реклама
ЭКСПЕРТИЗА САЙТОВ НА СЛИВ ИНФОРМАЦИИ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ С РАЗЛИЧНЫХ НАКОПИТЕЛЕЙ В КИЕВЕ
уход за растениями - озеленение - фитодизайн
реклама

proxy  статьи  библиотека  softice  free_юр.консультация  hard  iptv
рекламодателям  фирмы/add  расшифровка штрих-кодов  links/add

http://kiev-security.org.ua

Содержание

Транснациональная организованная преступность. Виды основных мировых организаций

Среди рассматриваемых транснациональных преступных организаций прежде всего выделяется итальянская мафия, обладающая одной из самых сложных тайных структур и характеризуемая классическими принципами собственного построения. Под итальянской мафией обычно понимается сицилийская мафия или “Коза ностра”, неаполитанская “каморра”, калабрийская “ндрангета”, а также “Сакра корона унита” из Апулии, созданная “Коза нострой” для использования морского побережья этого региона с целью незаконного оборота наркотиков.

Из перечисленных организаций наиболее заметной, имеющей ярко выраженный транснациональный характер, является сицилийская мафия. Сохраняя многие из своих традиций, сицилийская мафия является вместе с тем динамичной и хорошо приспосабливающейся к новым условиям структурой. Это позволило ей выйти из местного национального уровня деятельности на уровень транснациональный. Хотя ее деятельность по-прежнему носит региональный характер, а ее оплотом по-прежнему является Южная Италия, “Коза ностра” приобретает все более отчетливые формы транснациональной корпорации.

Структура сицилийской мафии складывалась на протяжении веков. Луиджи Барцини описывает четыре уровня организации, которые составляют сицилийскую мафию. Первый - “семья” - составляет ядро. На протяжении поколений каждый глава такой семьи завещал ее своему старшему сыну. Однако “семья” состояла не только из кровных родственников, но и формировалась на основе фиктивного родства и крестного отцовства.

Второй уровень представляет группа из нескольких семей, которые объединяются вместе в ассоциацию для поддержки друг друга в осуществлении своих целей. Такая ассоциация называется “коска” (cosca), одна из семей и ее глава признаются верховной. Типичная cosca редко состоит более чем из пятнадцати иди двадцати членов, в центре которой стоят четыре или пять кровных родственников. Эта ассоциация лишена какой-либо строгой (жесткой) организации: это просто "друзья друзей", которые являются ее членами и одновременно представляют собой “квалифицированных людей”. Cosca устанавливает рабочие взаимоотношения с другими союзами, соблюдая территории и границы. Гибкость предохраняет cocsa от обюрокрачивания: "необходимость постоянно расширять сферу деятельности сети социальных взаимосвязей усиливает неспособность создания стабильной организационной структуры" . Мафиозо преуспевает, потому что в его распоряжении находится сеть взаимосвязей. В результате он способен действовать как посредник, предоставляя разнообразные услуги. В ответ он требует только привилегию на занятие своей деятельностью.

Третий уровень достигается, когда создается союз, объединяющий несколько подобных ассоциаций, называемый “consorterie”, в котором одна cosca признается верховной, и ее руководитель является лидером такого союза - боссом боссов. "Это происходит спонтанно... когда боссы отдельных ассоциаций осознают, что один из них стал более могущественным, у него больше людей, больше друзей, больше денег, более высокопоставленные покровители”. Последние на Сицилии образовывали “onerata societa” почетное общество, представляющее собой высший уровень организации мафии.

В целом эта структура представляет собой гибкую, разветвленную сеть мелких группировок, объединенных в единый союз. Современная структура сицилийской мафии стала еще более совершенной и в высших звеньях организации приобрела признаки корпоративной модели, хотя сетевая модель является базой для организации низовых ее звеньев.

В настоящее время, например, 1500 членов, представляющих 67 семей действуют в одной только провинции Палермо. Каждая семья имеет главу, который выбирается из членов семьи. Управлять семьей всегда помогает советник. Ниже стоят “сержанты”, каждый из которых возглавляет более мелкие объединения от 5 до 20 рядовых членов –“солдат”. Объединение из трех семей возглавляет “полковник”, который отвечает за их деятельность перед региональным комитетом, правительством “Коза ностры”.

