. Попробуем разобраться, насколько это соответствует действительности.

§ 1. Об отношении к экономической амнистии.

Ярыми и известными поборниками экономической амнистии в стране являются губернатор Свердловской области Э. Россель и руководитель ЛДПР В. Жириновский. Последовательно, вплоть до разработки соответствующего законопроекта, поддерживала необходимость экономической амнистии партия “Единство”. По сути, о ней же, о ее необходимости, говорил и председатель Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам А. Шохин в 2000 г.: “…Держателям иностранных счетов нужно предложить более либеральный режим, а именно: те, кто вывез свои капиталы за рубеж и чья вина состоит лишь в том, что он недоплачивал налоги, должны купить за 13 процентов от вывезенной суммы лицензию Центрального банка на вывоз уже вывезенных капиталов. Это позволит нам в первую очередь легализовать “серые” капиталы за пределами России, избавить их от клейма “мафиозных российских денег”. Безусловно, по каждому случаю приобретения лицензии нужно проводить расследование — нет ли там преступных денег, связанных с наркобизнесом, подпольной торговлей оружием, проституцией, бандитизмом. … Но одновременно нужно и кнут употребить: скажем, с 1 января 2001 года все счета, открытые за рубежом без лицензии Центрального банка, должны считаться преступными деньгами, к ним надо применять самые жесткие санкции”. Подобное предложение, однако, на мой взгляд, вывезенных капиталов в Россию не вернет, только придаст им определенный – преступный или непреступный – статус. Соответственно, в деле возврата бежавших капиталов за границу предложенная мера окажется бесполезной.

В то же время многие политики, экономисты, юристы, представители средств массовой информации относятся к экономической амнистии настороженно, а иногда и просто негативно.

Так, например, А. Аксаков в прямом эфире радиостанции “Эхо Москвы” 7 февраля 2001 года заявлял: “В принципе, сама идея неплохая, - экономическая амнистия, но я боюсь, что эта   экономическая амнистия  позволит легализоваться нелегальному, криминальному капиталу. И в то же время он не останется в России, он придет в Россию и так же уйдет из России. Пока не будет соответствующего инвестиционного климата по стране, бесполезно объявлять эту амнистию, потому что этот капитал не застрянет у нас в стране. Он опять уйдет туда, где ему интереснее и комфортнее”

По мнению А. Е. Лебедева, президента Национального инвестиционного совета, президента Национального резервного банка России, “амнистии не должно подлежать ни одно из правонарушений, подпадающих под статьи о мошенничестве, лжебанкротстве, хищении государственных средств. … Исключение можно сделать лишь для случаев уклонения от налогообложения до введения единого 13-процентного подоходного налога”.

По представлению заместителя руководителя Межведомственного центра по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, А. Бабичева, “необходимо четко разделять понятие “теневой капитал”. С одной стороны, это средства, добытые незаконным путем как в сфере уголовной (наркотики, оружие), так и в сфере экономической - ложные банкротства и т.д. Легализовывать их ни в коем случае нельзя, так как это может серьезно повредить внутренней стабильности государства. Но существует также немалая доля средств, заработанных гражданами при проведении внешне легальной деятельности, но сопряженной с уклонением от уплаты налогов. Возврат таких капиталов не только возможен, но … просто необходим, так как речь идет о довольно крупных суммах, которые смогут работать на экономику России”. Однако и в этом случае, по мнению автора, объявлять о какой-либо амнистии не нужно, поскольку “уголовно-процессуальный кодекс уже предусматривает в ст. 7 своеобразную амнистию граждан “за деятельное раскаяние”, каковым в данном случае может быть добровольный возврат в страну денежных средств, утаенных от налогов”.

В ходе социологического исследования, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) 20 — 25 июля 2000 г., выяснялось отношение граждан к проведению в стране возможной финансовой реформы. На вопрос “Что, с вашей точки зрения, было бы сейчас правильнее:
объявить “финансовую амнистию” и закрепить собственность за ее нынешними владельцами, закрыв глаза на способы ее приобретения” положительно ответили 18 процентов от общего числа опрошенных; 70 процентов предпочли “постараться вскрыть все прошлые нарушения, связанные с приватизацией государственной собственности, и вернуть ее государству”, и 12 процентов затруднились ответить на этот вопрос.

Думаю, что с достаточно высокой степенью достоверности можно прогнозировать подобные же ответы и в настоящее время, если респондентами не являются только лица, занимающиеся предпринимательством. Отношение последних к экономической амнистии будет, на мой взгляд, определяться такими обстоятельствами, как: 1/ размер бизнеса; 2/ время создания основных капиталов; 3/ легальность бизнеса (наличие официальной государственной регистрации, лицензирования, когда оно необходимо, состояние уплаты налогов, и т.д.); и др. В любом случае, однако, процент лиц, положительно относящихся к экономической амнистии, будет в предпринимательской среде неизмеримо выше.

Таким образом, отношение к экономической амнистии далеко не является однозначным. Среди политиков, юристов, экономистов, ученых есть как приверженцы, так и противники проведения экономической амнистии в стране. Отношение населения (без выборки определенной его категории) к ней в большинстве случаев крайне негативное. Можно прогнозировать достаточно высокий уровень позитивного отношения к экономической амнистии представителей предпринимательских кругов.

§ 2. Мировой опыт экономических амнистий.

Хотя мировому опыту управления экономикой известно проведение экономических амнистий, тем не менее, этот опыт не является богатым. Разные источники приоритет в использовании этого метода решения некоторых хозяйственных проблем отводят различным государствам.

Так, по одним утверждениям, термин “экономическая амнистия” появился в послевоенные годы в Западной Европе. Впервые она была реализована в Швейцарии, когда были амнистированы банковские депозиты и капиталы Третьего рейха. Результатом амнистии стало укрепление банковской системы Швейцарии; косвенно она позитивно повлияла на увеличение уровня производства, улучшение инвестиционного климата и макроэкономических показателей страны в целом.

По другим источникам, прецедент экономической амнистии был создан в Китае. После официальной декларации своих капиталов и уплаты с них налогов, люди стали распоряжаться ими по своему усмотрению, не опасаясь введения в действие фискальных механизмов налоговых органов. Государство при этом получило в бюджет несколько миллиардов долларов США.

Экономические амнистии проводились также в 1987 году в Аргентине (в целом, она, по мнению многих экспертов, провалилась); в 1982 и 1986 годах во Франции (обе тоже не особенно удачные); в 1997 году в Индии (однако и здесь результаты не оправдали ожидания, поскольку зарубежные активы почти не были продекларированы; в основном было легализовано только имущество: золотые и серебряные слитки, в которых индийское население традиционно хранит свои сбережения). Опыт экономической амнистии имеется также у некоторых других стран Латинской Америки, у Ирландии и Турции.

§ 3. Экономическая амнистия в Казахстане: история подготовки и осуществления, некоторые результаты и уроки.

Наибольший интерес для нас представляет опыт проведения экономической амнистии в Казахстане, поскольку он последний по времени, и наши государства исторически близки.

Казахстан до проведения экономической амнистии постарался изучить весь имеющийся подобный опыт: как позитивный, так и неудачный. Основной вывод из этого опыта, по заявлению премьер-министра Республики Казахстан Касымжомарта Токаева, заключается в том, что эффективность экономических амнистий во многом зависит от условий, на которых государство предлагает людям легализовать деньги. На разработку таких условий, которые обеспечили бы высокий положительный эффект реформы, и было обращено особое внимание.

Широкое обсуждение необходимости проведения экономической амнистии началось в Казахстане в начале 2000 года. Оно было инициировано президентом Республики Н. Назарбаевым. Основными причинами, побудившими к рассмотрению вопроса о проведении амнистии, послужили значительный отток капитала за пределы Казахстана, наличие большого теневого сектора в экономике страны, потребность в дополнительных инвестициях для укрепления и развития национальной экономики.

Так, по экспертным оценкам, в год за пределы Казахстана нелегально вывозится от 1,2 до 2 млрд. долларов США, по другим данным - почти столько же, сколько составляет весь годовой государственный бюджет. Теневой сектор экономики в Казахстане занимает, в лучшем случае, от 15 до 25%, в худшем – до 40% ВВП. Размер казахстанского “грязного” капитала, осевшего в оффшорных зонах и в зарубежных банках, колеблется от 3 до 40 миллиардов долларов.