При соотношении такой структуры организации с ранее рассмотренными моделями, очевидно, что даже внутри отдельных звеньев сицилийская мафия построена с использованием принципов бюрократической модели. В то же время отдельные ее звенья, особенно на низшем уровне, увязаны между собой в гибкую сетевую структуру.

Стоит заметить, что калабрийская мафия – ндрангета представляет собой разновидность сицилийской, а значит и принципы организации у них являются сходными. Неаполитанский вариант итальянской мафии - каморра, по мнению Эрнесто Серао, в отличие от сицилийской мафии является более высокоорганизованной и дисциплинированной. Ее структура основана на классических корпоративных принципах организации. Современная каморра по-прежнему дислоцируется в Неаполе, и действует в союзе с сицилийской мафией, а значит и принципы ее преступной деятельности становятся сходными с последней.

Применительно к американской организованной преступности, куда с потоком мигрантов переместились основные силы итальянской мафии, справедливым будет отметить, что “крестные отцы” итало-американской организованной преступности Аль Капоне, а в более поздние годы - Джон Готти, босс преступной семьи Гамбино, будучи выходцами из Неаполя, более склонялись к каморре в вопросах организации и деятельности своих семей.

Основной единицей внутри современной итало-американской преступности по-прежнему является "семья" или borgata. Фактическое название, под которым известна группа, может тем не менее меняться. В Новой Англии, например, это "Офис"; в Чикаго - это "Outfit". Группы в центральном районе Нью-Йорка известны как "Семьи". Хотя какое-то количество членов могут быть родственниками, термин Семья не означает родство по крови или в результате брака (вот почему термин пишется с заглавной буквы). По данным Президентской Комиссии, насчитывается двадцать четыре таких группы – “Семьи LCN” (La Cosa Nostra), общее количество членов которых достигает 1700. Половина из них составляют пять Семей Нью-Йорка . Каждая преступная группа состоит из членов и помощников. Их структура в основном базируется на сетевой патримониальной модели. Член, обычно имеющий итальянское происхождение, как патрон находится в центре клиентов, членами не являющихся. Последние составляют действующую (боевую) единицу для координирования преступной деятельности.

Члены и помощники объединяются в группы, полунезависимые единицы, которыми номинально руководят “капитаны”. Таким образом, вокруг каждого капитана вращаются его помощники, занимающие самую низшую ступеньку иерархии и официально принятые в Семью . Члены являются патронами для посторонних клиентов, т.е. тех, кто не является членами Семьи.

В центре структуры итало-американской организованной преступности находится босс, который, как правило, имеет советника и заместителя. Каждая группировка связана с другими семьями по всей стране посредством босса, суверенитет которого принимается другими боссами.

Анализ описанной структуры итало-американской преступности таким образом также позволяет констатировать сочетание принципов корпоративной и сетевой моделей в структуре организации преступной деятельности. Подтверждение эта гипотеза находит в том, что смешение этих моделей в итало-американской организованной преступности до сих пор вызывает споры ее исследователей, которые в равной степени находят в ней черты как корпоративной, так и сетевой структур .

Итальянская мафия представляет собой традиционно европейскую модель организации организованной преступной деятельности в Европе. В Азии транснациональная организованная преступная деятельность осуществляется целым рядом известнейших и старейших преступных организаций, имеющих сходные характеристики их структурных моделей. Речь идет о китайских “триадах”, японской “якудза”, вьетнамских группировках.

Китайские триады , история развития которых насчитывает тысячи лет, в последнее десятилетие значительно усилили свои ряды. Если в 1986 году было выявлено 197 тыс. преступных группировок с общим количеством 876 тыс. членов, то уже в 1994 году рост в отношении числа преступных групп составил 306% (на 154 тыс. группировок стало больше), а количество их членов увеличилось на 547 тыс., что составляет 403% по сравнению с базовым годом. До 1986 года существовало очень немного групп, хорошо организующих свою преступную деятельность. Однако с 1986 года прослеживается высокий рост числа сплоченных, высокоорганизованных формирований подпольного типа.

Традиционно модель организации триад представляет собой жестко централизованную иерархию с шестью основными позициями. Первую позицию занимает лидер “сан шу”, известный также как “лунг тао” (голова дракона) или “тай ло” (большой брат). В его подчинении находится четыре ранга руководителей, отвечающих за различные конкретные аспекты деятельности организации, и рядовые члены.