Идея экономической амнистии далеко не всеми была встречена в Казахстане “на ура”. Она имела своих сторонников и своих непримиримых противников. Осторожно поддерживали идею коммунисты. Более правые фракции опасались, что реабилитированные “новые казахи” станут на языке автоматического оружия диктовать свои условия нынешней политической элите Казахстана. Некоторые казахстанские предприниматели полагали, что амнистия станет трагедией для экономики страны: доллары, не обеспеченные местной валютой, похоронят финансовую систему республики.

Законопроект об экономической амнистии не один раз остро обсуждался в Мажилисе – парламенте Республики. Не были утешительными и прогностические данные. Так, опрос, проведенный ассоциацией социологов и политологов до экономической амнистии, выявил: только шестая часть респондентов верит в ее положительный результат.

Тем не менее, 2 апреля 2001 года был принят Закон Республики Казахстан “Об амнистии граждан Республики Казахстан в связи с легализацией ими денег”, 29 июня 2001 г. в него были внесены изменения, касающиеся продления срока легализации (с двадцати до тридцати дней).

В заявлении премьер-министра Республики Казахстан, сделанному им в связи с принятием Закона, в частности, говорилось: “Пришло время, когда деловые люди должны прекратить работать в теневом бизнесе. Большинство из них сегодня понимает, что и выгоднее, и спокойнее держать капитал, осуществлять операции в банках, своевременно и в полном объеме платить налоги, чем хранить деньги дома или за рубежом, постоянно ощущая себя виновным. Государство заинтересовано в том, чтобы как можно больше денежных средств обслуживало официальную казахстанскую экономику, нежели нелегальную или зарубежную. Ведь это новые предприятия и фирмы, модернизация производства и села, экономический рост и новые рабочие места для наших соотечественников. Но главное, чему будет способствовать амнистия, - это укрепление социальной стабильности как основного фактора нашего устойчивого движения вперед. Нельзя держать предприимчивых людей вне закона”.

Основные положения Закона, принятого, как отмечалось в преамбуле к нему, с целью привлечения дополнительных финансовых средств в экономику Казахстана, сводились к следующему.

Экономическая амнистия была объявлена исключительной разовой акцией по легализации денег граждан Республики Казахстан, ранее выведенных из легального экономического оборота и не задекларированных. Ее суть заключалась в освобождении от налогообложения и ответственности лиц, совершивших отдельные правонарушения в сфере экономики, если они легализуют добытые в результате них капиталы.

Закон распространялся на граждан Республики Казахстан, которые зачислят деньги на специальные счета без права распоряжения ими на период легализации в банки второго уровня, входящие в систему коллективного гарантирования (страхования) вкладов (депозитов), путем вклада наличных денег в национальной или в иностранной валюте, а также перевода собственных денег с персональных счетов в иностранных банках. Период легализации денег по первому варианту Закона составлял двадцать календарных дней в течение 2001 года.

Указанный банк выдавал вкладчикам официальный документ (Свидетельство о внесении денег на специальные счета по легализации денег), в котором отмечались размер внесенной суммы и дата ее внесения. Суммы, внесенные на специальные счета, не включались в налогооблагаемый доход (ст. 6).

Лица, зачислившие деньги, освобождались от уголовной ответственности за совершение до срока начала легализации преступлений, предусмотренных статьями 190 - 192, 221 Уголовного кодекса Республики Казахстан (незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство, уклонение гражданина от уплаты налога) (ст. 7). На тех же условиях эти лица освобождались и от административной ответственности за совершение до срока начала легализации некоторых административных правонарушений (ст. 8).

При этом действие статей 6, 7 и 8 Закона не распространялось на лиц, в отношении которых до начала периода легализации денег были возбуждены уголовные дела и административные производства, а также на осужденных и на лиц, на которых были наложены административные взыскания.

Закон не распространялся на случаи легализации денег, полученных в результате коррупционных правонарушений, преступлений против личности, мира и безопасности человечества, основ конституционного строя и безопасности государства, собственности, интересов государственной службы, общественной безопасности и общественного порядка, здоровья населения и нравственности, а также денег, принадлежащих другим лицам или полученных в качестве кредитов.

В законе устанавливалось, что информация о наличии специальных счетов и количестве денег на них не подлежит разглашению, а наличие специального счета не может быть основанием для проведения любых процессуальных действий, в том числе осуществления уголовного преследования или применения административного взыскания. Деньги, предъявленные к легализации, могут быть изъяты в собственность государства только в установленном законодательством Республики Казахстан порядке, в случае вступления в законную силу судебных решений (приговоров), предусматривающих конфискацию имущества граждан, амнистированных в соответствии с настоящим Законом.

Распоряжение деньгами, поступившими на специальный счет в национальной и (или) иностранной валюте, могло осуществляться гражданином (вкладчиком) на следующий день после окончания срока легализации.

17 мая 2001 г. указом Президента Казахстана Н. Назарбаева было установлено начало периода легализации денег с 14 июня 2001 года.

Механизм реализации экономической амнистии подробно объяснялся в ряде документов Правительства, Генеральной прокуратуры, Налоговой полиции, Национального банка Казахстана. Так, согласно Инструкции о порядке открытия и ведения банками второго уровня специальных счетов граждан Республики Казахстан, амнистированных в связи с легализацией ими денег, утвержденной постановлением правления Национального банка Республики Казахстан от 9 апреля 2001 года № 89, специальные счета являлись сберегательными счетами, открываемыми вкладчиками на условиях вклада до востребования в тенге и иностранной валюте в банках-участниках. Порядок их открытия физическими лицами регулировался, таким образом, положениями Инструкции о порядке открытия, ведения и закрытия банковских счетов клиентов в банках Республики Казахстан, утвержденной постановлением правления Национального банка Республики Казахстан от 2 июня 2000 года № 266. В соответствии с ней открытие сберегательного счета осуществлялось на основании договора банковского вклада, для заключения которого гражданам Республики Казахстан необходимо было представить в банки-участники следующие документы: 1/ документ с образцом подписи; 2/ оригинал документа, выданный органом налоговой службы, подтверждающий факт постановки клиента на налоговый учет; 3/ для физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - копию документа установленной формы, выданного уполномоченным органом, подтверждающего факт прохождения государственной регистрации (перерегистрации); 4/ документ, удостоверяющий личность.

Специальные счета открывались в тенге и в таких, например, иностранных валютах, как бельгийский франк, голландский гульден, датская крона, доллар США, ЕВРО, итальянская лира, канадский доллар, немецкая марка, и другие (всего 20 валют).

После открытия специального счета в течение периода легализации денег владельцы указанных счетов могли зачислять на них деньги путем вклада наличных денег или перевода собственных денег с персональных счетов в иностранных банках, в тех валютах, в которых открыты специальные счета. При этом для перевода денег с персональных счетов граждан Казахстана в иностранных банках и их зачисления на специальные счета в банках-участниках представление гражданами лицензий на открытие вкладчиками счетов за границей не требовалось, и при каждом зачислении денег на специальный счет его владельцу выдавались свидетельства о внесении денег.

Специальные счета открывались и функционировали только в период легализации денег. Договор банковского вклада действовал до момента изъятия денег со специального счета. После окончания периода легализации эти счета потеряли статус специального; деньги с них были сняты наличными или зачислены банками-участниками на другие банковские счета, определенные владельцами специальных счетов, в тех же валютах, в которых они были внесены на счет или, по желанию, вкладчика, в другой валюте.

В письме Министерства государственных доходов
Республики Казахстан № ДА-2-2-15/3878 от 19 мая 2001 г.
, адресованном налоговым комитетам по областям Казахстана и г. г. Астана и Алматы, разъяснялись некоторые проблемы экономической амнистии, имеющие отношение к налогообложению. В частности отмечалось, что в соответствии с Законом о легализации, суммы, внесенные на специальные счета, не включаются в налогооблагаемый доход, однако в ст. 13 Закона Республики Казахстан “О налогах и других обязательных платежах в бюджет” в перечне доходов, подлежащих исключению из совокупного годового дохода, деньги, легализованные в соответствии с Законом о легализации, не указаны. Согласно ст. 6 Закона Республики Казахстан “О нормативных правовых актах” при наличии противоречий в нормах права нормативных правовых актов одного уровня действуют нормы акта, принятого позднее.  Таким образом, совокупный годовой доход должен быть скорректирован путем исключения из него денег физических лиц (граждан Республики Казахстан), легализованных в соответствии с Законом о легализации. 

В этом же письме еще раз подчеркивалось, что информация о наличии специальных счетов и количестве денег на них не подлежит разглашению. В связи с этим сотрудникам налоговых органов под угрозой дисциплинарной ответственности 
запрещалось запрашивать у банков второго уровня, либо других ведомств (в том числе у других налоговых комитетов) подобную информацию, а также представлять ее.