На второй позиции находятся руководители отдельных организаций, или целого их ряда, входящих в триаду, называемые “фу шан шу”, и специальный человек “синг фунг”, который руководит вербовкой новых членов. Третью позицию занимают инфорсеры, боевики - “хунг кван”, возглавляющие оперативно действующие группы триад. Существует специальная должность для осуществления взаимосвязи с другими преступными сообществами и организациями –“шо хай”, а также эксперт по административным и финансовым вопросам “пак тсе син”, находящиеся соответственно на пятой и четвертой позициях. В самом низу, на шестой позиции, находятся простые члены или солдаты – “сей коу джай”.

Иерархический авторитарный стиль организации подчеркивает следующий факт. Все должности в китайских триадах принято обозначать определенными цифрами. Лица, занимающие значительные позиции в этой преступной организации, обозначаются трехзначной цифрой, начинающейся с 4, что соответствует старинной китайской легенде о том, что мир окружают четыре моря. Так, лидер “сан шу”, возглавляющий общество триад в отдельном городе или на географической территории, называется “489”; инфорсеры “хунг кван” - 426; “шо хай”, ответственный за связи с другими преступными группами – 432; административный и финансовый эксперт – 415. Простые члены, не имеющие рангов, называются двузначным номером “49” .

Руководящая верхушка является своеобразным “мозговым центром”, определяющим направление и характер деятельности триад. По сути последние представляют собой феодально-патронимические организации, главари которых обладают неограниченной верховной властью. Относительно крупные организации делятся на отдельные отряды, имеющие свои собственные наименования. Каждый из членов такого братства, в зависимости от возраста, принадлежит либо к большому, либо к малому отряду и подчиняется распоряжениям и приказам своего командира.

При определении модели организации транснациональной преступной деятельности китайских триад, несомненно, можно сделать вывод о корпоративном характере структуры этих организаций. Об этом свидетельствует их иерархическое построение при централизации руководящих полномочий на вершине.

Между тем аналитики до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно степени организованности триад. Происходит это потому, что при наличии строго формализованной структуры руководящего уровня, исполнительные звенья, осуществляющие непосредственную преступную деятельность, действуют в рамках гибкой сетевой системы, которая может меняться в зависимости от той или иной проводимой преступной операции. Такое сочетание корпоративной и сетевой моделей характерно для наиболее известных триад, занимающихся транснациональной преступной деятельностью: “Сунь Е Он”, “14К”, “Во Хоп Ту” и “Во Он Лок” .

Близкой к триадам по модели организации является вьетнамская мафия, получившая прозвище “змея”. По структуре она действительно напоминает змею, поскольку принцип транснациональной деятельности таков: сначала появляется “голова”, устанавливающая контакты с властными национальными структурами, затем уже медленно подтягиваются основные силы – бесконечное “тело” змеи. Внутри же группировки установлена жесткая иерархия, железная дисциплина и тотальный контроль за каждым членом сообщества.

Эти организации имеют в основном транснациональный характер деятельности, они тесно связаны с этническими диаспорами эмигрантов в европейских, азиатских и американских странах. Например, в Соединенных Штатах активно действуют китайские группы, называемые “тонгами” и состоящие в основном из эмигрантов, которые раньше были членами триад. Кроме того, активно действуют смешанные китайско-вьетнамские группы, а также китайская преступная организация “Зеленые драконы”. Президентской комиссией установлена прямая связь между триадами, базирующимися в Гонконге, и китайскими организованными преступниками в Нью-Йорке.

Японская якудза или “борекудан” на конец 1996 года насчитывала 79900 членов, из которых 67% приходилось на три крупнейших синдиката: Ямагучи –гуми (400 групп, около 23000 членов); Инагава-кай (140 групп, более 7000 членов) и Сумиеси-кай (112 групп, 600 членов). Общее количество преступных формирований, официально зарегистрированных как “борекудан”, в 1998 году – 23 сообщества.

В структурном отношении триады и якудза имеют много общего. В модели, используемой для построения групп якудза, используются те же принципы вертикальной структуры с “головой дракона” во главе, как и у китайских триад, только называется такой лидер (босс, обладающий неограниченной авторитарной властью) - "каичо". Особенностью якудза является ограниченный, по сравнению с триадами, перечень позиций руководящего звена. Босс имеет только заместителя или капитана, называемого “вакато”, все остальные позиции занимают рядовые солдаты “вакаи шу”. Между тем, в борекудан проводят тщательное разграничение между ее членами (кумин) и теми, кто не был посвящен в секреты организации, не прошел специальную церемонию посвящения (джан-кумин), и потому находится на самой нижней ступени в мире якудза.