В письме Генеральной прокуратуры Республики Казахстан  от 21 апреля
2001 года № 7-4-1434-2001
, посвященном разъяснению анализируемого Закона, среди прочего, указывалось, что в соответствии со ст. 77 Конституции РК законы, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие их положение, обратной силы не имеют.
Поскольку пункты 1 и 2 ст. 3 Закона об экономической амнистии устанавливают правовые гарантии гражданам Республики, то они не могут быть ограничены действием иных законодательных актов. Гражданин   по окончании срока легализации может свободно распорядиться деньгами, предъявленными им к легализации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 2, пунктом 3 статьи 3 и статьей 9 Закона, то есть в случае легализации денег, полученных в результате коррупционных правонарушений, преступлений против личности, мира и безопасности человечества, основ конституционного строя и безопасности государства, собственности, интересов государственной службы, общественной безопасности и общественного порядка, здоровья населения и нравственности, а также денег, принадлежащих другим лицам или полученных в качестве кредитов.

Отмечалось также, что ст. 5 Закона предназначена для закрепления действия лица на легализацию своих денег, а не законности самой легализации. Поэтому, безусловно, что по истечении срока легализации Свидетельства о внесении денег на специальные счета по легализации денег будут являться доказательством законных прав граждан РК на легализованные деньги.

Одновременно Правительством предпринимались и такие шаги, направленные на повышение эффективности Закона об экономической амнистии, как предусмотренные в постановлении об уничтожении всех ранее поданных (с 1995 г. по 2000 г.) налоговых деклараций. По словам министра государственных доходов Зейнуллы Какимжанова, “это позволит всем гражданам республики с 1 января 2002 г. начать жизнь с чистого листа”. Для создания необходимых условий вовлечения легализованных средств в экономику правительство своими решениями отменило с 1 июня по 3 июля 2001 г. для граждан Казахстана однопроцентную ставку таможенной пошлины на ввоз наличной иностранной валюты, а также установило на три месяца, с 4 июля по 4 октября 2001 г., для граждан и юридических лиц-резидентов Казахстана нулевую ставку по сборам за регистрацию физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью; за право занятия отдельными видами лицензируемой деятельности; за государственную регистрацию прав на недвижимое имущество юридических лиц и сделок с ним и за государственную регистрацию юридических лиц. В рамках эффективного использования амнистированных средств с мая по июнь были снижены объемы эмиссий среднесрочных государственных ценных бумаг, увеличение которых было запланировано к июлю 2001 года. Отсрочивались и мероприятия по выпуску ценных бумаг крупных предприятий, в том числе национальных компаний, для того, чтобы приурочить начало размещения ценных бумаг к дате завершения периода легализации. Одновременно в Казахстане впервые пошли на снижение налогов: с 1 июля ставка налога на добавленную стоимость снижена на 4%, а социального налога - на 5%.

Основные результаты экономической амнистии в Республике Казахстан сводились к следующему.

Легализация осуществлялась с 14 июня по 14 июля 2001 года. Первоначально официальный срок легализации капитала был равен 20 календарным дням, и мероприятие должно было завершиться 3 июля 2001 года. Но власти, обнаружив, что по окончании установленного срока в страну было перечислено всего около 140 млн. долларов, решили продлить акцию на 10 дней. Особая активность со стороны желающих легализовать свои средства, сообщил Председатель Национального банка Казахстана Г. Марченко, наблюдалась в течение последних трех дней. За данный период приток амнистированных средств в банки составил порядка 250 млн. долларов.

По официальным данным Национального банка Казахстана, благодаря легализации капиталов всего в страну вернулось 480,217 миллионов долларов США. Почти 3 тысячи граждан (основная масса - из Алматы и Алматинской области) воспользовались предоставленным им правом. 88% всех легализованных средств составили наличные деньги, - эта сумма находилась в основном теневом обороте у предпринимателей средней руки. 11,4% переведены на спецсчета из иностранных банков.

Размеры вкладов составили от 2 до 500 тысяч долларов; из них - 6,5% вкладов в наличной национальной валюте тенге, 82 % в наличных долларах.

Таким образом:

1/ каждый из принявших участие в легализации средств, в среднем перевел в официальный статус 160 072 долларов США;

2/ при населении страны, исчисляемом по последним данным, в 16 963 600 человек, в легализации приняло участие около 3 тысяч человек, или 0,02% от всего населения.

Оправдала ли экономическая амнистия при таких результатах возлагавшиеся на нее надежды?

1. Прогнозы о том, какие средства вернутся в Казахстан в результате амнистии, существенно расходились. По самым пессимистичным предположениям, речь могла идти о нескольких сотнях миллионов долларов, по самым оптимистичным, - о нескольких миллиардах. На одном из первых пленарных заседаний Мажилиса, посвященных обсуждению закона об экономической амнистии, министр финансов Казахстана Мажит Есенбаев, отвечая на вопросы депутатов, сказал, что “трудно оценить объем денег, которые могут поступить после вступления в силу этого закона. Существуют разные расчеты, по некоторым из них поступления могут составить от 500 миллионов долларов и выше”. Экономический обозреватель Би-Би-Си Дина Ньюмен до проведения амнистии заявляла: “Ожидается, что приток валюты составит до миллиарда долларов и что все эти деньги потекут в коммерческие банки страны, которые затем через так называемый Банк развития Казахстана смогут вложить в науко- и капиталоемкие производства, долгосрочные проекты”. Газета “Коммерсант” писала: “Относительно того, сколько денег будет выведено из тени в результате амнистии, существуют разные прогнозы. Одни ждут полмиллиарда долларов, другие - не более пары сотен миллионов. Есть оптимисты, которые называют и $3 млрд.”. Независимая газета, в свою очередь, сообщала: “По предварительным расчетам специалистов Министерства финансов и Национального банка страны, всего в период кампании может быть легализовано до 500 миллионов долларов”. По прогнозам казахстанской газеты “Время по”, “введение этого закона позволит вернуть в Казахстан от 300 до 500 млн долларов США, которые были вывезены за пределы страны из-за жесткого фискального режима, а также средства, которые оборачиваются в “теневой” экономике”.

Как видим, наиболее пессимистичные прогнозы, к счастью, не оправдались. В то же время сумма, которая называлась в прогнозах чаще других, - 500 миллионов долларов, в результате экономической амнистии практически была достигнута.

Это результаты экономические. Не смотря на то, что легализованные деньги остаются частным капиталом, и государство не получило с этих денег доходов в виде налоговых выплат, опосредованная экономическая польза государства, думаю, очевидна. Капитал, размещенный в банковской системе Казахстана, будет работать на Казахстан. В связи со значительным притоком наличных долларов можно не без оснований рассчитывать и на укрепление национальной казахстанской валюты.

В то же время, на мой взгляд, законодатель Казахстана не использовал до конца возможности экономической амнистии. Разумно и целесообразно было бы заложить в Закон об амнистии льготное специальное налогообложение легализуемых капиталов (без включения их в налогооблагаемую базу за 2001 год). Даже если бы налог составил 1% от суммы легализуемых средств, в бюджет Республики Казахстан поступило бы 4 802 170 долларов США. Думаю, однако, что на результат экономической амнистии не особенно бы повлиял и факт установления налога с легализуемых сумм в размере трех – пяти процентов. Подобный шаг законодателя только укрепил бы легитимность легализованных денег.

2. Существуют еще и политические результаты экономической амнистии, проведенной в Казахстане, которые также широко прогнозировались и обсуждались.

По мнению директора Центрально-Азиатского агентства политических исследований Казахстана Ерлана Карина, “амнистия  капиталов, в первую очередь, имела политическую цель, нежели  экономическую. А именно - укрепление финансового и политического доверия к власти. Но эта цель не была достигнута. Более того, сам процесс   амнистии  капиталов лишь только привел к тому, что население  Казахстана в очередной раз получило подтверждение того, что когда-то кто-то незаконным способом обкрадывал страну, а теперь получил индульгенцию от властей”.

Имеются данные, согласно которым результатами экономической амнистии не удовлетворены предприниматели. Так, на селекторном совещании представителей власти с предпринимателями регионов, устроенном Агентством РК по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и малого бизнеса, предприниматели, из которых 70% являются крупными, а 30% - средними, признались в том, что им легализовывать нечего. К такому же мнению приходит и председатель общественного объединения “Единство” профессор Даметкен Аленова: “У 99% не только граждан, но и представителей крупного и среднего бизнеса нет таких денег, которые можно было бы легализовать”. Виктор Ямбаев из Ассоциации предпринимателей Казахстана считает, что “легализация капиталов не принесла ничего хорошего для малого и среднего бизнеса. …Процесс амнистии чужих денег прикрывался именем малого и среднего бизнеса. Данная акция проводилась в интересах небольшой группы людей. Что касается малого и среднего бизнеса, то ему нужна не легализация капиталов, а благоприятная налоговая среда”.

Ербол Жумагулов, специально проанализировавший для Института по освещению войны и мира результаты экономической амнистии, делает следующий неутешительный вывод: “…В очередной раз стало ясно, что инициатива властей была обусловлена выгодой, о которой, по большому счету, догадывалось общество. И наверняка, если в скором времени власти задумают осуществить амнистию капиталов, приобретенных чисто криминальным путем, то общественность вряд ли этому удивится”.

Утверждается также, что “имиджу Казахстана проведенная амнистия повредила, и не слабо. Практически любой человек мог “отмыть” деньги, просто объявив о своих доходах в Казахстане, при этом еще и не уплатив ни копейки - казахи не взимают с амнистированных ни налогов, ни сборов. Кстати, наиболее неоднозначным моментом казахстанской амнистии является ликвидация деклараций о доходах и имуществе за последние пять лет”.

Думаю, это отчасти соответствует истине. Совсем исключить возможность легализации капиталов, запрещенных для легализации Законом 2001 г. невозможно. Полагать в то же время, что подобные криминальные капиталы занимают в общем легализованном капитале значительное, если не большее, место, было бы тоже неверно. Общепревентивное действие Закон об экономической амнистии сыграл. Хотя, может быть, главный урок казахстанской экономической амнистии состоит в том, что в соответствующем законе должно быть оговорено, как пресечь возможность легализации денег, добытых с помощью преступного промысла, например, сбыта наркотиков или оружия, разбойных нападений или хищений людей, преступлений, совершаемых организованными группами, и т.д. К сожалению, подобные механизмы не были разработаны в достаточной степени при проведении экономической амнистии в Казахстане.

3. Проведенная в Казахстане экономическая амнистия оказалась малоэффективной в деле частичного решения проблемы бегства капиталов за границу, а именно, в деле возвращения в страну бежавших капиталов. Из всей суммы легализованных капиталов (480 217 000 долларов США) всего 11,4 % (в абсолютном выражении, это 54 744 738 долларов США) составили средства, переведенные из-за границы Казахстана. Таким образом, Казахстан повторил печальный в этом аспекте опыт индийской экономической амнистии.

Разумеется, и названная сумма возвращенных из-за границы легализованных средств далеко не является ничтожной. Полагаю, однако, что условия возвращения в страну и легализации ранее бежавших капиталов оказались мало привлекательными для их владельцев. Следовало бы предусмотреть более выгодный механизм реализации экономической амнистии в отношении размещенных за рубежом средств. В числе одной из его возможных мер можно назвать, например, различное налогообложение легализуемых местных и зарубежных капиталов. Вполне возможно было бы стимулировать приток легализуемых капиталов из-за рубежа, установив для этих средств пониженный процент налогообложения (скажем, 2% вместо 3-5 % для местных капиталов), или вообще отказавшись от него.

§ 4. Экономическая амнистия в России была бы полезной.

В России разрабатывался проект постановления Государственной Думы об экономической амнистии. Он был инициирован заместителем председателя комитета по законодательству А. Федуловым и обсужден советом палаты. По этому проекту предусматривалось, что все, кто имеет счета в зарубежных банках и теневые капиталы в России, могут беспоследственно легализовать эти средства в течение полугода со дня объявления амнистии. Предполагалось, что весь легализуемый капитал должен быть обложен подоходным налогом по единой 13-процентной ставке. Комитет Госдумы по государственному строительству рекомендовал нижней палате отклонить данное постановление, что и было сделано (в январе 2001 г.).

Очевидно, что это решение в определенной мере может быть объяснено произведенными изменениями в налоговом законодательстве России, согласно которым введен единый размер подоходного налога для физических лиц - 13 %. Как сказал на международной конференции по борьбе с отмыванием денег в Петербурге министр внутренних дел Борис Грызлов: “13-процентный подоходный налог - это уже амнистия”, подтверждая этим свое предыдущее высказывание: “Амнистии капиталов в России не будет”.

Думаю, однако, что в данном случае, с учетом всего, что изложено выше, больше внимания заслуживают слова директора Федеральной службы налоговой полиции РФ М. Фрадкова, сказанные им в Ростове-на-Дону после окончания окружного совещания налоговых полицейских в рамках поездки по федеральным округам: “Опыт Казахстана в проведении амнистии теневых капиталов должен быть внимательно изучен. Вопрос неоднозначный, при этом важны источники получения доходов. Все должно быть взвешено на весах целесообразности, чтобы при проведении амнистии не пострадали законопослушные предприниматели и в то же время, чтобы можно было ужесточить ответственность за налоговые правонарушения”. При этом М. Фрадков заметил, что когда в стране снижаются налоги, к тем предпринимателям, которые “не собираются их платить даже в этих условиях, должны применяться более жесткие требования”.

С учетом казахстанских уроков осуществления экономической амнистии в стране проведение экономической амнистии в России было бы полезным. Введение низкого подоходного налога не может ее заменить, поскольку он способен, в определенной степени, противодействовать оттоку капитала, который еще не состоялся. Вернуть бежавший капитал в Россию, низкое налогообложение не в силах.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