Кроме того, существуют и различия рангов и титулов в различных группах этой преступной организации. Установление силовой, авторитарной иерархии, как правило, происходит внутри семейных групп. Это позволяет членам семьи, находящимся на следующей за лидером позиции, учиться руководить семьей, использовать имя семьи, в соответствии с тем престижем, который она имеет, возглавлять отдельные звенья семьи, чтобы со временем стать ее лидером.

Борекудан имеют свою территорию и кодексы поведения, члены этих объединений связаны между собой псевдородственными отношениями преданности. Обряд посвящения означает отречение от кровных родителей и признание босса фактическим отцом. Система отношений в организованных преступных группах характеризуется тем, что господствует патерналистское покровительство со стороны лидера, что создает атмосферу солидарности наподобие семейных отношений.

Таким образом, группа якудза представляет собой псевдосемью-клан. Псевдосемейные отношения обеспечивают преступной группировке устойчивые связи не только между боссом и членами организации (за счет традиционных ценностей японского института семьи, в основе которого лежит конфуцианская концепция со строгой регламентацией места и поведения каждого ее члена), но и высокую степень сплоченности между ее членами (отношения старших и младших братьев). Не только вертикальные, но и горизонтальные отношения связывают членов одного ранга.

Жесткая корпоративная модель структуры характерна для отдельных звеньев – семейных групп, составляющих крупнейшие транснациональные организации якудза. Однако судя по количеству этих звеньев, достигающих в крупнейших организациях нескольких сотен, низовые горизонтальные структуры все-таки организованы с использованием принципов сетевых моделей.

Еще более уникальными в структурном построении являются колумбийские картели . Среди других известнейших транснациональных преступных организаций, колумбийские семьи являются наиболее высокоорганизованными корпорациями для занятия преступным бизнесом, который основывается на таких эффективных принципах управления, как специализация и разделение труда. Традиционно колумбийские картели представляли собой известные торговые династии, большинство из которых имело патриархальную авторитарную структуру, требующую абсолютной дисциплины и преданности.

В настоящее время колумбийские картели являются основными производителями и поставщиками кокаина на мировой рынок наркотиков. До 80% произведенного в мире кокаина, сырье для которого произрастает только в трех Южноамериканских странах: Боливии, Перу (70%) и Колумбии (30%), распространяется двумя известнейшими наркотическими картелями, расположенными в колумбийских городах Медельине и Кали. Медельинский и калийский картели главенствуют на мировом рынке наркотиков, производя по 715 тонн кокаина в год.

Как в любой большой корпорации, лидеры, например, Калийского картеля имеют репутацию консервативных менеджеров. В главном офисе есть исполнительный директор и ряд вице-президентов для выполнения конкретных функций: реализации продукции, организации ее транспортировки, продажи, финансовой деятельности и силового прикрытия. Зарубежные филиалы созданы для импортирования, продажи и распространения продукции. Распоряжения из главного офиса являются обязательными для зарубежных филиалов, а контроль над ними со стороны корпорации осуществляется круглосуточно.

Таким образом, основные руководящие уровни в колумбийских картелях, несомненно, структурированы с использованием вертикальных корпоративных принципов, присущих любой легальной или нелегальной бюрократической организации. Между тем абсолютно по иной схеме построены нижние уровни этих преступных корпораций. Здесь использована узкоспециализированная ячеистая структура с тщательным разделением между ячейками функций и сбором лишь той информации, которая действительно необходима картелю.

Каждая ячейка возглавляется “ caleno” и состоит из родственников и соседей. Заработная плата членам ячейки поступает на счета, контролируемые корпорацией, и если ими допускается хоть малейшая ошибка, счета дебитуются. Кодекс поведения для членов является жестко-силовым. Система не позволяет ошибаться, и никогда не дает своим членам второго шанса. Если ошибка такова, что влечет за собой смертельный приговор, он применяется не только к провинившемуся члену ячейки, но и ко всей его семье. Кроме того, родственники используются как заложники в ходе осуществления операций с наркотиками. Они служат страховкой безопасности деятельности ячейки на случай непредвиденных событий или ареста участников операции.