  1. При множестве специальных исследований по экономической преступности исследования проблемы бегства капиталов из России в уголовно-правовой и криминологической науке практически не проводились.
  2. Практически не рассматривалась в науке в качестве самостоятельной уголовно-правовой и криминологической проблемы и проблема экономической амнистии.
  3. Явление “бегство капиталов за границу”, исходя из условий его совершения и причин существования этого явления, не может быть познано с помощью точных статистических показателей. Главным методом его познания являются экспертные оценки.
  4. Вывоз капиталов за границу России подвергался тщательному вниманию различных экспертов, высказывавших по этому явлению свои оценки, начиная с первой половины 90-ых годов 20-го столетия.
  5. Не смотря на то, что экспертные оценки различных экспертов значительно разнятся, они, в основном, сопоставимы и укладываются в единый порядок цифр, символизирующих уровень бегства капиталов.
  6. Самым высоким как минимальным, так и максимальным ежегодным и помесячным показателями вывоза капиталов за границу России характеризовался 1997 год; близко к нему примыкает 1995 год.
  7. Самый низкий уровень бегства капиталов за границу России, с учетом минимальных и максимальных показателей, по экспертным оценкам, характерен для 1993 и 2001 годов.
  8. Некоторые годы из анализируемых 1992 – 2001 годов особенно сложны для экспертной оценки бегства капиталов за границу. Разница между минимальным и максимальным значением бегства в год и ежемесячно велика; при этом некоторые эксперты могут относить конкретный год или к наиболее спокойным в проблеме бегства капиталов за границу, или, наоборот, к годам с максимальным оттоком капитала. Такими годами являются 1998 и 2000 годы.
  9. Официальная статистика по поводу бегства капиталов за границу сводится к статистике, имеющей отношение к криминальному бегству, а именно, к составам контрабанды (ст. 188 УК) и невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК). Она, однако, глубоко дефектна в связи с высочайшей латентностью указанных преступлений. По оценкам многих специалистов, латентность достигает 93 – 97 %.
  10. Указанные преступления составляют незначительную часть в общей структуре преступности, в среднем это одна десятая процента от общего количества возбужденных уголовных дел. В структуре экономической преступности, подпадающей под гл. 22 УК – преступления в сфере экономической деятельности, доля преступлений, направленных на противодействие бегству капиталов за пределы России, также незначительна.
  11. Наблюдается отчетливая и постоянная тенденция к снижению доли контрабанды и невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте в структуре преступности, подпадающей под гл. 22 УК: от 5,5% в 1997 г. до 2,9% в 2000 г. Указанная тенденция порождена подобной же тенденцией в контрабандной преступности. Что касается отдельно преступности, заключающейся в невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте, ее доля в структуре экономической преступности незначительно, однако постоянно растет.
  12. В целом по этой категории преступности с 1997 г., т.е. года вступления в действие УК РФ 1996 г., фиксируется постоянный рост количества возбужденных уголовных дел, который обеспечивается постоянным ростом, как количества фактов выявленной контрабанды, так и количества фактов выявленного невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте. Особенно значительным является рост количества возбужденных уголовных дел по ст. 193 УК, которые, однако, в абсолютных цифрах измеряются менее чем в трех сотнях дел в целом по России.
  13. Темпы прироста анализируемой преступности к предыдущему году, достаточно высокие в 1998 и 1999 годах, особенно по невозвращению из-за границы средств в иностранной валюте, в 2000 г. заметно снизились; по ст. 193 УК – почти вдвое.
  14. Количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления, связанные с бегством капиталов из России, в абсолютном и процентном выражении за период с 1997 по 2000 годы какими-то постоянными тенденциями не характеризуется; в отдельные годы наблюдался как спад, так и рост (незначительный) количества привлеченных. Отсутствуют выраженные тенденции к росту фактов привлечения к уголовной ответственности и отдельно по контрабанде и по невозвращению из-за границы средств в иностранной валюте (по последнему составу рост наблюдается только в течение 1999 и 2000 годов).
  15. В то же время наблюдается отчетливая тенденция к снижению доли привлеченных к уголовной ответственности за анализируемые преступления в общей структуре привлеченных к уголовной ответственности за год (с 0,13% в 1997 г. до 0,1% в 2000 г.) и в структуре лиц, привлеченных к ответственности за экономические преступления, предусмотренные гл. 22 УК (с 4,3% в 1997 г. до 1,4% в 2000 г.). Эта тенденция, опять-таки, порождена тенденцией доминирующей в структуре этой преступности преступности контрабандной.
  16. Бегство капиталов за границу России представляет собой их фактический вывоз за пределы российской территории и невозвращение капиталов в Россию, если они фактически – по собственнику или законному владельцу – являются российскими.
  17. Под бегство не подпадает смена российского собственника на иностранного (например, продажа доли в собственности, продажа всего предприятия в целом российским бизнесменом иностранному партнеру) в том случае, если капиталы остаются на территории России, но фактически переходят в собственность иностранного государства. В этом случае капитал “работает” на российскую экономическую систему.
  18. Нельзя относить к бегству капиталов за границу и перевод рублевых запасов, капиталов, в валютные, если эти капиталы остаются на территории России. Бегство капиталов за границу отсутствует, поскольку капитал находится в России.
  19. Место вывоза капитала за границу России, или место, где размещается, откуда не возвращается капитал, - конкретное иностранное государство – значения не имеет. Оно может быть любым.
  20. Место размещения капитала зависит от его происхождения. Легальный капитал, полученный законным путем, чаще размещается в экономически развитых государствах. Напротив, капитал, приобретенный полузаконными или незаконными способами, прячется в оффшорных зонах, в которых отсутствует строгий контроль за происхождением капиталов.
  21. Конкретные разновидности способов утечки капиталов за границу могут быть сведены к следующим основным: 1/ банковскому, осуществляемому путем переводов и иных банковских операций в отношении денежных средств, находившихся на счетах в российских банках, повлекших их зачисление на счета в иностранных банках; 2/ способу вывоза наличной и иной (находящейся, например, на кредитных карточках, в дорожных чеках и т.п.) валюты и валютных ценностей, ценных бумаг при пересечении границы России, при следовании за границу Российской Федерации; 3/ невозвращению полученной от экономической деятельности, осуществляющейся за пределами России, валюты на территорию Российской Федерации; 4/ ведению заведомо невыгодной для российского партнера официальной экономической деятельности с иностранными партнерами или российскими предприятиями, размещенными за границей, с одновременным получением валютной неофициальной выгоды за пределами России и ее размещением там; 5/ способу использования телеграфных и иных небанковских переводов денежных средств за рубеж. Часто для осуществления вывоза капиталов за границу используется несколько способов одновременно.
  22. Если оценивать способы бегства капиталов с точки зрения их соответствия законодательству, можно выделить: 1/ законные способы (например, вывоз продекларированной валюты, или законных капиталов с помощью кредитной карточки, или создание предприятий с определенным капиталовложением в них за рубежом в соответствии с российским законодательством, и т.д.); 2/ незаконные, но не преступные способы (к ним следует отнести контрабандный вывоз капиталов, не подпадающий под уголовно-правовое понятие контрабанды, невозвращение валютной выручки из-за границы на сумму, недостаточную для признания деяния преступным, т.е. не свыше 10 тысяч МРОТ, финансовые и банковские нарушения, не являющиеся преступными, по порядку перевода капиталов за границу с использованием банковских операций, и др.); 3/ преступные способы бегства (по российскому уголовному законодательству их два – контрабанда (ст. 188 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК)).
  23. Понятие “капиталы” в явлении “бегство капиталов за границу” в основном образовано капиталом в виде наличных и безналичных денежных средств в любой, преимущественно, нероссийской валюте, а также в виде ценных бумаг, в том числе, бездокументарных. Капиталы могут быть представлены также иными валютными ценностями, например, драгоценными камнями или драгоценными металлами, сырьевыми ресурсами, и т.п.
  24. В явлении “бегство капиталов за границу России” речь идет только о тех капиталах, которые могут “работать” в Российской Федерации, т.е. капиталов, образованных в результате: 1/ законной деятельности, 2/ незаконной, но не преступной деятельности (в результате, например, финансовых, банковских, таможенных, валютных, налоговых и иных правонарушений), 3/ преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности (предусмотрены гл. 22 УК РФ).
  25. В понятие капиталов, которые бегут из России, следует включать капиталы, появившиеся в результате так называемой “серой” теневой экономики. Это капиталы, образовавшиеся в результате совершения таких преступлений, как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК), лжепредпринимательство, не связанное с совершением хищений и иных преступлений, не подпадающих под гл. 22 УК (ст. 173 УК – частично), незаконное получение кредита (ст. 176 УК), невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК), весь спектр налоговых преступлений (ст. ст. 194, 198 199 УК), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК). В немалой степени появление таких капиталов обусловлено экономической политикой Российского государства, правильнее сказать, ее изъянами и издержками.
  26. Капиталы, полученные в результате совершения других преступлений (хищений, преступлений, связанных с преступным оборотом оружия, радиоактивных веществ или ядерных материалов, наркотических средств или психотропных веществ, и т.д.), ни при каких условиях не могут быть возвращены в официальную экономику в таком виде, без изменения их статуса. Подобные капиталы должны быть безусловно конфискованы. Поэтому понятие “бегство капиталов за границу России” на такие капиталы не распространяется; в отношении них действует федеральное российское и международное законодательство о противодействии легализации (отмыванию) капиталов, приобретенных преступным путем.
  27. Таким образом, “бегущие” капиталы обладают двумя обязательными признаками: а) они могут иметь любую форму выражения, однако чаще представлены денежными средствами в иностранной валюте; б) они появились в результате законной деятельности; незаконной, но не преступной деятельности; преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности (предусмотрены гл. 22 УК РФ).
  28. Бегство капиталов далеко не однородное явление. Оно включает в себя полностью криминальные виды, незаконные, но не преступные разновидности, и совершенно легальные формы утечки капиталов за пределы России.
  29. Криминальное бегство капиталов за пределы Российской Федерации может быть преступным или по причине преступного характера происхождения капиталов, или по причине преступного способа утечки капиталов за границу; возможно и сочетание того и другого.
  30. Существует несколько относительно самостоятельных разновидностей криминального бегства капитала из страны: 1/ бегство, преступное как по способам осуществления, так и по происхождению капиталов; 2/ бегство, непреступное по происхождению капиталов, но преступное по способам его осуществления; 3/ бегство, преступное по происхождению капиталов, но непреступное по способам его осуществления.
  31. Незаконные, но не преступные разновидности бегства капиталов за пределы Российской Федерации подразделяются на следующие группы: 1/ бегство, незаконное, но не преступное, как по способам осуществления, так и по происхождению капиталов; 2/ бегство, законное по характеру происхождения капиталов, но незаконное, но не преступное, по способам его осуществления; 3/ бегство, незаконное, но не преступное, по происхождению капиталов, но законное по способам его осуществления.
  32. Легальные формы утечки капиталов за пределы России имеют место тогда, когда и капитал получен в результате полностью легитимной – законной – деятельности, и способы вывоза его за границу или невозвращения капитала в Россию абсолютно законны.
  33. Основные проявления (свидетельства) опасности для национальной экономики России бегства капиталов за ее пределы сводятся к следующим: 1/ экономическая опасность, которая проявляется в совокупности характеристик (отсутствие возможного в гораздо больших размерах внутреннего инвестирования экономики, необходимость дополнительного зарубежного инвестирования национальной экономики, неполучение государством налогов от налогообложения бежавших капиталов, и др., приводящее в конечном итоге к дальнейшему ослаблению экономики); 2/ политическая опасность (она состоит в том, что растущий и высокий уровень бегства капиталов за границу свидетельствует не только об экономической слабости, но и о политической нестабильности российского государства. Недоверие российских капиталовладельцев к своему государству, к тому, что оно может реально гарантировать сохранность их капиталов, оборачивается снежным комом и влечет такое же недоверие к нему иностранных партнеров, и, как следствие, отказ от возможных инвестиций и т.д.); 3/ социальная опасность (ослабление и без того низких показателей экономического состояния России приводит к возрастанию социальной напряженности в обществе, к недовольству населением политикой государства, многократно усиливающемуся еще и тем фактом, что привлечение к любой ответственности – гражданской, уголовной, административной, налоговой и т.д. даже за криминальный вывоз капитала является единичным); 4/ опасность возрастания реального уровня экономической и коррупционной преступности (уход от ответственности является мощным криминогенным фактором; он делает привлекательным и безопасным бегство капиталов за границу, которое часто совершается или влечет за собой совершение целого спектра преступлений: налоговых, различных фальсификаций (подделок) документов, коррупционных, прежде всего, взяточничества и коммерческого подкупа, и т.д.).
  34. Убежавшие капиталы представляют собой своего рода упущенную государством экономическую выгоду, поскольку вместо того, чтобы быть инвестированными, размещенными в легальной экономике России, они служат, в основном, зарубежному банковскому капиталу. Экономический вред, причиняемый государству бегством капиталов, выражается не в прямом положительном ущербе (уменьшении государственного капитала), поскольку государству такой капитал не принадлежит, и его судьба определяется собственником или законным владельцем, а в упущенной выгоде.
  35. Основные причины бегства капиталов за пределы России лежат в экономической сфере и объясняются экономическими интересами собственников или законных владельцев бегущих капиталов. Все остальные причины бегства капиталов за границу носят производный от экономических причин характер. В механизме поведения собственника или владельца бежавших капиталов всегда есть экономическая мотивация, именно она предопределяет его поведение в отношении размещения капиталов за границей России.
  36. В свою очередь, эти экономические интересы формируют: 1/ стремление сохранить свои капиталы; 2/ стремление приумножить эти капиталы, заставить их работать; 3/ стремление уйти от необходимости уплачивать с существующих капиталов высокие налоги; 4/ стремление легализовать свои капиталы, полученные не всегда законным путем, с тем, чтобы можно было передать их по наследству, распорядиться ими официально; 5/ стремление получить с капиталов более высокий доход, чем это возможно на территории России, и т.д.
  37. Поведение собственника или владельца бежавших капиталов объясняется взаимодействующей по своим законам совокупностью экономических и производных от них причин, которая никогда не сможет быть выделена и познана до конца даже в конкретном случае. Иное означало бы упрощенческий, примитивный подход к проблеме причин бегства капиталов за границу.
  38. В решении вопроса о способах противодействия бегству капиталов за границу исходить следует из причин этого явления. Поскольку они, в основе своей, всегда являются экономическими, постольку и противодействовать бегству нужно экономическими методами.
  39. Пути осуществления экономических мер противодействия бегству капиталов за границу могут быть разными: 1/ либерально-рыночный путь, заключающийся в основном в проведении мягких экономических реформ в стране, направленных на создание развитой, сильной и высокоэффективной экономики. Администрирование, запрет оттока капиталов за границу, при этом сведен к минимуму, хотя далеко не исключен (прежде всего, это запрет различных контрабандных способов оттока капиталов за пределы своего государства). Проблема бегства капиталов такими способами решается плавно, постепенно, путем косвенного позитивного экономического воздействия на субъектов бегства; 2/ путь либерально-административный. Постепенное проведение экономических реформ в стране, повышающих привлекательность национальной экономики для инвесторов, имеет место и здесь, и также признается приоритетным. Однако для получения быстрых результатов достаточно широко используются административные методы, методы запрета, в том числе, уголовно-правового. Законодательно вводятся ограничения на осуществление некоторых видов внешнеэкономической деятельности, жестко регулируется порядок возвращения в страну валютной выручки, полученной за ее пределами, со значительными ограничениями регламентирован порядок размещения денежных средств за границей, и т.д. Полная государственная валютная и внешнеэкономическая монополия, однако, не вводится. По этому пути идет в настоящее время и Россия, причем для нас характерно постепенное ослабление административной составляющей анализируемого пути; 3/ административный путь, или путь введения государственных монополий на внешнеэкономическую и валютную деятельность. Он характеризуется полным и полностью административным решением проблемы бегства капиталов за границу. Внешнеэкономическая деятельность, валютное регулирование – монополии государства, нарушение которых жестко карается не только, и не столько экономическими методами, сколько методами принуждения, прежде всего, уголовно-правового.
  40. Позитивный закон, вводящий ограничения в сфере валютного регулирования, порождает отклоняющееся от нормы, которую он устанавливает, поведение хозяйствующих субъектов, поскольку существенно ограничивает экономическую самостоятельность хозяйствующего субъекта, не выгоден ему, с учетом инфляционных процессов причиняет ему значительный материальный ущерб. Криминогенность российского валютного законодательства очень высока.
  41. В то же время на современном уровне развития российской экономики порождение валютным законодательством отклоняющегося поведения является необходимым злом во имя благих целей - стабилизации курса рубля, создания условий для его конвертируемости, рационализации порядка расчетов экспортеров с государственным бюджетом.
  42. Уголовно-правовые способы противодействия бегству по российскому уголовному законодательству заключаются во введении уголовной ответственности за контрабанду (ст. 188 УК) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК). При этом: 1/ уголовная ответственность за контрабанду направлена не только и даже не столько на противодействие бегству капиталов за границу, сколько на предотвращение преступного ввоза на территорию России различных предметов и иных ценностей (в том числе, и иностранной валюты) и преступного вывоза за пределы России товаров и иных предметов, не подпадающих под понятие “капиталы” при бегстве (наркотики, оружие, и др.; 2/ бегству капиталов за границу, как правило, сопутствует целый спектр преступлений, совершаемых их собственником или владельцем. Эти преступления могут характеризовать происхождение капиталов (появление их, например, в результате незаконного предпринимательства, незаконной банковской деятельности, налоговых преступлений и др.) или способствовать беспрепятственному вывозу капиталов за пределы России (к таким преступлениям относятся, например, служебный подлог, приобретение, похищение или подделка официальных документов, незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации, и др.). Они, однако, уголовной ответственности собственно за бегство капиталов за границу не предусматривают, и поэтому к уголовно-правовым способам противодействия бегству отнесены быть не могут.
  43. Уголовное законодательство развитых в экономическом отношении стран, как правило, не предусматривает специальных норм, посвященных противодействию бегства капиталов за границу (кроме контрабанды). Уголовно-правовые методы борьбы с бегством капиталов за границу используются, в основном, государствами с формирующейся рыночной экономикой или государствами с неразвитой или нестабильной экономической системой.
  44. Установление уголовной ответственности за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте ошибочно. Криминализация не выполняет своего предназначения. Способы противодействия подобным нарушениям валютного законодательства должны быть строго экономическими.
  45. Традиционным для мирового законодательного опыта уголовно-правовым методом борьбы с бегством капиталов является установление уголовной ответственности за контрабанду, которая в отношении наличной валюты или других капиталов наказуема, как правило, если осуществляется в крупных размерах.
  46. Кроме контрабанды, к уголовно-правовым методам борьбы с бегством капиталов за границу относятся: сокрытие (невозвращение) валютной выручки; незаконное открытие валютных счетов за пределами государства; занятие внешнеторговой деятельностью без разрешения или в нарушение такого разрешения; перевод за границу через финансовое учреждение денежных средств с использованием поддельного, фальсифицированного документа или документа с неправильным содержанием; нарушение положений законодательных актов относительно режима сделок ввоза и вывоза, других операций с валютными ценностями или обязанностей по их декларированию; нарушение порядка совершения валютных сделок или незаконная сделка с иностранной валютой.
  47. Все названные преступления влекут достаточно строгое уголовное наказание (в среднем, лишение свободы на срок три года – пять лет) и считаются, в основном, преступлениями средней тяжести. Самое жесткое уголовное законодательство в сфере борьбы с бегством капиталов за границу – это уголовное законодательство Китая, Таджикистана и Узбекистана. Как правило, уголовное законодательство за совершение преступлений в сфере бегства капиталов за границу не предусматривает специальных видов освобождения от уголовной ответственности, т.е. не использует институт поощрительных норм уголовного закона.
  48. Способы противодействия бегству капиталов за границу России включают в себя, прежде всего, и в основном, способы предотвращения оттока капитала из страны в дальнейшем, способы сокращения размеров оттока. Они далеко не всегда действуют как способы возвращения убежавших капиталов в свою страну. Вернуть беглые капиталы административными мерами практически невозможно.
  49. Только финансовая, экономическая привлекательность государства способна частично положительно повлиять на возврат капиталов, размещенных за границей. Проблему возврата убежавших капиталов в определенной степени способна решить экономическая амнистия.
  50. Отношение к экономической амнистии далеко не является однозначным. Среди политиков, юристов, экономистов, ученых есть как приверженцы, так и противники проведения экономической амнистии в стране. Отношение населения (без выборки определенной его категории) к ней в большинстве случаев крайне негативное. Можно прогнозировать достаточно высокий уровень позитивного отношения к экономической амнистии представителей предпринимательских кругов. Оно в конечном итоге будет определяться такими обстоятельствами, как: 1/ размер бизнеса; 2/ время создания основных капиталов; 3/ легальность бизнеса (наличие официальной государственной регистрации, лицензирования, когда оно необходимо, состояние уплаты налогов, и т.д.); и др.
  51. Хотя мировому опыту управления экономикой известно проведение экономических амнистий, тем не менее, этот опыт не является богатым. Экономические амнистии проводились в Швейцарии, Китае, Аргентине, во Франции, в Индии, в некоторых других странах Латинской Америки, в Ирландии и Турции.
  52. Наибольший интерес представляет опыт проведения экономической амнистии в Казахстане, поскольку он является последним по времени, и наши государства достаточно исторически близки.
  53. Могут быть выделены основные экономические и политические результаты осуществленной в Казахстане экономической амнистии. Экономические заключаются в том, что в официальный оборот государства вернулось порядка 500 млрд. долларов США. Не смотря на то, что легализованные деньги остаются частным капиталом, и государство не получило с этих денег доходов в виде налоговых выплат, опосредованная экономическая польза государства очевидна. Капитал, размещенный в банковской системе Казахстана, будет работать на Казахстан. В связи со значительным притоком наличных долларов можно не без оснований рассчитывать и на укрепление национальной казахстанской валюты. Политические результаты экономической амнистии заключаются в том, что она, по мнению большинства экспертов, не укрепила доверия к власти, и повредила международному имиджу государства.
  54. Основными уроками казахстанской экономической амнистии являются следующие: 1/ законодатель Казахстана не использовал до конца возможности экономической амнистии. Разумно и целесообразно было бы заложить в Закон об амнистии льготное специальное налогообложение легализуемых капиталов (без включения их в налогооблагаемую базу за год). Подобный шаг законодателя только укрепил бы легитимность легализованных денег; 2/ проведенная в Казахстане экономическая амнистия оказалась малоэффективной в деле возвращения в страну бежавших капиталов. Из всей суммы легализованных капиталов всего 11,4 % составили средства, переведенные из-за границы. Условия возвращения в страну и легализации ранее бежавших капиталов оказались, таким образом, мало привлекательными для их владельцев. Следовало бы предусмотреть более выгодный механизм реализации экономической амнистии в отношении размещенных за рубежом средств. В числе одной из его возможных мер можно назвать, например, различное налогообложение легализуемых местных и зарубежных капиталов. Вполне возможно было бы стимулировать приток легализуемых капиталов из-за рубежа, установив для этих средств пониженный процент налогообложения, или вообще отказавшись от него; 3/ хотя общепревентивное действие казахстанский Закон об экономической амнистии сыграл, механизмы пресечения возможности легализации денег, добытых с помощью преступного промысла, например, сбыта наркотиков или оружия, разбойных нападений или хищений людей, преступлений, совершаемых организованными группами, и т.д., не были разработаны в нем в достаточной степени.
  55. С учетом этих уроков проведение экономической амнистии в России было бы полезным. Введение низкого подоходного налога не может ее заменить, поскольку он способен, в определенной степени, противодействовать оттоку капитала, который еще не состоялся. Вернуть бежавший капитал в Россию, низкое налогообложение не в силах.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