Такой модульный подход позволяет ограничить ущерб, который может быть нанесен правоохранительными органами. Трудности выявления таких ячеек и влияния на их деятельность государства обусловлены тем, что членство в этих ячейках резко ограничено только теми людьми, которых лично знает “коленос”.

Таким образом, нижние звенья колумбийских преступных корпораций представляют собой обширную сеть изолированных друг от друга ячеек, находящихся под жестким контролем и руководством сверху. Безопасность корпорации и четкое выполнение предписанных функций обеспечено внутренним взаимным контролем, основанном на страхе за свою жизнь и жизнь своих семей, а также жестком ограничении информации как о деятельности организации, так и о ее членах..

Такое сочетание ярко выраженных корпоративных и сетевых принципов организации присуще традиционным колумбийским картелям. Получение сверхприбылей в результате осуществления лишь одного из видов преступной деятельности подтверждает его эффективность.

Вместе с тем, жесткая борьба государства с наркомафией, острие которой было направлено на описанные крупнейшие преступные корпорации, несколько ослабила их позиции вследствие арестов большинства лидеров. С 1995 года на традиционно колумбийском кокаиновом рынке появляются два новых картеля “ Cartel de la Costa” и “ Norten Valle del Cauca”. Последние при организации своей структуры предпочли не использовать жестко централизованную систему, опирающуюся на широкую сеть низовых звеньев, которая, в частности, и страдала от того, что арест лидеров нарушал планомерную работу всей корпорации. Эти картели делают ставку на подвижные, маленькие, высоко агрессивные группы, не имеющие высокой организованности и жестко неконтролируемые, в отличие от традиционных картелей.

Таким образом, анализ структуры построения современных крупнейших преступных транснациональных организаций мира позволяет сделать вывод об использовании ими сочетания определенных принципов организации собственных структурных элементов. В борьбе с конкурентами и правоохранительными органами, в погоне за сверхприбылями выживают лишь те преступные организации, которые имеют сложную комбинированную структуру, модель которой представляет собой своеобразный “зонтик”, где на жестком стержне корпоративного управления гибко фиксируется сеть отдельных самостоятельных исполнительных звеньев. В такой модели легко заменить новой каждую вышедшую из строя часть, легко управлять всеми звеньями, а также обеспечивать безопасность всей системы, используя аморфный характер низовых звеньев и тщательно скрывая стержень организации, который при необходимости может быстро “сложится”, скрывшись за многочисленными “складками зонтика”. Пространство, которое находится под сенью такого “зонта”, может составлять территории нескольких стран или полмира, в зависимости от размера, сфер деятельности и влиятельности на мировых рынках данной транснациональной преступной организации.

Не имеющие глубоких исторических корней, современные национальные преступные организации, приобретающие транснациональный характер деятельности, вынуждены совершенствовать свою структуру для собственной безопасности и мобильности в управлении филиалами, находящимися вне пределов территорий страны-происхождения, либо страны основного базирования, наиболее безопасного для всей организации в целом. Поэтому структура таких организаций постоянно модернизируется, что помогает им легко и быстро приспосабливаться к изменяющимся внешним условиям. Как правило, преступные организации, развивающие транснациональную деятельность для того, чтобы не допускать уже известных ошибок, учитывают существующий в этой сфере опыт традиционных преступных синдикатов, постоянно совершенствуя его.

В результате структура их организации и управления становится более сложной, многозвенной и многоуровневой. Это позволяет при необходимости либо сворачивать свою деятельность до минимальных размеров при значительном противодействии правоохранительных органов или конкурентов, либо перемещать ее с последующим широким распространением в страны с наиболее благоприятной для соответствующего вида деятельности законодательной и экономической ситуацией.

Основная модель современной транснациональной преступной организации все более усложняется. Возникновение промежуточных уровней управления позволяет руководящему ядру заниматься только стратегией развития организации. Это избавляет их от необходимости организации непосредственной преступной деятельности, а значит и от социального контроля. Сохраняя таким образом жестко структурированный корпоративный центр управления, данная модель позволяет избавиться от недостатков бюрократической структуры, органично сочетая ее с гибкой сетевой, аморфной моделью организации на уровнях осуществления преступной деятельности.

Такую сложную модель структуры демонстрирует в частности, российская организованная преступность. Стоит заметить, что поскольку транснациональная деятельность российских преступных организаций не имеет длительной истории, особенности ее структуры только начинают проявляться. Однако уже сейчас видно, что она заключает в себе самые современные принципы организации.