Нормативные акты:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект, 2001.
  2. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Научное редактирование, предисловие проф. И.М. Рагимова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  3. Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисловие проф. Б.В. Волженкина. Обзорная статья А.В. Баркова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  4. Уголовный кодекс Республики Болгария / Ред. кол.: А.И. Лукашов (науч. ред.) и др. – Мн., 2000.
  5. Уголовный кодекс Грузии / Науч. ред. З.К. Бигвава. Вступ. статья В.И. Михайлова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  6. Уголовный кодекс Республики Казахстан / Предисловие министра юстиции РК проф. И.И. Рогова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  7. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. проф. А.И. Коробеева. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  8. Уголовный кодекс Латвийской Республики / Науч. ред. и вступ. статья к.ю.н. А.И. Лукашова и к.ю.н. Э.А. Саркисовой. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  9. Уголовный кодекс Республики Таджикистан / Предисловие А.В. Федорова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  10. Уголовный кодекс Республики Узбекистан / Вступ. статья М.Х. Рустамбаева, А.С. Якубова, З.Х. Гулямова. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  11. Уголовный кодекс Украины / Науч. ред. и предисловие проф. В.Я. Тация и проф. В.В. Сташиса. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  12. Уголовный кодекс Эстонской Республики / Науч. ред. и пер. с эст. В.В. Запевалова; вступ. статья доц. Н.И. Мацнева. – СПб.: “Юридический центр Пресс”. – 2001.
  13. Таможенный кодекс Российской Федерации.
  14. Закон РФ от 9.10.1992 г. с последующими изменениями и дополнениями “О валютном регулировании и валютном контроле”.
  15. Федеральный закон от 15.04. 1993 г. “О вывозе и ввозе культурных ценностей”.
  16. Федеральный закон от 7.07.1995 г. “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”.
  17. Федеральный закон от 29.12.1998 г. “О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики”. Собрание законодательства Российской Федерации. — 1999, № 1. — Ст. 1.
  18. Федеральный закон “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, затрагивающие вопросы валютного регулирования”. - Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002, № 33. — Ст. 3432.
  19. Постановление Пленума Верховного Суда СССР “О судебной практике по делам о контрабанде” от 3.02.1978 г. с изменениями. Сборник постановлений Пленума Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. — М., 1995. — С. 155-158.

 

Литературные источники:

  1. Алиев В.М. Легализация (отмывание) доходов, полученным незаконным путем. Уголовно-правовое и криминологическое исследование. – М., 2001.
  2. Аминов Д.И., Ревин В.П. Преступность в кредитно-банковской сфере в вопросах и ответах. – М., 1997.
  3. Болотский Б.С., Волеводз А.Г., Воронова Е.В., Калачев Б.Ф. Борьба с отмыванием доходов от индустрии наркобизнеса в странах Содружества. М.: Юрлитинформ, 2001.
  4. Босхолов С.С. Политико-правовые проблемы борьбы с “грязными деньгами” в России. – Материалы круглого стола “Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем”, проведенного 25-26 июля 1998 г. в Москве. – М., 1999. – С. 9.
  5. Булатов А.С. Параметры и оценка масштабов утечки капиталов из России. – Деньги и кредит, 1999, № 12. – С. 70.
  6. Верин В.П. Преступления в сфере экономики. М.: ДЕЛО, 1999.
  7. Власть: криминологические и правовые проблемы. – М., 2000.
  8. Волеводз А.Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества. Правовые основы и методика. М.: Юрлитинформ, 2000.
  9. Волженкин Б.В. Отмывание денег. Серия “Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе”. СПб.,1998.
  10. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб: Юридический Центр Пресс, 1998.
  11. Гармаев Ю.П. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (уголовно-правовая, криминалистическая и оперативно-розыскная характеристика, основы методики расследования). М.: Юрлитинформ, 2001.
  12. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М.: ЮрИнФоР,1998.
  13. Гвоздева Е., Каштуров А., Олейник А., Патрушев С. Междисциплинарный подход к анализу вывоза капитала из России. – Вопросы экономики, 2000, № 2. – С. 16.
  14. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск: Красн. ГУ, 1998.
  15. Диканова Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмыванием “грязных” денег. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000.
  16. Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб: Фонд “Университет”, 2000.
  17. Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / Под ред. проф. А.И. Долговой. – М., 2001.
  18. Казиахмедов Г.М. Экономика: государственное регулирование и безопасность. / Монография. – М.: ЮИ МВД РФ, 1996.
  19. Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег. М.: Международные отношения, 1996.
  20. Клямкин И., Тимофеев Л. Теневой образ жизни. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2000.
  21. Коротков А.П., Гусев О.Б., Завидов Б.Д., Попов И.А., Сергеев В.И. Преступления в сфере экономики. Уголовно-правовой анализ и квалификация. М.: ЭКЗАМЕН, 2001.
  22. Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность. Владивосток: изд-во Дальневосточного университета, 2001.
  23. Корчагин А.Г. Экономическая преступность. Владивосток: изд-во Дальневосточного университета, 1998.
  24. Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток: изд-во Дальневосточного университета, 1999.
  25. Криминология / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. – М., 1999.
  26. Криминология / Под ред. проф. В.Н. Бурлакова, проф. В.П. Сальникова, проф. С.В. Степашина. – СПб., 1999.
  27. Криминология / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н. Ю.Н. Аргуновой. – М., 2001.
  28. Криминология – ХХ век / Под ред. проф. В.Н. Бурлакова, проф. В.П. Сальникова. – СПб, 2000.
  29. Кузнецова Н.Ф. О противостоянии легализации незаконных доходов. - Материалы круглого стола “Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем”, проведенного 25-26 июля 1998 г. в Москве. – М., 1999. – С. 19.
  30. Ларичев В.Д., Гильмутдинова Н.С. Таможенные преступления. М.: ЭКЗАМЕН, 2001.
  31. Ларьков А.Н. Криминологические проблемы борьбы с экономической преступностью. – В сб. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. Материалы расширенного заседания Ученого Совета. – М., 2001. – С. 13.
  32. Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности / Монография. – Саратов: СГУ, 1997.
  33. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания / Монография. – Саратов: СГАП, 1997.
  34. Лопашенко Н.А. Комментарий к главе 22 УК РФ “Преступления в сфере экономической деятельности”. – Ростов-на-Дону, 1999.
  35. Лопашенко Н.А. Экономическая преступность: понятие и проблемы борьбы / Статья. – В сб.: “Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики”, Саратов, СЮИ МВД России, 1999. - С.13-25.
  36. Лопашенко Н.А. Экономическая преступность как угроза экономической и иной безопасности / Статья. - Уголовное право. – 2000, № 1. – С. 94-99.
  37. Лопашенко Н.А. Экономическая преступность как угроза безопасности России. /Статья. - Власть, 2000, № 5. – С. 52 – 57. (В соавторстве).
  38. Лопашенко Н.А. Теневая экономика в современной России / Статья. - В сб.: Человек и власть в современной России. – Саратов: изд. центр СГСЭУ, 2000. – Вып. 3. – С. 88 – 92.
  39. Лопашенко Н.А. Экономическая преступность международного характера: состояние и проблемы борьбы / Статья. - В сб.: Современные проблемы борьбы с транснациональной преступностью: Материалы Международной научно-практической конференции (г. Сочи, 9 – 12 октября 2000 г.). – Краснодар, 2000. – С. 132 –141.
  40. Лопашенко Н.А. Границы преступного и непреступного в бизнесе / Статья. - В сб.: Право. Бизнес. Население: Материалы всероссийской научно-практической конференции: В трех частях. Ч. 1. Бизнес и население: правовые аспекты. – Н. Новгород, 2000. – С. 74 – 83.
  41. Лопашенко Н.А. Экономическая преступность: понятие, социальная опасность, некоторые проблемы борьбы и пути их решения / Статья. - Организованная преступность и коррупция. – 2000, вып 2. – С. 40 – 50.
  42. Лопашенко Н.А. Глава 22 Уголовного кодекса нуждается в совершенствовании / Статья. - Государство и право, 2000, № 12. – С. 20 – 27.
  43. Лопашенко Н.А. Качество уголовного экономического законодательства / Статья. - В сб.: Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков. – М.: РУДН, 2000. – С. 305-308.
  44. Лопашенко Н.А. Преступное и непреступное в экономической деятельности / Статья. - В сб.: Государство и право на рубеже веков. (Материалы Всероссийской конференции). – Криминология, уголовное право, судебное право. – М., 2001. – С. 76 – 81.
  45. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. – М., 1999.
  46. Мазур С.Ф. Уголовно-правовая охрана экономической деятельности. М.: Академия управления МВД России, 1998.
  47. Михайлов В.И., Трошкин Е.З., Баньковский А.Л. Противодействие легализации “грязных” доходов: правовые и организационные формы. Минск: ТЕСЕЙ, 2001.
  48. Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления. СПб: Юридический Центр Пресс, 1999.
  49. Пинкевич Т.В. Криминологическая характеристика экономической преступности в России. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001.
  50. Пинкевич Т.В. Преступления в сфере экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика, система, особенности квалификации. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000.
  51. Преступность и реформы в России / Под ред. проф. А.И. Долговой. – М., 1998.
  52. Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью. – М., 2001.
  53. Самойлов А.С. Ответственность за невозвращение валюты из-за границы. – Налоговые и иные экономические преступления / Под ред. проф. Л.Л. Кругликова. – Вып. 3. – Ярославль, 2001. – С. 117.
  54. Сатуев Р.С., Шраер Д.А., Яськова Н.Ю. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе. М.: Центр экономики и маркетинга, 2000.
  55. Скобликов П.А. Имущественные споры и криминал в современной России. – М., 2001.
  56. Тюнин В.И. Некоторые аспекты толкования, применения и совершенствования уголовного законодательства, охраняющего отношения в сфере экономической деятельности. СПб: СПбУ МВД России, 2001.

 

Источники по средствам массовой информации:

  1. Александров С. Вполне приличный бизнес. – Финансовая Россия, № 6, 2000 г. – 17-23 февраля.
  2. Баланс на краю пропасти. - Коммерсантъ - Деньги, 1 июля 1998.
  3. Берентаев К. Легализация нелегального. – Газета “Время по” (Казахстан), 25 мая 2001 г.
  4. Бизнес-класс, № 7. 1998 г.
  5. Валютин А. Предлагают амнистию. На этот раз – деньгами. - Общая газета, 25 января 2001 года.
  6. Голубев М. Астана обогнала Москву в выведении капиталов из тени. - Коммерсант, 15 июня 2001 года.
  7. Делягин М. Проблема оттока капитала и возможные стратегии правительства. – Ведомости, 3 марта 2000 г.
  8. Елизаров А. “Капуста” на экспорт. - Российская газета, 23 декабря 1998 г.
  9. Коваленко Ю. Европа обеспокоена утечкой российских капиталов. - Новые Известия, 17 мая 2001 г.
  10. Козлов С. Казахстан амнистирует “теневиков”. Правительство рассчитывает привлечь полмиллиарда долларов. - Независимая газета, 14 июня 2001 года.
  11. Коммерсант, 25 октября 2000 года.
  12. Коммерсантъ - деньги, № 43, 31 октября 2001 г. – С. 10.
  13. Коммерсантъ - деньги, № 44, 6 ноября 2001 г. – С. 8.
  14. Лебедев А. Проблему утечки капиталов надо решать общими усилиями. – Независимая газета, 17 апреля 2001 г.
  15. Лес рубят, а доллары улетают. Российская газета, 17 октября 1998 года.
  16. Лифшиц А. Вернись, я все прощу. Заметки об утечке капитала из России. – Известия, 7 февраля 2001 г.
  17. Лопатин И. По следам “убегающих” капиталов. - Российская газета, 25 декабря 1998 г.
  18. МВД рапортует об остановке утечки капиталов из России. – Известия, 21 июня 2000 г.
  19. Мещерский А. Наши доллары тянет за рубеж. – Аргументы и факты, 2000, № 14.
  20. Мкртчян Г. Как сделать наше авто о-очень “зелёным”. – Комсомольская правда, 8 апреля 1998 года.
  21. Независимая газета, 14 июня 2001 г.
  22. Орешкин В. Баланс на краю пропасти. - Коммерсантъ - Деньги, 1 июля 1998 г.
  23. Пономарев Д. Отток капитала не всегда вреден. – Независимая газета, 27 июня 2001 г.
  24. Российская газета, Бизнес-приложение. - 5 мая 2001 г.
  25. Тарасов Б. Возвращение блудного капитала. – Труд, 28 июня 2001 г.
  26. Чичикова И. Не прячьте ваши денежки. Быть экономической амнистии в стране или нет? - Новое поколение, 7 января 2000 года.
  27. Утечка капиталов из России доходит до 2 миллиардов долларов в месяц. – Деловой мир, 2 апреля 1997 г.

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2019, security2001@mail.ru