Хотя следует отметить, что масштабы ее транснациональной преступной деятельности, а соответственно и угроза для других стран, несколько преувеличены, так как законодательная, политическая и экономическая ситуация внутри России создают самые благоприятные условия для осуществления преступной деятельности и получения прибыли внутри национальных границ при относительно высоком уровне собственной безопасности. И если бы не слабая банковская, кредитно-денежная системы и неустойчивая экономическая политика, не позволяющие легализовать огромные прибыли (а особенно сохранять их и надежно инвестировать в отечественную экономику, что вынуждает преступные организации использовать оффшорные зоны и западные банки), а также значительная разница мировых и внутренних цен на сырье, товары и услуги, транснациональная деятельность российской организованной преступности вообще бы имела незначительное распространение.

Модель организации российской мафии можно представить как иерархическую структуру, которая представляет собой своеобразную пирамиду, состоящую, по крайней мере, из трех основных уровней, вершиной которой является организационно - управленческое звено, вплотную к нему примыкает организационно - вспомогательное, и в основании лежит непосредственно - исполнительское.

Организационно - управленческое звено представляет собой руководящее ядро, являющееся, как правило, коллегиальным органом, в котором управление осуществляется группой лиц, имеющих фактически равное положение. Оно включает в себя два блока функций: стратегическое и текущее управление. Стратегическое управление заключается в разработке общей стратегии преступной деятельности; общих тактических приемов и средств совершения преступлений; в концентрации средств преступной организации и контроле за их поступлением и расходованием; разработке общих мер противодействия социальному контролю.

Текущее управление состоит во внедрении конкретных приемов и методов преступной деятельности; руководстве конкретными ее видами; учете средств и поиске каналов их вложения; решении "кадровых" вопросов и т.п.

Организационно – вспомогательное звено обеспечивает безопасность и эффективное функционирование преступного сообщества. Это звено занимается разведкой и контрразведкой, установлением коррумпированных связей, с помощью которых поступает необходимая преступникам информация и реализуются меры по нейтрализации социального контроля (изъятие и уничтожение отдельных процессуальных документов или уголовных дел, получение сведений о потерпевших или свидетелях с целью оказания на них давления и др.). В функции этого звена входит и получение информации о выгодных и безопасных направлениях дальнейшей преступной деятельности, а также ее организация. В структуре этого уровня могут выделятся промежуточное руководящее ядро, группы для обеспечения безопасности и организации преступной деятельности.

Непосредственно – исполнительское звено готовит и совершает конкретные преступления. Его основные функции состоят в руководстве исполнительскими группами и совершением конкретных преступлений, в транспортировке, охране, реализации предметов добытых преступным путем, в организации деятельности посредников и связников и т.п.

Как правило, состав низовых сетевых звеньев очень разнообразен. Это связано, с одной стороны, с функциональными особенностями их преступной деятельности, а с другой – со спецификой их коммуникативных связей внутри таких групп, определяющих все разнообразие взаимоотношений между их членами, а также их структуру.

В юридической и социологической литературе выделяется широкий спектр форм коммуникативных связей в преступных группах. В частности, выделяются разновидности структурных систем, имеющих централизованный и децентрализованный характер. Представляется, что структурной характеристике групп, являющихся сетевыми звеньями организованной преступности, не свойственна децентрализация, которая более характерна для преступности групповой. Для структуры организованных преступных групп, составляющих сетевые звенья организованной преступности, более присущи такие виды коммуникативных связей как внутри группы, так и с вышестоящими звеньями, как, например, “колесо”, “зонтично-стержневая”, “комбинированная” и “сложная” структуры.

Колесо представляет собой централизованную систему коммуникации, в которой информационные и иные внутригрупповые процессы замыкаются на лидере, осуществляющем связь с вышестоящими звеньями и выполняющем роль “бригадира”, передаточного звена, управляемого сверху корпоративными методами. При такой организации изоляция второстепенных участников группы никак не влияет на продолжение ее криминальной активности, так как обычно они не осведомлены ни о деятельности других участников, ни об их количестве.

Слабым звеном такой структуры является сам лидер, которого знает каждый из участников группы, поэтому “колесо” чаще используется для организации деятельности относительно самостоятельных подгрупп, связанных с лидером организованной низовой группы через промежуточного управляющего, являющегося руководителем данной подгруппы, т.е. с использованием элементов “зонтично-стержневой” структуры.

Зонтично-стержневая система коммуникаций представляет собой другую разновидность централизованной формы организации, так как все коммуникативные процессы также замыкаются на лидере группы, осуществляющем внешнее управляющее воздействие через одного из ее участников, используя внутреннюю самоорганизацию. Изоляция лидера в этом случае может и не привести к прекращению деятельности группы, поскольку функции управления в таких случаях переходят к тому участнику, который играл роль передаточного звена в управлении группой. Обычно этот вид структурной организации также используется как одна из разновидностей связей в сложных структурных элементах российской организованной преступности.

В организованных группах с комбинированной структурой система коммуникативных связей между участниками может быть двух и более видов, присущих как централизованным, так и децентрализованным их формам. Такая организация в большей степени оберегает группу от случайного провала, позволяет обезопасить руководящие звенья, а также дифференцировать ее деятельность. Из централизованных видов коммуникативных связей здесь могут быть использованы “колесо” и “зонтично-стержневая” структура, из децентрализованных элементы “цепи”, когда каждый участник, связан только с последующим, и “полной” структуры, когда все участники взаимодействуют между собой.

О сложной структуре можно сказать то, что фактически она представляет собой общую схему организации структуры организованной преступности. “Сложная” структура характеризуется совокупностью относительно самостоятельных подгрупп, имеющих своих лидеров и свою структуру внутренних и внешних коммуникативных связей с другими подгруппами и вышестоящими звеньями.

Рассмотренные типы структурной организации позволяют унифицировать пеструю картину, которую представляет в настоящее время российская организованная преступность, в том числе и те ее звенья, которые занимаются транснациональной преступной деятельностью. Кроме того, понимание вида существующей коммуникативной связи между членами отдельных звеньев и последних между собой, а значит и их структуры и взаимосвязей, позволяет выработать соответствующую тактику раскрытия всей сети, включая ее руководящие звенья.

В этой связи представляется неоправданным отнесение к структуре российской организованной преступности выделение ее разновидностей по типу деятельности. Например, В.С. Овчинским выделялось пять основных видов преступных формирований: “лжепредпринимателей”, “гангстеров”, “расхитителей”, “ коррупционеров” и “координаторов” (элита преступного мира: “воры в законе” и авторитеты”). Между тем критерий выделения приведенных типов не позволяет говорить о видах взаимосвязей между ними и не определяет специфики организационных принципов.

В целом оценивая структуру российской организованной преступности, хочется еще раз подчеркнуть ее сложный характер, органичное сочетание классических организационных моделей деятельности, присущих ведущим мировым преступным синдикатам, привнесение в эти модели современных способов организации, позволяющих успешно уходить от социального контроля элитной группе лидеров и эффективно самовоспроизводить организованную преступность в целом.

Описанные здесь основные модели организации являются наиболее характерными для преступных сообществ, занимающихся транснациональной преступной деятельностью, поскольку сам характер такой деятельности предопределяет их более сложную структуру. Высокая степень приспосабливаемости к существующим в различных странах условиям осуществления преступной деятельности, а также к их изменению, связана со способностью совершенствования структуры организации. Чем выше такая способность, тем более защищенной и доходной является транснациональная преступная деятельность. Чем консервативнее и жестче структура преступных организаций, осуществляющих такую деятельность, тем более они подвержены социальному контролю и вытесняющему влиянию конкурентов с традиционно занимаемых рынков сбыта товаров и услуг.

Поэтому основные модели организации всех ведущих транснациональных преступных синдикатов в настоящее время совершенствуются, эффективно сочетая традиционные элементы структуры с современными принципами организации деятельности. Большинство из них имеют корпоративно-сетевой характер, который несомненно имеет свои национальные особенности, но вместе с тем является той основой, на которой строится организация и деятельность мировой транснациональной организованной преступности.

2002

Содержание

HOME


Если у вас есть сайт или домашняя страничка - поддержите пожайлуста наш ресурс, поставьте себе кнопочку, скопировав этот код:

<a href="http://kiev-security.org.ua" title="Самый большой объем в сети онлайн инф-ции по безопасности на rus" target="_blank"><img src="http://kiev-security.org.ua/88x31.gif" width="88" height="31" border="0" alt="security,безопасность,библиотека"></a>

Идея проекта(C)Anton Morozov, Kiev, Ukraine, 1999-2020, security2001@mail.ru